Русская линия
Православие и современность Анна Владимирова14.01.2008 

Я и… Я

«Почему так трудно быть честным с самим собой?» — в последнее время я часто думаю над этим вопросом. Особенно, когда вру. Я осознала это не так давно и с тех пор постоянно размышляю о двух полюсах притяжения — правде и лжи. Больше всего меня интересует, почему я вру? Ведь я считаю себя, в общем-то, неплохим человеком, по крайне мере, мне всегда хотелось так думать. Но теперь я в этом не уверена.

Я знаю много видов лжи. Ложь бывает маленькая, незначительная, и большая, чудовищная по своей жестокости, есть ложь-обман и ложь-самообман, ложь-выдумка и ложь-малодушие. При помощи лжи можно добиться своей цели, но бывает и ложь во спасение. Мне больше всего знакома ложь «просто так», от нечего делать, когда спасать никого не нужно и врать тебя никто не заставляет, но ты все равно говоришь неправду и сам себе удивляешься, чего это такого ты нагородил. Хотя, наверное, все виды лжи похожи друг на друга, как братья-близнецы, и все взаимосвязаны, и одна ложь тянет за собой другую, потому что все они — НЕПРАВДА. И эта неправда так прочно вошла в мою жизнь, что я даже не помню, когда я соврала в первый раз. Помню только обжигающее чувство стыда, которое постепенно стало вполне терпимым, а потом и вовсе уменьшилось до ощущения маленького укола.

Мне кажется, что я всегда была вруньей. Но если вы вдруг решите, что это очень легко — постоянно врать, — я скажу вам, что вы ошибаетесь. Потому что обманывать других — трудно. Например, когда я говорю неправду, мне кажется, что все вокруг знают, что я лгу. Не менее трудно обманывать самого себя, потому что кого-кого, а уж себя-то ты знаешь, и если сама себя введешь в заблуждение, то рискуешь совсем запутаться в собственной лжи. Но все-таки гораздо труднее — совсем не врать. Я как-то попробовала быть честной. Даже не с другими, а с самой собой, для начала. И определенно скажу: это совсем нелегкое дело!

Поэтому мне нелегко ответить на вопрос: «Почему так трудно быть честным с самим собой?». Трудно, и все тут. Может, потому, что во мне живут два человека: я и я. Одна «я» — прекрасная, честная и добрая, такая, какой я хочу стать и какой мне хочется, чтобы меня видели окружающие. Другая «я» — мрачная, лживая и злобная, та, какой я являюсь на самом деле и о существовании которого хочу забыть. Но это раздвоение личности — клинический случай для рядового психотерапевта — вовсе не мешает мне думать, что, несмотря на свое постоянное вранье, я — человек порядочный. Ведь чаще всего я вру, чтобы показать свое лучшее «я» и надежно спрятать «я» отвратительное. И очень редко для того, чтобы добиться своей цели или сознательно кого-нибудь обмануть. Поэтому и не перестаю считать, что у меня все в порядке. Словом, я — порядочная свинья. Лежу себе в своей грязной лужице, пускаю пузыри и размышляю о том, как трудно быть честным. Для начала — с самим собой.

Этот «порядочный» человек очень мешает мне понять, что со мной не так. Вроде бы все, как у людей: семья, работа, повседневные хлопоты, обычные радости. Ну, бывают ошибки, грехи. Куда же без них. Приходится и душой покривить, и приврать — но все же не больше других (или все-таки больше?). Только иногда так тоскливо вдруг становится, словно на душе камень лежит. И что-то внутри так и сверлит, и гложет, и вдруг начинаешь понимать, что как-то все не так, и что-то все не то. Как в песне у Высоцкого: «Все не так, ребята!».

Однажды один такой камень чуть совсем было меня не придавил. Помог случай, хотя я и раньше знала, что случайностей не бывает. В общем, строчка из молитвы «Даруй мне прежде смерти покаяние» обрела для меня совсем новый смысл. После первой исповеди, казалось, все перевернулось в душе, все стало ясно и понятно, особенно то, кто является отцом лжи и о существовании кого я раньше как-то не задумывалась. Я даже дала себе обещание, что больше никогда не буду врать, думала, что просто не смогу, но прошло время, и я поняла, что постоянно быть честной у меня почему-то не получается. Вроде бы все понимаю, но то, что коренилось так долго, нельзя вырвать быстро и без следа. Я так и не могу вспомнить, когда я соврала в первый раз, и солгу, если скажу, что следующий раз будет последним.

Впрочем, я не думаю, что когда-либо моя ложь могла привести к каким-нибудь серьезным последствиям. Обычно это довольно безобидное и беззлобное вранье. Хотя нет, есть несколько моментов, о которых мне особенно больно вспоминать. Надеюсь, что у тех людей, которых я когда-либо обманывала и чьими чувствами спекулировала, все сложилось хорошо. Ведь, по большому счету, я навредила только самой себе.

Потому что ложь не бывает безобидной. Она всегда имеет свои последствия. Она разрушает человека, калечит его душу, выворачивает ее наизнанку, превращает первое (в смысле лучшее) творение в последнюю тварь. Но самое страшное — ложь заглушает голос совести, и тем самым нарушает единственно достоверный способ связи с Богом. А без него как узнаешь, что все делаешь правильно? Именно совесть является тем инструментом, с помощью которого действует нравственный закон, заложенный в нас Самим Господом. Как маленький молоточек, она стучится в наши сердца, но ее хорошо слышно только в тишине. Слишком частый обличающий стук постепенно перестаешь воспринимать. А потом и вовсе затыкаешь уши от назойливого шума и еще глубже погружаешься в свою лужу. Да так и будешь в ней барахтаться, пока сам не захочешь взглянуть правде в глаза. Хотя сколько раз бывало — посмотришь на себя, настоящего, и твердо решишь «начать новую жизнь с понедельника», но одна маленькая ложь — и снова с размаху в любимую лужу. Ведь одно дело — знать, что такое правда, и другое — жить по этой правде… Но если ты еще слышишь голос совести, значит, не все потеряно. Значит, ложь еще не все выжгла в твоей душе. Остался маленький островок земли, на котором могут появиться зеленые всходы. Главное, поливать их чистой водой.

Но особенно ложь ослабляет молитву. Потому что Бог есть Истина, и любая неправда противна Ему, несовместима с молитвенным обращением к Нему. Да и как молиться, лежа в грязи? Зная, что ты сам своими словами или помышлениями осквернил тот образ, который в тебе неизгладимо напечатлен? Тут есть только два пути: вставать и изо всех сил снова идти к Богу или оставаться на месте или даже начинать движение в обратном направлении, от света во тьму.

Ложь даже природу грешника исковеркала. Искренний грешник, раскаявшись, будет стремиться никогда больше не совершать подобное. А грешник лживый, «порядочный», в чьем сердце грех нашел себе сочувствующего паразита, будет оправдывать себя тем, что у него все в порядке, и продолжать в том же духе. Потому что быть честным с собой — больно. Больно осознавать, как далеко в своей неправде ты отстоишь от той Истины, которой только и следует искать. Как не похож ты на Того, Чье имя носишь, как недостоин ты называться христианином, воином Христовым.

…Трудно быть честным с самим собой, трудно каждый день, каждую минуту проживать перед лицом Бога, но вместе с тем страшно представить, что когда-нибудь Он отвернется от тебя. И тот молоточек, который всегда был слышен в твоем сердце, когда ты жил во лжи, навсегда замолчит.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=4555&Itemid=289


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru