Русская линия
Нескучный сад Сергей Вертьянов01.02.2008 

«Идею, что мир создан Богом 7 тысяч лет назад, ничто не опровергает»

На опубликованный в октябре материал «Дарвин — это голова» пришло много откликов, в основном полемических. Некоторые предлагали опубликовать интервью с противниками эволюции. Выполняя просьбу читателей, публикуем беседу с Сергеем ВЕРТЬЯНОВЫМ, автором книги «Происхождение жизни» и учебника по биологии, содержащего критику эволюционизма и утверждающего идею творения (Общая биология 10−11, под редакцией академика РАН Ю.П.Алтухова, Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2006).

Сергей Юрьевич ВЕРТЬЯНОВ
родился в 1964 году. В 1987 окончил МФТИ, Кандидат физико-математических наук. С 1994 живет в Дивеево. Был привлечен на нашумевший процесс петербургской школьницы Марии Шнайдер, протестовавший против преподавания дарвиновской теории в школе, в качестве эксперта по дарвинизму.

— Сергей Юрьевич, как вам пришла в голову беспрецедентная идея — написать альтернативный учебник биологии?

— В строгом смысле учебник нельзя назвать альтернативным, биология — она и есть биология, фактический материал измениться не может. Но в советских учебниках, в целом неплохих, были представлены только научные данные, которые согласовывались с идеей эволюции. Мы же внесли в учебник целый пласт научных данных, которые противоречат гипотезе эволюции, утверждая альтернативную идею — сотворения мира Богом.

Лично я впервые столкнулся с темой происхождения жизни в 1982 году. Я тогда учился на втором курсе факультета молекулярной и биологической физики физтеха. Мы проходили термодинамику, и я увлекся неравновесной термодинамикой и синергетикой, то есть областями науки, изучающими проблемы самоорганизации материи — каким образом сами по себе из мертвой материи могли бы образоваться простейшие живые организмы. Прочитал много литературы и убедился, что такая возможность только декларируется, но не доказана. Более того, понял, что происхождение любого живого организма — такой сложный процесс… Поскольку я в то время был атеистом, подумал, что за этим стоят силы, о которых наука пока не знает, мистические силы. А когда после 1000-летия Крещения Руси стал приходить к вере, читать Библию, у меня возник вопрос: как же так — в Библии написано, что Бог сотворил мир, а в научных книгах, что все само появилось? Значит, где-то написано неверно. Сложно было мне, ученому, признать, что ученые ошибаются. Прочитал только что изданные труды протоиереев Стефана Ляшевского и Глеба Каледы (оба были геологами, как и мои родители) и успокоился. Они хорошо, как мне тогда показалось, обосновали, что можно согласовать эволюцию и Библию, то есть понимать эволюцию как путь творения. Но чем больше читал (а тогда появились книги зарубежных протестантских ученых, которые в советское время не издавались), тем больше узнавал фактов в пользу сотворения мира, опровергающих всякую эволюцию. Когда переехал в Дивеево, стал детально изучать проблему и понял, что от эволюции не остается камня на камне. Все там эфемерно, одни гипотезы без доказательств.

И я задумался: а может быть, Библия верна именно так, как она написана? Перечитал гору литературы и убедился, что и идея эволюции как таковая (атеистической или теистической) ничем не подтверждена. Так я пришел к убеждению, что мир сотворен без всякой эволюции. Виды не развивались, а были созданы развитыми. А дальше были только адаптационные изменения — так называемая микроэволюция (в рамках групп очень близких видов). Воспитывался я в семье геологов, поэтому еще в школе прочитал институтские учебники по геологии, и когда эволюционисты утверждают, что в геологии мы видим упорядоченность слоев, подтверждающую эволюцию, не перестаю удивляться их необразованности. Нет такой упорядоченности — стратиграфическая шкала составлена, в значительной степени исходя из предположений эволюции. А биологи говорят, что эта шкала подтверждает их идею эволюции. Как же она может не подтверждать, если шкалу изначально «подогнали» под эти идеи, как «единственно научные»?

— И вы, физик, решились написать учебник по биологии?

— Я ничего не собирался издавать, изучал проблему для себя. Но делился своими размышлениями с духовником, и он посоветовал написать брошюру для наших дивеевских школьников, чтобы они поняли бездоказательность гипотезы эволюции. Материал понравился в Троице-Сергиевой Лавре, и в результате в 2003 году вышла моя первая книга «Происхождение жизни». Сейчас она уже четвертый раз издана, на всех книгах указан мой электронный адрес, и ни разу ни один специалист не указал мне на какие-то серьезные ошибки. Может быть, потому, что у меня там все аргументировано, все факты я подтверждаю ссылками на научные статьи. Ученые и раньше знали, что есть противоречия в эволюционизме, но никто не предполагал, что против эволюции так много фактов. Это и для меня стало неожиданностью.

Когда вышла книга, мне предложили сделать учебник. Конечно, в одиночку я бы не дерзнул. Я занимался молекулярной и биологической физикой, так что знания по биологии у меня были, но все же недостаточные для того, чтобы писать учебник самому. Мне помогала наша дивеевская прихожанка, доктор биологических наук, и ряд ученых в Москве. В 2005 году вышло пробное издание для православных школ. Оно быстро разошлось и, главное, идея понравилась выдающемуся генетику академику Юрию Петровичу Алтухову. Новый, дополненный учебник мы уже создавали под его руководством, он привлек к редактированию и своих коллег на биофаке. Все говорят «учебник Вертьянова», а на самом деле его тщательно выверял целый коллектив профессоров и доцентов биофака, кандидаты и доктора, членкоры. А весь учебник выверял (дважды!) сам академик Алтухов. За несколько дней до смерти (у него была онкология, но голова работала прекрасно) он позвонил, сказал, что еще раз проверил вышедшее в свет издание, что ошибок нет, «Теперь, можно сказать, не зря и жизнь прожил», — сказал он на прощание.

В МГУ известны слова Юрия Петровича: «Если кто-то считает, что были переходные формы, пусть приходит ко мне в кабинет, обсудим, и я докажу, что никаких по-настоящему переходных форм не было». К выводу о невозможности появления видов друг из друга академик пришел на основе своих исследований, за которые получил Государственную премию. Позиция Алтухова — не эволюционная, Юрий Петрович полагал, что мир сотворен Богом. Более того, когда мы с ним обсуждали, сколько лет миру, Юрий Петрович сказал: «Мы не можем доказать точно, что миру 7 тысяч лет, но мы обязаны привести факты, которые работают на эту библейскую идею и в учебнике выразить ей симпатию. Над ней еще нужно работать, но мы уже сегодня можем заявить: идея, что мир создан Господом Богом 7 тысяч лет назад, сильная, и ничто ее не опровергает».

Мы в учебнике изложили идею эволюции как гипотезу, а наряду с ней привели научные факты, которые опровергают ее, говорят о творении.

— Научные споры, гипотезы — явление естественное. Но как получилось, что спор двух естественнонаучных теорий стал спором о вере? Большевики утверждали, будто бы наука доказала, что Бога нет? Сегодня всем понятно, что это ложь, но попытки доказать бытие Бога через науку не менее странны.

— Да, в советское время так обосновывали атеизм: ученые доказали, что не Бог сотворил жизнь, но она сама постепенно развилась в результате эволюции. Мы поставили одной из своих задач объяснить, что наука ничего не подобного не доказала, а научная фактура свидетельствует не об эволюции, а о творении. В отличие от математики биология не нейтральна по отношению к идее творения, она может с ней либо согласовываться, либо нет. Вот мы и проверяли, согласуется ли гипотеза эволюции с идеей творения. Есть верующие сторонники эволюции, они считают, что Бог так сотворил мир, чтобы он эволюционировал.

Теоретически допустимо — для Бога нет ничего невозможного. Но где следы эволюции? Ни в палеонтологии, ни в жизни мы не видим трансформацию одних видов в другие. Поэтому корректно утверждать, что никакой эволюции не было, Бог сотворил эти виды. И нам кажется, что эта позиция более достоверна. Для православных людей она притягательней, потому что не надо делать никаких натяжек в толковании Библии, выдумывать, что «персть возделанная» — это обезьяна. Никто из святых отцов этого не писал, все они понимали, что это тончайшая земля, пыль. А мы сегодня умнее святых отцов и понимаем, что это могла быть и обезьяна?! Второй момент — до грехопадения не было тления и смерти.

Если же была эволюция, хоть и теистическая, то животные должны были, умирая, сменять друг друга еще до Адама. Тогда придется сказать, что святители Иоанн Златоуст, Василий Великий и другие святые отцы ошибались. Опять серьезная натяжка. И с точки зрения науки я не вижу необходимости следовать гипотезе эволюции. Будь эволюция доказанным фактом, не было бы о ней столь ожесточенных споров в науке со времен Дарвина.

— С точки зрения веры вы считаете этот спор принципиальным?

— Есть православные эволюционисты, они считают, что эволюция была, но не сама по себе, а Бог так устроил мир. Мне понятно, что если отец Роман Братчик работал в лаборатории эволюционной зоологии у известного эволюциониста Воронцова, ему ближе именно такая позиция — это связано с его научными увлечениями. Покойный отец Глеб Каледа был ученым-геологом, он привык эволюционно понимать геологию. Другие ученые, не менее сведущие (как, например, академик Алтухов), считают, что не было никакой эволюции. Говорить, что вопрос решен, рано. Но если мы говорим о вере… Не отвергая идею эволюции, можно привлечь на свою сторону людей из научного мира, только задумывающихся о Боге. Им это ближе — не надо отрицать эволюционных построений, просто надо Богу молиться. Но совместить это с библейскими истинами трудно. В кого Господь вдыхал дух? А кто была Ева, если была эволюция? Другая обезьяна из стада? Или все же она была сделана из ребра Адама, когда он спал, как написано в Библии. У мужчины на 2 ребра меньше, чем у женщины — пары не хватает. Может быть, это ребро и было вынуто?

А грехопадение? Если встать на позицию теистической эволюции, то смерть царствовала в мире еще до грехопадения Адама. Но мы же не протестанты, чтобы толковать Писание как нам хочется. Святые отцы пишут, что когда Адам согрешил, отпал от Творца, с ним и все творение рухнуло в тление и смерть. Кроме того, святые отцы считали, что нам сегодня пища нужна для восполнения физических сил. А Адам в этом не нуждался. Он мог иногда съесть животворное яблоко, но нельзя сказать, что он питался. Он был бессмертен, и его потребности в пище, сне, отдыхе восполняла благодать Божия. И звери в раю были бессмертными, абсурдно говорить о хищных зверях до грехопадения Адама. Разве сегодня львы и тигры все время косуль едят? Вовсе нет, они в тропиках могут неделями питаться растительными продуктами. А тогда, возможно, лев раз в неделю съедал какой-нибудь кочан капусты или, быть может, вообще почти не нуждался в пище, подобно Адаму. Как видите, эволюционная гипотеза трудно совместима с верой. Отец Роман Братчик вправе верить в эволюцию, но когда он утверждает, что учебник Вертьянова безграмотный, он берет на себя ответственность утверждать, что сам разбирается в этом лучше академика Алтухова, который занимался проблемой вида и видообразования более 30 лет. Вполне ли уместна ли такая категоричность и смелость?

— В этой полемике каждый может сослаться на авторитетное мнение. Вы же сами считаете, что взгляды отца Романа связаны с его работой в лаборатории Воронцова, тоже крупного ученого.

— Извините, но это несопоставимые имена, и не только потому, что Воронцов профессор, а Алтухов академик. Просто в научном мире Алтухова уважают, несомненно, больше, чем Воронцова. В значительной степени и потому, что Воронцов продвигал, пусть и искренне веря в нее, идею эволюции, отвечающую нуждам государственного атеизма. Эволюционизм, в сущности, не биология. Алтухов исследовал гены, изучал популяции — это биология. А как можно изучать происхождение крокодилов от рыб? Воронцов занимался философией в биологии. Есть биология как базис — то, что мы исследуем реально. А есть философия в биологии, теоретизирующая, как можно все связать неким эволюционным процессом. Но в полном смысле слова это не наука. И когда наш учебник вышел, ученые не раз говорили: хорошо, что Юрий Петрович в нем поучаствовал, это многих приведет в разум.

— Но многие ученые утверждают, что именно благодаря теории эволюции стал возможен прорыв в медицине, были найдены современные лекарства.

— Да, лекарства проверяют на каких-нибудь мышах, и они потом эффективно помогают людям. И эволюционисты считают, что это неоспоримое доказательство эволюции. А мы говорим, что согласно Божьему плану у людей и некоторых животных близкая физиология. Потому и возможны опыты на животных при разработке лекарств для людей. Но при чем тут эволюция? Линней, когда сделал классификацию, без которой современная биология немыслима, не видел там никакой эволюции. Он считал, что раскрывает Божий план. Никаких проблем. Поверьте, если из биологии убрать теорию эволюции, ничего не случится. Попробуйте убрать цитологию, генетику, клеточную теорию — все рухнет. А без эволюции все останется по-прежнему. Просто видимое родство организмов будет называться не эволюционным, а родством по плану Творца. Господь создал комплексы организмов, менее или более сходных друг с другом. Их можно расположить, систематизировать по степени увеличения признаков, например, формы конечностей, потом сопоставить с крыльями и сказать, что так конечности превращались друг в друга от плавника рыбы до крыла птицы. А можно сказать: Богу угодно было создать организмы с вариациями конечностей — для жизни в воде, на суше и для полетов в воздухе.

— Так все-таки конфликт между эволюционистами и креационистами научный или религиозный?

— Я считаю, что конфликт личностный. Его бы не было, если бы люди, считающие, что мир сотворен или эволюционировал, спокойно отстаивали свои позиции. Но не получается. Мы приводим выводы ученых, что эволюция — бред, и мир создан Богом. Естественно, эволюционисты защищаются, но, к сожалению, зачастую не научно выдержанными методами. Пусть пишут статьи, учебники, обосновывающие их позицию. К сожалению, чаще спорят на эмоциональном уровне, переходят на личности. И сторонники идеи творения порой отвечают тем же. Это, конечно, неконструктивно. Большинство людей, независимо от своего мировоззрения, в биологии ничего не смыслит. Но раз уж они втянулись в эти споры, надо им объяснить, что сегодня у верующих есть две разные позиции. Одни ученые придерживаются идеи творения, отвергая эволюции атеистическую и теистическую. Другие считают, что Бог создал мир, но по Его воле он эволюционировал. Если мы принимаем идею эволюции, то не конфликтуем с ученым миром, но сильно расходимся врозь с православным богословием, с мыслью святых отцов. Если же придерживаться идеи творения, отрицающей эволюцию (кроме адаптационных изменений, микроэволюции), мы остаемся в рамках чистого святоотеческого богословия, но вступаем в противоречие с большей частью научного сообщества, в значительной степени подверженного эволюционным идеям. Наша задача — предоставить людям максимально полную информацию, а выбор каждый для себя пусть сделает сам.

Беседовал Леонид ВИНОГРАДОВ

http://www.nsad.ru/index.php?issue=13§ion=10 016&article=812


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru