Русская линия
Православие.Ru Елена Семенищева12.01.2008 

Можайский Лужецкий Ферапонтов монастырь. Часть 3

Часть 1
Часть 2

Но вот пришло время для возрождения древней обители. Лужецкий монастырь был передан Русской Православной Церкви в 1994 году. 23 октября 1994 года в помещении трапезной церкви Введения Богородицы во храм состоялось первое архиерейское богослужение, которое возглавлял митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Знаменательно, что в тот воскресный день читалось Евангелие о воскрешении сына наинской вдовы (Лк. 7, 11−16). Тогда казалось, что монастырь пробуждается к новой жизни в лоне матери-Церкви, как юноша, воскрешенный Господом и отданный матери его. Но, когда после пятивекового пребывания под спудом были обретены мощи основателя обители, преподобного Ферапонта, евангельская история о пробудившемся от смертного сна юноше приобрела другое звучание.

После возвращения монастыря на предполагаемом месте захоронения преподобного Ферапонта был утвержден крест, и вокруг него зацвел никем не сеянный розовый и белый клевер. Чудом казалось и то, что заросли репейника, заполонившие всю территорию монастыря, не могли заглушить этот душистый ковер. В 1997 году при открытии фундамента Ферапонтова храма обнаружили место, где прежде находилась гробница над могилой преподобного. 26 мая 1999 года по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия состоялось обретение мощей преподобного Ферапонта.

Перед началом работ у фундамента разрушенного храма архиепископом Можайским Григорием в сослужении собора духовенства был отслужен молебен, на котором все присутствовавшие испрашивали у Господа помощи в начинаемом деле и благословения неосужденно касаться грешными и недостойными руками честных мощей Его угодника.

Вскрытие грунта началось справа у фундамента солеи в юго-восточном углу разрушенного храма. Стали разбирать основание, на котором когда-то помещалась рака над гробницей святого. Первые три ряда кирпичей, скрепленные цементным раствором, относились к советскому периоду. Это была площадка для станка, установленного на месте гробницы, ведь церковь преподобного Ферапонта после закрытия монастыря была обращена в мастерскую. Дальше шла кирпичная кладка на известковом растворе, в которой использовались кирпичи XVIII века, уже бывшие в употреблении. На некоторых из них сохранились фрагменты фресок, некоторые имели фигурную форму, что объяснялось многочисленными перестройками храма. После того как был снят пятый ряд этой кладки, у комиссии появились сомнения, на том ли месте ведутся работы? Ряды кирпичей следовали один за другим. Обнажился одиннадцатый ряд. Сделанный по краю кладки шурф (небольшой раскоп) показал еще четыре ряда кирпичей в глубину. Ситуация требовала расширения всего раскопа, и через короткое время левее предполагаемого места захоронения и практически напротив царских врат на глубине около одного метра выявились контуры могильной ямы, заполненной серо-коричневой глиной. Чуть глубже были обнаружены контуры деревянной долбленой колоды антропоморфной формы, характерной для погребального обряда средневековой Руси XV—XVI вв.еков. Произошло это около шести часов вечера. Небольшая погрешность в определении места погребения теперь объяснялась просто. Место расположения раки в храме соответствовало традиции, но надо помнить, что храм возводился над могилой преподобного и фундамент никак не мог быть заложен строителями вплотную к захоронению.

Обратимся к заключению Акта комиссии об обретении. «На основании исторических источников и монастырской традиции, указывающих на размещение могилы преподобного справа у солеи в храме преподобного Ферапонта, а также археологической информации, обретенные останки следует несомненно признать святыми мощами основателя Лужецкой обители — преподобного Ферапонта Можайского».

В официальный документ по понятным причинам не могло войти описание явлений и событий, сопровождавших обретение, которые христианской душе трудно объяснить случайным совпадением. Все время работ непрерывно читались канон с акафистом преподобному Ферапонту и Псалтирь. Обнаружение места захоронения произошло на шестой песне канона при чтении слов: «Устранил есть истление от тела твоего Господь Бог твой, Ему же ты пел еси со гласом хваления и исповедания». Наряду с этим нужно упомянуть о необыкновенно крупных каплях дождя, оросивших место работ, когда обнажилась вся колода, и разнесшемся при этом легком благоухании. Люди решили без передышки копать дальше, но ветер, поднявший клубы известковой пыли, и ливень, обрушившийся на монастырь, заставили всех уйти в Рождественский собор. Духовенством был вновь пропет акафист преподобному. С окончанием акафиста закончился и дождь…

Работа на раскопе продолжилась, и совсем скоро святые мощи были обретены. Владыкой Григорием Можайским они были подняты и перенесены в соборный храм.

В то время богослужения совершались в единственном освященном монастырском храме — надвратной церкви Преображения Господня. Именно здесь и покоились после обретения святые мощи преподобного Ферапонта. «Радуйся, верный хранителю обители, в ней же почивает тело твое; радуйся избавляяй обитель сию от разрушения», — поется в акафисте преподобному Ферапонту. Лужецкая обитель, молитвами преподобного Ферапонта сохраненная от многих бед и напастей, от полного разрушения, получив зримое благословение своего основателя в обретении его святых мощей, начала возрождаться. Нашлись и средства, и благодетели. Монастырь постепенно стал подниматься из полуразрушенного состояния. В кратчайшие сроки была очищена от мусора и благоустроена территория обители.

9 июня 1999 года состоялось торжественное празднование памяти преподобного Ферапонта и обретения его святых мощей. Богослужение проводилось под открытым небом, возглавлял его митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. В тот день монастырь был полон молящихся, несмотря на тридцатиградусную жару, от которой плавились свечи, так что их невозможно было поставить на подсвечник. Праздник запомнился радостью сродни пасхальной. И еще радостнее становилось от того, что преподобный Ферапонт теперь пребывал в своей обители и зримо, святыми мощами.

«Слава Богу, что еще одна святыня обретена. К мощам преподобного Ферапонта, основателя Можайского Лужецкого монастыря, почивающим ныне в обители, будут притекать люди Божии, прося молитвенного предстательства и укрепления на своем жизненном пути у подвижника земли Русской», — написал на представленном ему Акте обретения мощей Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. 6 июля 1999 года Его Святейшество одним из первых совершил паломничество к новообретенной святыне.

Закончились торжества по случаю обретения святых мощей, и началась кропотливая работа по восстановлению соборного храма Рождества Пресвятой Богородицы. Пришлось заново реставрировать кровлю, покрывать купола, устанавливать кресты. Воссоздание галереи собора началось с устройства парадного крыльца. Собор был некогда расписан мастерами школы Дионисия, но сохранились и были отреставрированы лишь фрагменты росписи, позволяющие говорить о том, что одной из тем древней настенной живописи собора были сцены из Апокалипсиса. Современные мастера иконописи завершили работу над четырехъярусным иконостасом. Выпускниками Санкт-Петербургской академии художеств написана икона «Преподобный Ферапонт в житии» с шестнадцатью клеймами, на четырех из которых мы видим современников и сомолитвенников святого: святителя Феодора, архиепископа Ростовского, преподобных Сергия Радонежского, Кирилла и Мартиниана Белозерских. Уникальность иконы состоит в том, что на одном из ее житийных клейм впервые изображено событие новейшей церковной истории — обретение святых мощей преподобного Ферапонта. Храмовая икона «Рождество Пресвятой Богородицы», как и весь иконостас, написана заново и тоже имеет свою особенность — клейма со списками наиболее чтимых икон Божией Матери.

К 190-летию Отечественной войны 1812 года в местном ряду иконостаса появилась икона, какой прежде в Можайске не существовало — «Можайские святые». На ней изображены стоящими «на воздусех» над святыми храмами Можайской земли: покровитель города святитель Николай Мирликийский с мечом и градом в руках; святители Макарий, митрополит Московский, и новомученик Димитрий, архиепископ Можайский; новомученик протоиерей Константин; благоверные князья Феодор Смоленский и Димитрий Донской, начинавшие некогда княжить в Можайском уделе; преподобные Ферапонт Можайский и Рахиль Бородинская. Над святыми изображены два ангела, несущие явленную в 1413 году вблизи Можайска Колоцкую икону Божией Матери.

Здесь, в соборе Рождества Пресвятой Богородицы, в резной деревянной раке покоятся теперь мощи основателя монастыря преподобного Ферапонта Белозерского и Можайского чудотворца. Восстановление церкви его имени — дело будущего.

В настоящее время на очереди — реставрация колокольни. Ни один из старых монастырских колоколов не сохранился, но уже на средства благодетелей отлиты новые колокола, в том числе полутонный и тонный. В нижнем ярусе колокольни устроена часовня для поминовения усопших. Распятие из белого итальянского мрамора для нее подарил народный художник России скульптор Владимир Владимирович Глебов-Вадбольский в память о своем предке, князе Федоре Федоровиче Вадбольском, в иночестве Феодосии, который с 1702 по 1704 год был настоятелем Лужецкого монастыря.

Но, как оказалось, и более давний предок дарителя также имеет отношение к монастырской истории. Княжеский род Вадбольских происходит от князей Белозерских, которые в XIV веке стали подчиняться Московскому князю. Интересно, что князь Юрий Васильевич Белозерский-Сугорский был тем самым наместником Можайского князя Андрея Дмитриевича, который и уговаривал преподобного Ферапонта оставить Белоозеро и прийти в Можайск.

Невидимой нитью связана и по сей день Можайская земля со столь любезным сердцу преподобного Ферапонта Белозерьем. В Лужецком монастыре на месте разоренного безбожниками некрополя водружен поминальный деревянный крест с надписью: «Блаженной памяти священноиноков, всей братии, строителей и благоукрасителей». Вырезан он за много верст от Можайска, — верст, что были пройдены преподобным Ферапонтом шесть столетий назад. Резали крест на Белом озере, в монастыре его друга и сопостника преподобного Кирилла.

Радует то, что не только новыми святынями может гордиться Лужецкий монастырь — сюда чудесно возвращаются и некоторые древние его реликвии. В 1686 году патриарх Иоаким сделал богатый вклад в монастырскую ризницу — напрестольное Евангелие, обложенное золоченым серебром. «У сего Евангелия передняя дска серебряная золоченая, хорошей чеканной работы, до 4 фунтов весом, а корешок и задняя дска тоже чеканные, золоченые, но медные; оно в большой лист, печатано в 1681 году», — так описывал в конце XIX века это святое Евангелие летописец монастыря архимандрит Дионисий. После революционных потрясений XX века богатейшая ризница монастыря перестала существовать. Имеется свидетельство о том, как в безбожные годы с богослужебных книг XVI—XVIII вв.еков срывались драгоценные оклады. Могла ли в тех чудовищных условиях сохраниться святыня? Оказывается, могла. Святое Евангелие без оклада многие годы пролежало невостребованным и неузнанным в одном из двух незакрывавшихся храмов Можайска — церкви Илии Пророка. Потом, уже на исходе XX века, его переплели и передали в Лужецкий монастырь. 30 декабря / 12 января 2000 года, в день памяти святителя Макария, митрополита Московского, патриарший дар впервые оказался на престоле Преображенского храма. За Божественной литургией при чтении указанного зачала игумен монастыря обратил внимание на написанное старыми чернилами внизу страницы слово. Оно оказалось началом вкладной записи. Вся запись на сорока страницах гласила: «Сию / книгу / великий / Кир / Иоаким / Патриарх / Московский / и всея / России / и северных / стран / даде / во обитель / Пресвятыя / Богородицы / в храм / честнаго / Ея Рождества / в Лужецкой / монастырь / иже / есть / во граде / Можайске / в вечное / поминание / по родителех / своих / от мироздания / 7104 / лета / месяца / марта / и из тоя /обители книга сия / да не похитится / ни кимже / во веки. / Аминь аминь. / Буди сие буди». Крепко первосвятительское слово! Святая книга вернулась туда, где предписано ей пребывать вовеки.

Поддерживаемые на протяжении прежних столетий и, казалось бы, забытые в безбожные десятилетия XX века традиции начали возобновляться при игумене Борисе (Петрухине), назначенном настоятелем Лужецкой обители в 1994 году. Много и физических, и душевных сил отдал этот достойный пастырь монастырю. Из «охраняемого государством» памятника архитектуры, каким воспринимался монастырь можайцами, он вновь стал местом молитвы. Возрождение монашеской обители повлекло за собой возрождение человеческих душ, очищение их от греха и порока. Когда 7 июня 2001 года в преддверии дня памяти преподобного Ферапонта над новыми вызолоченными главами собора Рождества Пресвятой Богородицы были установлены кресты, автору этих строк довелось услышать в рейсовом автобусе высказывание одного далеко немолодого человека: «Надо же, красота какая! И не видел, и не предполагал, что у нас здесь рядом такая красота есть. Гляжу, и даже хочется и на себя крест надеть».

«Дом Пречистыя Богородицы честнаго и славнаго Ея Рождества и преподобнаго Ферапонта в Лужках в Можайске», настоятелем которого с октября 2005 года является игумен Мефодий (Соколов), продолжает преображаться, благодаря той посильной помощи, что оказывают ему прихожане, паломники и благодетели. Но дела рук человеческих немощны без молитвенного предстательства сонма святых угодников Божиих, наших святых и благочестивых соотечественников.

Дом для спасающихся душ хотел построить в своем городе князь Андрей Дмитриевич и призвал преподобного Ферапонта. «Воля Господня да будет», — сказал святой старец и пришел в Можайск. И монастырь был построен. Далее все было как в евангельской притче: «…и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне» (Мф. 7, 24−25). Княже Андрее, к дому Божиему снова тянутся души, жаждущие спасения.

http://www.pravoslavie.ru/put/80 111 142 221


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru