Русская линия
Русский дом Кирилл Тузов04.02.2008 

Забытый смысл знакомых слов
Непродуманная политика государств в сфере межнациональных отношений зачастую порождает конфликтные ситуации, затрагивающие судьбы многих тысяч людей

Сегодня не только наша страна, но и бывшие республики, входившие в состав СССР, а также страны бывшего «социалистического лагеря», переживают трудный период становления самостоятельной государственности.

Общественности этих стран внушают мысль о забвении общего прошлого с Россией. Правящие круги решили, что для них наиболее выгодным станет путь максимального идеологического и мировоззренческого отдаления от неё. Средством реализации такого рода «проекта» стала шовинистическая политика.

Государственные и общественные деятели постоянно делают акцент на то, что Россия, а впоследствии и Советский Союз, разрушали и уничтожали самобытность и оригинальную культуру малых народов, без конца предпринимали попытки их ассимиляции. Утверждается, что имел место и геноцид. Такая пропаганда уже помогла вырастить во многих государствах целое поколение людей, ненавидящих Россию и русских. В самой России обострились межнациональные отношения между народами, проживающими на территории нашего государства, и между коренным населением и мигрантами, в особенности в больших городах. Негативное отношение мигрантов к русским вызвало сильнейшую реакцию со стороны русского населения. Из многочисленных мелких происшествий и конфликтов возникает огромный по своему масштабу межгосударственный и межнациональный конфликт, ведущий к взаимной непримиримости, ненависти.

Нельзя обойти вниманием и факт появления «непризнанных республик» в составе близлежащих стран. Народы их видят в России страну, способную защитить их.

А что такое истинный национализм в отличае от местечкового шовинизма и интернацизма? Может ли возвращение к национальным корням народа обернуться регрессом?

На этот вопрос пытались дать ответ многие российские философы на рубеже XIX и XX вв., видевшие кризис Российской империи, впервые столкнувшиеся с космополитизмом и интернационализмом, а затем и с революцией, коренным образом изменившей жизнь России, с самоопределением малых народов и их похожими на сегодняшние националистическими амбициями.

До революции в России под словом «нация» часто понимали не человеческое племя, выделяющееся по своим биологическим признакам и проживающее на исторически определённой территории (такое мнение распространено сегодня), но людей, которых объединяли общая вера, общий дух. Эта точка зрения вполне оправдывает себя. Нельзя же сказать, что Екатерина II (принцесса Ангальт-Цербская), немка по происхождению, не была русской по духу Императрицей? А кем был князь Багратион, герой Отечественной войны 1812 года, сражавшийся за Россию вместе с русскими солдатами?

Для русского философа Ильина Ивана Александровича (1883 — 1954 гг.) национализм неотделим от патриотизма, а «патриотизм, как состояние радостной любви и вдохновенного творчества есть состояние духовное, тот, кто говорит о родине, разумеет (сознательно или бессознательно) духовное единство своего народа».

«Патриотическое единение есть разновидность духовного единения…», именно поэтому каждый патриот (по Ильину) — националист, националист истинный, а истинный национализм «есть любовь к духу своего народа и притом именно к его духовному своеобразию».

«Настоящий патриот видит не только духовные пути своего народа, но и его соблазны, слабости и несовершенства».

Иван Александрович Ильин пишет, что «национальная гордость не должна вырождаться в тупое самомнение и плоское самодовольство, она не должна внушать народу манию величия».

Истинный националист никогда не станет умалять достоинств другого народа, никогда не станет декларировать главенство своей нации над всеми остальными.

Самой большой опасностью для человечества Ильин считал интернационализм, который «отрицает родину и национальную культуру, и самый национализм, и духовный акт своеобразно-национальной культуры». Интернационализм не способен дать никакого духовного развития, он не способен даже синтезировать все многочисленные национальные культуры в одну «всечеловеческую», он не принесёт ничего, кроме «всеснижения и всесмешения».

Отношения между нациями в идеале должны строиться на взаимном уважении к их духовным достижениям, каждому человеку должен быть открыт дух каждого из народов.

Понятия «дух», «духовность» — ключевые для понимания философии Ильина, в т. ч. для понимания его осмысления нации, народа, человека. Ильин — религиозный мыслитель, по его мнению, дух народа, нации, дух родины происходит от Бога, от Святого Духа, и гармония человеческого духа и духа нации, родины достигается путём их отождествления, признания их общности и неразрывности.

Ильин считает национализм единственно верным путём развития, способным привести человечество к гармонии, диалогу мировых национальных культур, объединению людей не на основе истребления их национального самосознания, а на основе уважения каждого человека, каждой нации к духу других народов, к «сверхнационализму».

Множество мыслителей, публицистов и руководителей движений придерживались жёсткой, непримиримой, в некоторой степени агрессивной позиции, получившей название имперского национализма. Суть его изложил в своих «Письмах к ближним» один из крупнейших публицистов начала XX века Михаил Осипович Меньшиков (1859 — 1928 гг.).

Русский национализм для него — понятие сложное и многогранное, сочетающее в себе как духовные качества, так и природное родство людей, это и «редкое состояние, когда народ примиряется с самим собою, входит в полное согласие, в равновесие своего духа и в гармоническое удовлетворение самим собой», и «глухой протест крови» против представителей иных национальностей, «инородцев»".

Основную опасность для России Меньшиков видит в утрате национальной (русской) власти, в скрытом нашествии «инородцев», закрепившихся во властных и торговых структурах. «Дать закономерный, но ощутимый отпор этому внутреннему „нашествию иноплеменных“ — цель национального движения», — пишет он.

В современной России широко распространены такие взгляды. Однако в либеральном общественном и государственном сознании национализм воспринимается как явление исключительно негативное, как устаревшая система общественнополитических взглядов, как проявление агрессии.

И потому русский национализм, который зародился как концепция мирного сосуществования всех народов на территории уникального многонационального государства Россия, зародился как альтернатива космополитической идее, чтобы обеспечить каждому народу достойное существование и неприкосновенность самобытной культуры, — не стал общегосударственной идеологией.

Россия сегодня стоит у истоков построения новой государственности, и новой стране потребуется новая социальная концепция, определяющая характер всех общественных отношений. И русский национализм в его первичном смысле вполне может претендовать на роль официальной идеологии России.

Такая идеология покажет историческое единство разных народов, будет гарантировать их истинное равенство. Именно русский национализм способен сформировать новую систему ценностей, новую нравственность в противовес глобализму и западному космополитизму.

http://www.rusdom.org/node/92


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru