Русская линия
Столетие.Ru Андрей Терентьев24.01.2008 

Кто вы, господин Медведев?
Главный претендент на пост президента пообещал России несколько спокойных десятилетий

Выступление первого вице-премьера и кандидата в президенты России Дмитрия Медведева на Втором Всероссийском гражданском форуме, состоявшемся в Москве, еще не закончилось, когда на сайтах ведущих российских и зарубежных информационных агентств уже появились первые отклики и комментарии. И это понятно, акценты, расставленные в речи, и ряд важных ее деталей позволяют найти более или менее точный ответ на ключевой вопрос сегодняшнего дня: «Кто Вы, господин Медведев?»

В своем выступлении Дмитрий Медведев четко позиционировал себя как продолжателя той политической линии, которую в последнее время принято называть «планом Путина». Это линия — на укрепление экономической мощи российского государства, повышение благосостояния народа и укрепление международных позиций России.

Обращаясь к недавней истории Отечества, выступавший подчеркнул: «Полностью согласен с нашим президентом, который сказал, что лимит на революции и гражданские распри Россия исчерпала в прошлом веке. В 90-е годы наша страна прошла, что называется, «по краю"… Не стоит забывать и о том, какой ценой мы вышли из политического, экономического и социального кризиса. Этой ценой являются жизни тысяч российских граждан — граждан, погибших от рук террористов. Результатом этих процессов было массовое обнищание людей, прежде всего старшего поколения, и потеря людьми ценностных ориентиров. И, наконец, это цена катастрофического снижения рождаемости и увеличения смертности в нашей стране».

Отсюда был сделан и главный вывод — стране необходимо продолжение спокойного и стабильного развития, характерного для России последних лет.

Более того, как откровенно заметил Дмитрий Медведев, необходимы «десятилетия стабильного развития», и все, что делалось в стране в последние восемь лет, «имело целью дать России длительную перспективу успешного развития». Причем речь идет не только об экономической стабильности, макроэкономических успехах, «богатении государства». Важнейшая проблема — социальная стабильность, создание условий для нормальной жизни людей, которые должны быть уверены в своем будущем и будущем своих детей. И потому, подчеркнул Медведев, «одним из наших ключевых приоритетов должен оставаться сам человек с его реальными заботами и нуждами. И нужно последовательно работать во всех сферах, касающихся его повседневной жизни — от безопасности до материального достатка».

Эта мысль о приоритете интересов человека, крайне похожая даже по форме на многократно повторяемые Владимиром Путиным высказывания на эту тему, еще раз свидетельствует о том, что Медведев полностью разделяет путинское видение основной задачи сегодняшней власти: построить страну «реально благополучных людей». Подтверждая эту преемственность, Дмитрий Медведев заметил: «…когда в начале 2000 года мы занимались «расчисткой завалов», решением острых, неотложных проблем — уже тогда мы всерьёз думали о том, как работать на десятилетие вперед. Думали не только о масштабных экономических задачах, но и о нравственных ценностных ориентирах. Без этого не может жить ни одно уважающее себя государство».

О том, что может помешать (и уже нещадно мешает) такому ходу развития страны, выступавший сказал очень точно и достаточно остро — огромных масштабов коррупция в органах власти. Борьба с ней должна превратиться в национальную программу. По его интонации было ясно — речь идет не о дежурной риторике на тему, которая не дает покоя все бoльшему числу граждан страны. Вероятно, заявленная идея и станет частью той реальной политики, которую Медведев собирается проводить в случае своего избрания на президентский пост.

Проблему коррупции кандидат в президенты связал с проблемой «правового нигилизма», о котором было в выступлении сказано так же немало. «Сегодня этот «дух» пренебрежения к праву присутствует везде», — посетовал он.

Оценивая отношения общества и власти, Дмитрий Медведев подчеркнул, что «власть существует не для самой себя, а для эффективного управления страной в интересах граждан». «Именно к такой модели нам нужно стремиться», — сказал он.

Кроме вопросов внутренней политики Медведев представил свое видение места России в системе международных отношений.

По его мнению, страна должна иметь больше союзников в мире.

Обращает на себя внимание и то, что он также однозначно заявил: Россия не будет прерывать отношения со странами, которые в последнее время западные политологи называют «проблемными». С ними, по мнению кандидата в президенты России, нужен диалог, а не «ковровые бомбардировки».

Думается, что в значительной мере из-за продолжающихся в последнее время нападок западных СМИ на внешнюю и внутреннюю политику России, нагнетания ими откровенно русофобских настроений, Медведев счел необходимым весьма подробно и достаточно прямо высказаться на тему взаимоотношений нашей страны с Западом, его реакции на характер и глубину изменений государственной и межгосударственной политики Кремля.

«В чём же основная проблема для тех государств, которые столь внимательно, даже пристрастно наблюдают за нашим развитием? Иными словами, почему нас всё ещё опасаются? Ответ, на мой взгляд, банален. Зачастую им просто не ясно, куда движется Россия и что мы собираемся делать в перспективе. И в этом, на мой взгляд, коренится одно из фундаментальных исторических противоречий, связанных с присутствием России на международной авансцене… И мы должны продолжать открыто и чётко разъяснять наши действия и планы в экономике, в социальной сфере и в политике».

Дмитрий Медведев не оставил без внимания и тему так называемой «суверенной демократии», не обозначил ее прямо, но весьма откровенно и подробно остановился на сути проблемы. Он подчеркнул, что России, будучи независимой страной, приходится определяться с тем, как себя позиционировать. «Ведь одно дело, — заметил политик, — проводить в жизнь коллективные решения, этому научились десятки, сотни стран. А другое дело — вести самостоятельную игру, самостоятельную внешнюю политику. Надо прямо сказать, что это удел немногих. И у государств, которые объединились в альянсы, позиция страны, не связанной с ними такими отношениями, вызывает как минимум напряжение. Но и здесь я не вижу никаких фундаментальных проблем и не вижу противоречий. Вся сегодняшняя внешняя политика России абсолютно укладывается в современное понимание международных стандартов жизни».

Открыто полемизируя с теми политическими кругами Запада, которые обвиняют Россию в использовании энергоресурсов как «политической дубинки», Медведев достаточно спокойно высказал собственное видение этой проблемы: «И впрямь что особенного делает Россия на внешнем рынке, что не соответствовало бы представлениям об участии сильного государства в мировом разделении труда? Может быть, то, что мы свои энергоносители перевели на мировые цены? Так это наша обязанность в контексте присоединения России к международным экономическим организациям. Может быть, то, что мы, отстаивая национальные интересы, договариваемся с другими государствами, которые также развиваются по своим законам? Но это наша обязанность и перед страной, и перед будущими поколениями».

Подытоживая сказанное на международные темы, Дмитрий Медведев твердо заявил: «Ни у кого не должно быть сомнений: Россия и дальше будет развиваться как страна, открытая для диалога и сотрудничества с мировым сообществом. А её активное, влиятельное участие в международных делах будет основываться на соблюдении принципов и норм международного права, на укреплении роли ООН в решении мировых проблем. И, конечно, исходя из наших собственных интересов, на понимании меры своей ответственности за разумное развитие демократического мироустройства, за решение глобальных экономических и иных проблем».

Судя по тому, что речь Дмитрия Медведева неоднократно прерывалась аплодисментами, прозвучавшие идеи и заявление позиции по основным вопросам национальной политики нашли поддержку у участников Гражданского Форума.

Первое, по сути, официальное представление президентской программы отличалось выверенностью формулировок и сбалансированностью оценок: было вполне понятно, что позиция кандидата в президенты страны предельно центристская.

Оттого «государственники» легко находят в ней идеи энергичного укрепления государственной власти, решительного поворота к социальным проблемам общества, отстаивания суверенного права страны на независимую и эффективную внешнюю политику в интересах России. Весьма важным было заявление Дмитрия Медведева о том, что «мы во многом вернулись к нашим традициям, к собственным культурным ценностям. Именно они и составляют нашу национальную идентичность. И при этом являются неотъемлемой частью всей мировой цивилизации». А это значит, что широкие общественные настроения, направленные на сохранение культурно-исторической идентичности народа России, будут находить поддержку и в случае прихода Медведева к власти в Кремле.

С другой стороны, судя по первым откликам в прессе, и либералы вполне удовлетворены решимостью Медведева и дальше развивать гражданское общество, представительную демократию на базе действующего законодательства и демократических процедур, в основе которых лежит диалог между обществом и властью, диалог о целях и приоритетах национального развития. Тем более, «демократам» не может не льстить то внимание, которое было уделено в речи роли и месту неправительственных, некоммерческих организаций: Медведев оценил их деятельность как важный фактор общественного контроля за политикой властей и подчеркнул, что содействие этим организациям в их работе, в выполнении востребованных социальных и общественных задач — несомненный приоритет демократического государства, и он будет реализован в государственной практике.

И, конечно же, для подавляющего большинства граждан России важным и объединяющим стал итоговый тезис речи Медведева — «позиционироваться в мире правильным, достойным для нашей страны и народа образом».

Честно говоря, другого-то страна и не ждет: время ожидания чуда от «сакрального» приобщения к благам западной цивилизации давно кануло в Лету. Уверенность в возможностях и силах собственной державы в общественном сознании реанимирована. Ресурсы возрождения страны — велики. Лишь бы политическая элита не забыла после выборов озвученную Медведевым мысль о том, что власть существует не для самой себя, у нее есть более важная историческая миссия — укрепление государства Российского. И, сколько бы кто-то не ерничали на эту тему, в этом утверждении нет нисколько пафоса. В этом — вызов истории!

http://stoletie.ru/politika/kto_vi_gospodin_medvedev.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru