Русская линия
Православие.Ru Ольга Кирьянова15.01.2008 

Год семьи в России: неравнодушные размышления

Под звон бокалов и традиционный бой кремлевских курантов ушел в историю 2007 год, официально объявленный Годом ребенка. Наступивший 2008 год провозглашен Годом семьи. Вне всякого сомнения, эти понятия неразрывно связаны между собой. То, что именно тема семьи ныне становятся приоритетной, отражает общую озабоченность состоянием этого института, а точнее — кризисом семейных ценностей, который переживает современное общество.

В октябре 2007 года пользователям одного из отечественных интернет-ресурсов был задан вопрос: «Могли бы Вы усыновить чужого ребенка?». Только за три дня на него ответило более 300 человек, что свидетельствует об актуальности поднятой темы. Мнения респондентов разделились следующим образом: «за» — чуть более 200 опрошенных, «категорически против» — 74 человека. Соотношение, как легко посчитать, три к одному. Еще интереснее то, что седьмая часть из числа тех, кто ответил положительно на заданный вопрос, собиралась осуществить усыновление ребенка в ближайшее время и уже занималась сбором необходимых документов, а многие уже имели приемного малыша в семье.

Главным препятствием к осуществлению такого шага было названо отсутствие материальных возможностей. Большая часть людей, потенциально готовых к статусу приемного родителя, выражала сомнение в том, что имеющийся достаток позволит обеспечить ребенка всем необходимым.

Опрос этот интересен тем, что в нем приняла участие наиболее активная часть населения — работающие молодые люди. Разумеется, ответы 300 человек не отражают всего спектра мнений населения нашей пока еще многомиллионной страны, но, несомненно, определенную тенденцию по ним проследить можно.

Полученные данные свидетельствуют прежде всего о том, что семья и дети для наших соотечественников остаются в числе ключевых ценностей. Другими словами, несмотря на массу отвлекающих факторов, нормальный человек — гражданин России — нуждается в семье и хочет иметь детей. Однако статистика показывает, что рождаемость пока растет очень и очень медленно, при том что смертность находится на высоком уровне. Этот демографический перекос чреват самыми негативными последствиями, в том числе депопуляцией населения, о чем много говорится сейчас и политиками, и учеными.

Средний возраст жителя нашей страны, по разным данным, составляет 37−40 лет. В Европе этот показатель гораздо выше, то есть среднестатистический европеец старше среднестатистического россиянина. Естественный прирост там обеспечивается в основном за свет иммигрантов из арабских и африканских стран. У жителей России есть лучший, по сравнению с европейскими странами, потенциал для решения демографической проблемы. Почему же она в таком случае решается столь медленно?

Исследователи, задававшиеся этим вопросом, называют много причин: состояние здоровья потенциальных родителей, жилищные проблемы, бедность жителей России и их неуверенность в завтрашнем дне, плохая экология и т. д. Полагаю, однако, что демографический кризис имеет не в последнюю очередь морально-этическую природу.

Наши соотечественники становятся жертвами мощнейшего пропагандистского воздействия, призванного сформировать у них психологию потребительства. Ежедневно на всех нас обрушивается поток информации о все новых и новых товарах и услугах. В эту деятельность вовлечены колоссальные ресурсы — людские и финансовые. Огромные рекламные бюджеты мировых производителей предназначены именно для того, чтобы искусственно сформировать у людей потребность в их продукции. Ключевое значение здесь имеет посыл, косвенно несомый любой рекламой: только если ты имеешь возможность воспользоваться этими благами — купить новую машину или недвижимость, а на более простом уровне — приобрести новый мобильный телефон, ты состоявшийся человек, достойный уважения. В противном случае ты — неудачник. И не важно, что новая машина призывается приобретаться взамен уже существующей и вполне работоспособной, что крыша над головой у потенциального покупателя недвижимости в принципе имеется, что старый мобильный исправен, а новый отличается только тем, что напичкан функциями, большую часть которых вы никогда не будете использовать.

Обществу агрессивно навязывается стандарт сверхпотребления, и наиболее уязвимой перед этим безудержным натиском оказывается молодежь. Молодому человеку, как известно, свойственно стремление к самоутверждению, и реклама предлагает самый простой и доступный способ — приобрести дорогую вещь, а затем почти сразу сменить ее на более современную и еще более дорогую. Разумеется, семья, а тем более дети в этом бесконечном беге за благами цивилизации воспринимается скорее как досадная помеха. То, что счастье такого обладания благами призрачно, человек, к сожалению, может осознать уже тогда, когда исправить ситуацию будет очень непросто.

Другим фактором, оказывающим ощутимое влияние на демографическую ситуацию, оказывается устойчивое убеждение значительной части наших соотечественников в том, что рождение ребенка не только ведет к снижению уровня материального положения семьи, но и негативно сказывается на возможностях профессиональной самореализации родителей, их карьерного роста. Как свидетельствуют результаты опросов ВЦИОМ, большинство наших сограждан убеждены в том, что рождение ребенка (детей) ухудшает материальное положение семей (56%), ограничивает свободу, возможность самореализации личности (57%), препятствует карьерному росту родителей (60%)[i]. Налицо этический перекос, совершенно не свойственный предыдущим поколениям, то есть предпочтение перспективы получения для себя неких, в сущности эфемерных, благ естественным человеческим потребностям.

Работая над этим материалом, я провела опрос на тему «В чем причина демографического кризиса?» среди своих друзей и бывших одноклассников — вполне состоявшихся, работающих людей 34−35 лет, в большинстве своем не очень религиозных. Вот наиболее яркие ответы.

«Причина в экономике. Дети — это дорого. Я на зарплату не жалуюсь, но с родами ушла почти половина нашего дохода (зарплата жены), стало тяжело вести тот же образ жизни, что мы вели раньше, а ребенок — полноправный член семьи, и ресурсы теперь делятся на троих. Однако экономика в этом случае — производная от идеологии: не знали бы мы, что есть другие виды развлечений, -у нас было бы много детей».

«Думаю, что дело в пропаганде такого образа жизни, при котором дети — „обуза“. Развлечение, путешествия, жизнь „для себя“ — вот что всячески позиционируется в СМИ, в обществе… Еще в советские времена сформировалось представление о семье: двое детей — это максимум. Трое — уже многодетная семья. Если больше — то либо пьющие, либо ненормальные».

«Иметь много детей:

— дорого (пособие на маленьких детей просто смешное, женщина работать, пока ребенок совсем маленький, не может);

— большая ответственность, которую сами родители не хотят брать (женщина скорее всего не бросит своего ребенка и будет выкручиваться как-то, а вот мужчина… Редко кому удается совмещать роль и „добытчика“, и хорошего отца);

— „немодно“: я имею в виду, что у нас на семью, где трое и более детей, смотрят как на милых чудаков. Это не норма, а исключение, и никто не стремится переделать это в правило».

«Народ не торопится заводить детей, так как это определенная ответственность и обуза. И люди просто живут „для себя“: ездят отдыхать, когда захотят, тусуются, ходят в гости и т. п. Для части людей это становится настолько привычным, что даже с возрастом они уже не хотят менять свои привычки».

Как видно из этих вполне зрелых и искренних высказываний, основные факторы, влияющие на снижение рождаемости, — нежелание поступиться своим комфортом и свободой, а также непрестижность многодетности.

Что же люди, неравнодушные к судьбе Отечества, могут противопоставить этому? Единственный выход, на мой взгляд, — контрпропаганда, формирование общественного мнения, во главу угла которого будут поставлены именно семейные ценности. Они должны стать реальным приоритетом для каждого гражданина страны. Несомненно, это задача очень и очень трудная. Творцы идеологии сверхпотребления — мировые производители товаров и услуг — обладают мощнейшими экономическими и политическими рычагами воздействия. Падение покупательской активности для них смерти подобно, и они будут противостоять этому всеми силами. Необходимо осознавать и то, что призыв к аскетизму во имя будущих поколений вряд ли придется по душе всем нашим согражданам. Но у нас есть весомое преимущество, позволяющее надеяться на победу в этом противостоянии. Россия — страна, имеющая тысячелетнюю христианскую историю. Многие поколения наших предков воспитывались в Православии, оно запечатлено в нас на генетическом уровне. Земное бытие воспринималось ими как подготовительный этап к иной — вечной — жизни, которая напрямую зависит о того, как проживается земная. На пути к достижению главной цели материальные блага утрачивали свою привлекательность, отходили на задний план. Недаром именно Россия еще в Средние века явила миру невиданный сонм монахов-подвижников — людей, отрекшихся от благ мира во имя высшей цели служения Богу и ближним. Их наследниками и продолжателями уже в наше время, в XX веке, стали сотни тысяч новомучеников и исповедников российских, которые предпочли смерть отречению от веры. В отличие от самодовольного и эгоцентричного жителя Запада, в нас заложена способность к жертвенности во имя подлинно высокой цели. Сейчас этой целью является сохранение нашего народа, сохранение великой страны.

Демографическую ситуацию не выправить одними финансовыми вложениями. Важно популяризировать, особенно в среде молодежи, идею, что есть цели гораздо более важные и значимые, чем богатство и удачная карьера. Нужна идеология, грамотно выстроенная пропаганда, формирование общественного мнения. Вспомним, что на Руси испокон веков свидетельством зрелости человека считалось создание семьи, рождение детей — это был определенный рубеж, отделяющий детство от взрослой жизни. К тем, кто уклонялся от этого шага, будучи вполне здоровым и работоспособным, относились без особого уважения, что можно проследить даже по произведениям русской литературы. Отголоски этого, на мой взгляд, оправданно субъективного подхода сохранялись и в советское время: возможно, многие еще помнят, что, например, людей, не состоящих в браке, не посылали за границу, существовали и другие ограничения. Конечно, они имели иную идеологическую мотивацию, но принципиальный подход оставался неизменным — человек, избегающий ответственности за семью, ненадежен.

Необходимо, чтобы помимо рекламы роскоши (в идеале — вместо) нас окружала грамотная концептуально выстроенная реклама семьи и детей как самой главной жизненной ценности. Здесь очень важно правильно расставить акценты. Например, сейчас в некоторых переходах столичного метро можно видеть плакат, на котором изображена улыбающаяся молодая мама с тремя новорожденными малышами на руках и рядом слоган: «Стране нужны ваши рекорды». На мой взгляд, слоган этот не совсем удачен. Современному человеку свойственно думать и заботиться в первую очередь о своих интересах, прочтя слоган, он с раздражением подумает, что от него опять кто-то чего-то требует. Нужно «бить врага его же оружием», то есть формулировать рекламный посыл таким образом, чтобы каждому становилось очевидным: дети нужны не стране вообще, не кому-то, а прежде всего ему самому, что можно полностью раскрыться как личность только в семье и что именно семья и многодетность является подлинным подтверждением состоятельности, в том числе и материальной.

Конечно, это требует большой и серьезной работы. Но, если мы хотим сохранить Россию, другого выхода нет.



[i] Пахомова Е. Доступное жилье и материальный достаток — основа демографического роста // http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/4340.html. Опубликовано 04.04.07.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/80 114 124 806

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru