Русская линия
Православный Санкт-ПетербургСвященник Вадим Балакирев21.01.2008 

Иордан, впадающий в Неву

— А вы знаете, я никогда не делил наш храм на Никольский и Богоявленский, — признался отец Вадим Балакирев, клирик Николо-Богоявленского Морского собора. — Судите сами: Крещение, Богоявление — это праздник освящения водной стихии, а разве Святитель Николай не покровитель всех, по воде путешествующих? Его праздник и по времени, и по смыслу близок к Богоявлению. Вот вы спрашиваете, в каком из наших храмов мне легче служить, — в верхнем или в нижнем. Я их точно так же не отделяю один от другого, как праздник Крещения и зимнего Николу… Но, раз уж вы спросили, скажу: верхний храм — он более торжественный, более нарядный, более праздничный; а нижний — это мой дом, моя колыбель. Сюда, в нижний храм, меня, шестилетнего, приводила бабушка, здесь я крестился, здесь я служу с 1977 года — сперва псаломщиком, потом диаконом, и вот — священником… Это моя духовная родина, мой духовный Иерусалим.

Вот ведь какое мне счастье дано: всю жизнь связать с такой святыней! Что такое Николо-Богоявленский собор для Петербурга? Это наша общая купель. Бывало, в прежние времена выйдешь совершать обряд крещения — и дух захватывает. Словно — уж прости меня, Господи, за такое сравнение, — словно на Иордане очутился: такая толпа желающих покреститься — как во дни Иоанна Предтечи. Других-то храмов было мало; и, наверное, не ошибусь, если предположу: едва ли не половина всех нынешних православных петербуржцев крестилась у нас. А как у нас акафисты Святителю пели? Если не придёшь за полчаса до начала акафиста, то потом и в храм войти не сможешь. И представьте себе, как эта масса народа начинает вдруг в один голос, единым сердцем петь хвалу Святителю, — не знаешь, на земле ты находишься или на небесах! Всякий неверующий, попадавший на эти акафисты, начинал чувствовать Божие присутствие среди молящихся. И поскольку впереди у нас Крещение Господне, то замечу: праздник этот называется праздником Светов, праздником Просвещения духовного, — и посмотрите, пожалуйста, каким особым светом исполнен наш собор! Это многие замечают: свет не то чтобы очень яркий, бьющий в глаза, — но тёплый, до души проникающий, настоящий свет Божией благодати.

Здесь всё мне родное, со всем душа срослась. Все знают о нашей чудотворной иконе Святителя Николая с частицей его мощей. Я и сам постоянно молюсь перед ней — не только по долгу службы, но и по велению души. Но есть у меня в соборе и свои, близкие именно моей душе святыни. Это в первую очередь наша икона Божией Матери «Нечаянная Радость». Я у неё часто молюсь. Ведь что такое нечаянная радость? Это радость спасения. Бывает, что одолеют скорби, и, рассуждая по-человечески, избыть их невозможно. И действительно невозможно, если уповать только на себя. Мы отчаиваемся, плачем, и тут Господь посылает нам нечаянную радость избавления от бед. Это мой давнишний духовный опыт: стоит помолиться у нашей «Нечаянной Радости», как сразу посылает какое-нибудь утешение.

Тяжело ли служить среди такого количества прихожан, как у нас в соборе? Конечно, деревенским батюшкам в чём-то проще: у них весь приход, как на ладони, они знают беды и радости каждого из пасомых, они понимают, какой кому требуется совет… А что делать нам, если мы зачастую впервые видим человека в храме и знаем, что вряд ли увидим его снова? Значит, нам надо за один разговор так раскрыть его душу, чтобы он ушёл из тьмы, приблизился к свету и нашёл то, что ему необходимо. А то, что он сегодня пришёл, а завтра его нет, — не беда: Господь даст ему необходимое духовное окормление, лишь бы здесь, у нас в храме, он нашёл ту ниточку, которая в конце концов приведёт его к Богу. Иностранцы к нам приходят часто… Много говорят о том, как они мешают богослужению, и это, к сожалению, бывает, и мы даже отгораживаемся теперь от них специальной оградой; а я хочу сейчас вспомнить, как много почитателей Святителя Николая из других стран бывает у нас. Часто видишь, как иностранцы — и даже инославные — горячо молятся возле нашей чудотворной иконы, и понимаешь, что этот святой — действительно всемирный помощник, спешащий ко всем, кто бы к нему ни обратился.

…А какие батюшки служили у нас в соборе? Ведь можно сказать, что весь цвет петербургского священства прошёл через школу Николо-Богоявленского собора. Покойный о. Василий Ермаков, о. Виктор Голубев, о. Александр Швец, о. Виктор Московский, о. Иоанн Сологуб, о. Александр Кудряшов, о. Борис Глебов… Да всех не перечислишь! С особым чувством вспоминаю покойного отца Николая Кузмина, нашего ветерана, который прослужил здесь 40 лет — с 1954 года. Я родился в 54-м, а он уже здесь служил! Это был действительно духоносный батюшка, это был человек особого пути. Когда вспоминаешь таких людей, становится немного страшно: а сумею ли я как священник удержаться на том высоком уровне, который задали они? Но бояться грешно: Господь призревает на наш храм и не оставит нас, служащих здесь, — поддержит, наставит, вразумит. Была бы только вера!

Записал Василий АНТОНОВ

http://pravpiter.ru/pspb/n193/ta007.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru