Русская линия
Русский вестник Пётр Мультатули02.02.2008 

Новое о подвиге русского героя

Сегодня только ленивый не пишет что-нибудь «по истории». Пишут драматурги, писатели, геологи, штангисты, астрономы-математики. В результате получается что угодно, только не исторический труд. Современным писателям, профессиональные историки сегодня всё больше вымирают как класс, не хватает элементарного исторического профессионализма. Это объясняется с той лёгкостью, с какой нынче подходят к истории. Нельзя себе представить, чтобы, скажем, дворник пришёл в операционную и стал бы делать хирургическую операцию. Его немедленно выгонят вон, потому что операцию может проводить лишь профессиональный хирург, иначе пациент умрёт. Что же касается истории, то ей считает себя вправе заниматься каждый.

Между тем история это наука, и как всякая иная наука она требует научных знаний и знания ремесла. Настоящий историк отличается от любителя тем, что ставит своей главной целью не поразить читателя очередной «сенсацией», а путём кропотливого анализа, опирающегося на факты, дать как можно более приближенный к действительности свой взгляд на то или иное историческое событие, на ту или иную историческую личность. Конечно, это будет гипотеза, но гипотеза научно обоснованная.

Конечно, это вовсе не значит, что профессиональный историк должен писать заумно и скучно. Ничего подобного! Академик Тарле был выдающимся историком, но его труды читаются легко и занимательно до сегодняшнего дня.

Редким сочетанием научности и доступности изложения является труд профессио-нального историка, а также известного писателя Сергея Николаевича Семанова «Тайна гибели адмирала Макарова». О прославленном адмирале написано немало трудов, но, пожалуй, впервые господин Семанов нарисовал нам не только портрет выдающегося флотоводца, но и потрет великого патриота. Именно сочетание этих двух качеств и привели адмирала Макарова к трагической дате 31 марта 1904 года.

Случаен ли был взрыв броненосца «Петропавловск»? Сергей Николаевич Семанов убедительно доказывает: нет — не случаен. То есть сама японская мина была случайной, но к ней «Петропавловск» неумолимо вели силы ненавидящие и боявшиеся Самодержавной России, её мощи и величия.

Адмирал Макаров был надеждой Государя, надеждой Русского флота, надеждой всей России на победу над коварным врагом, за спиной которого стояли западные державы, прежде всего Англия и США, и этой надежде было суждено угаснуть самым роковым образом.

Господин Семанов в легкой и доступной форме убедительно доказывает читателю, что гибель адмирала Макарова стала результатом действий внешних и внутренних врагов России. Японский генштаб, революционеры и их эмиссары, а также масонское подполье внутри Российской империи в начале ХХ века сделали всё, чтобы Россия проиграла войну с Японией в самом её начале.

На фоне героической жизни адмирала Макарова автор разворачивает перед нами тяжёлую схватку России с её внутренними и внешними врагами.

Автор книги ярко и точно рисует нам образ внешнего врага России — Японии. Особенно это хорошо видно на страницах, посвящённых адмиралу Того. У этого самурая есть свои представления о чести, достоинстве, о воинской доблести. Его заставляют нарушить их в угоду политике, дать добро на сговор с так называемыми «русскими» революционерами. Того вынужден пойти на это. Но для японского адмирала «эта нечистая возня была не по душе. И он не собирался это скрывать» (стр. 30).

Выиграть войну любым способом — это не достойно настоящего воина. Настоящий самурай не должен заниматься диверсиями в тылу врага: он должен сражаться в отрытом бою за своего императора, победить или умереть. Здесь хорошо прослеживается тот разлом, который прошёл в ХХ веке по всему человечеству, когда уголовные преступные методы стали браться на вооружение государственными деятелями. Царская Россия была, наверное, единственной державой, которая не позволяла себе поступать подобным образом. Русский Царь не позволил себе ни разу организовать ни одной революции в стране врага: ни во время русско-японской, ни во время Первой мировой войн. Что это слабость? Нет — высшее благородство. Как христианину нельзя сохранять себе жизнь любой ценой, например, ценой измены или отступничества, так и христианскому Государю нельзя любой ценой царствовать.

В образе японского противника мы можем найти если не привлекательные, то во всяком случае вызывающие уважение черты. В образе так называемых «революционеров» всех мастей такие черты начисто отсутствуют. Все эти многочисленные циллиакусы, деканози, пилсудские, ульяновы-#ленины, Савинковы, Милюковы, гучковы, бонч-бруевичи, гапоны, Троцкие, постоянно болтая о «свободе России» и «счастье трудового народа», без застенчивости брали у японского резидента полковника Акаси, или Акаши, как называла его русская контрразведка, миллионы йен для своих грязных замыслов по уничтожению Российской империи. «Царская Россия не переживёт этой войны на Дальнем Востоке, лопнет, расколется, разлетится на тысячу мелких осколков!» Под этими словами Пихнуса Рутенберга, одного из главных организаторов кровавой провокации 9-го января 1905 года, могли бы подписаться все ненавистники России от Герцена до Березовского.

Мрачным, чёрным фигурам этих ненавистников противостоят светлые образы героев России и, прежде всего, фигура главного героя книги, воинской отваги и доблести путь прошёл он от гардемарина до адмирала! При этом образ адмирала не предстаёт на страницах книги статичным, идеализированным. Нет, в книге мы можем встретить размолвки Макарова с женой, особенности распорядка жизни, бытовые пристрастия. Но как раз эти детали делают выдающегося флотоводца ближе, понятнее читателю. Таким образом, можно не только восторгаться, его можно любить, как все живое, родное, русское.

Вообще любовь автора книги к России, к её армии и флоту, к её героям чувствуется на каждой странице. Вот мы присутствуем на празднике Георгиевских кавалеров, участников русско-турецкой войны 1877−78 годов. Среди них был и офицер Степан Макаров. Перед нами живо встают образы участников торжества. Мы словно слышим звук фанфар, возвещающих о прибытии Императора Александра 2, видим его могучую фигуру, слышим царское приветствие и восторженное «ура!» русских офицеров, опоры и надежды Царя и России.

Единственное, в чём мы не можем согласиться с автором, это в оценке Императора Николая 2. Последний Русский Царь не был ни слабым человеком, ни слабым Государем. То, что Царь отнюдь не был интеллигентом-всепрощенцем и ему была присуща в том числе и воля «внешняя», хорошо видно из его действий во время революции 1905−07 годов, когда именно по инициативе Царя кровавой смуте был дан жесткий и решительный отпор. Мало кто знает, что военно-полевые суды, дававшие властям возможность быстрой расправы над революционными убийцами и насильниками, были введены по решению Государя. Но, пресекая преступления террористов, Император никогда не переносил действия военного времени на решение внутриполитических вопросов управления. Он хорошо понимал, что Россия переживает такой период своей истории, когда одними репрессиями и насилием не только ничего не решишь, но можно, напротив, сделать невозможным процесс преобразований, порвать тонкую нить согласия в обществе и тем самым толкнуть страну в пропасть анархии.

Также нам представляется, что русско-японская война была не «авантюрой» Царского правительства, а решительным геополитическим броском России в Азию, перенос геополитических её интересов в этот регион, жизненно важный для будущего Российской империи. Это понял в начале Император Николай 2, который сказал, что «Россия должна прирастать Азией», это, кстати, понял и великий Менделеев, который горячо поддерживал Государя в его планах продвижения России в Азии. Именно страх перед этим передвижением заставил англичан и американо-еврейские круги натравить Японию на Россию.

Высказанные несогласия с автором ни в коей мере не снижают того искреннего восхищения перед профессионализмом историка и мастерством пера Сергея Николаевича Семанова и его блестящего труда о великом русском флотоводце С. О. Макарове.

http://www.rv.ru/content.php3?id=7300


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru