Русская линия
Известия Борис Клин11.01.2008 

Православные, давайте жить дружно
Сохранит ли Московский патриархат свою паству в странах СНГ?

На Украине Русской православной церкви грозит новый раскол. Ситуация настолько серьезна, что президент Путин в своем послании украинскому лидеру Виктору Ющенко осудил такую деятельность политиков и даже поставил ее в один ряд с героизацией военных преступников, сотрудничавших с нацистами. Одновременно в Молдавии острая борьба разворачивается между Московским и Румынским патриархатами. «Известия» постарались разобраться: кому на постсоветском пространстве мешает РПЦ и способно ли православие укротить политические страсти на наших границах.

Украинский фронт

— На наших храмах уже стесняются вешать таблички с надписью «Московский патриархат»! Даже на официальных бланках Украинской православной церкви стараются его не упоминать, — такие сенсационные новости привез в Москву в ноябре глава Союза православных граждан Украины Валерий Кауров. Выступая в зале церковных соборов храма Христа Спасителя, он объявил, что среди иерархов Украинской православной церкви — самоуправляемой части РПЦ появилось немало сторонников провозглашения автокефалии — т. е. полной церковной независимости. Кауров утверждал, что Собор УПЦ, намечавшийся на 22 декабря, собирается принять в устав некие поправки, облегчающие путь к церковной «самостийности».

Однако Собор был неожиданно и без объяснения причин перенесен на лето 2008 года. Вместо него архиереи УПЦ осудили Каурова, подчеркнув, что поправки в устав никак не влияют на статус Украинской православной церкви как самоуправляемой части РПЦ.

Тем не менее российские эксперты признают: среди украинских иерархов действительно есть сторонники автокефалии. Даже называются имена, в том числе и в окружении Предстоятеля УПЦ митрополита Владимира. Наблюдатели указывают на весьма странную позицию Священного Синода УПЦ в связи с решением властей переименовать улицу, на которой расположена Киево-Печерская лавра, в честь Мазепы. Того самого, что изменил Петру I под Полтавой. На Украине его объявили героем. А Синод лишь покорнейше просит назвать именем преданного анафеме гетмана какое-нибудь другое место. И даже предлагает меры по дальнейшему увековечиванию его памяти: «Можно было бы установить памятник гетману Мазепе на месте взорванного богоборческой властью Свято-Николаевского военного собора или недалеко от восстановленного Мазепой Михайловского Златоверхого монастыря». Объясняется ли это уважением иерархов к Мазепе — строителю храмов и монастырей? Или это дипломатический ход?

Раскол РПЦ на Украине произошел еще в начале 90-х. Следует отметить неизменность политического курса всех украинских президентов на создание собственной Церкви. Предшественники Ющенко многие годы безуспешно пытались слить в один «флакон» УПЦ, «Киевский патриархат» и «Украинскую автокефальную церковь». Две последние в православном мире никем не признаны. Сейчас изменился тактический подход — раз в УПЦ не хотят объединяться с раскольниками, так и не надо. Пусть они сами станут поместной Церковью. Или хотя бы просто отделятся от РПЦ.

Появление на Украине автокефальной церкви станет трагедией и для многих украинцев, и для россиян. Киев — «мать городов русских» перестанет быть частью общего духовного и культурного пространства. Не трудно представить себе и обостренную реакцию российских политиков на такой поворот. Они наверняка объявят потерю 1/3 приходов падением престижа РПЦ и нашей страны.

«Партизанский, молдаванский собираем мы отряд»

За две недели до наступления 2008 года с центральной улицы Кишинева исчезла установленная мэрией рождественская елка. В Молдавии эту новость курьезной не считают. Пропажа лесной красавицы — не шутка и не хулиганство, а эпизод в остром религиозно-политическом конфликте. Румынская православная церковь отмечает Рождество по григорианскому календарю — 25 декабря. Молдавская церковь Московского патриархата — 7 января. Республиканские власти обвинили мэрию Кишинева в досрочной установке дерева в знак симпатии к румынам. А они не признают границ Молдавии, ее граждан считают своим разделенным народом и охотно выдают им свои паспорта.

Отношения между двумя станами сейчас крайне напряженные. Президент Молдавии выслал двух румынских дипломатов и отозвал посла из Бухареста.

На таком фоне Румынская православная церковь активизировала усилия по созданию своей митрополии в Молдавии. От 5 до 7 процентов верующих уже поменяли Молдавскую церковь на Румынскую. И не исключено, что после Нового года число перебежчиков увеличится. Бухарест намерен платить приходским священникам ежемесячно зарплату в 300 евро и освободит их от обязанности отчислять какие-либо средства в епархии. «Для многих это большой соблазн», — так говорят и священники, и иерархи, включая митрополита Молдавского и Кишиневского Владимира. Он предлагает российским бизнесменам помочь Церкви, выделить гранты для священников — тоже по 300 евро.

— Большинство в сельских храмах сначала даже не заметит перемены, — считает епископ Бельцкий и Фалэштский Маркел. — У нас службы на молдавском, а он мало отличается от румынского языка.

Последствия изменений скажутся позже. Причем на людях, действительно участвующих в жизни прихода, не на «захожанах» (тех, кто изредка заходит поставить свечку).

— Людей вынуждают отказаться от собственной культуры, а мы защищаем свободу, — объясняет заместитель главы отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин. — Через определенную литературу в храме, через проповеди людям будет навязываться националистическая версия христианства. На Украине есть храмы, где распространяют книги, в которых больше говорится о великой Украине, чем о Христе. Я не люблю засилья книг о великой России в наших храмах, но у нас их обычно все-таки меньше, чем книг о вере.

То же самое будет происходить и в Молдавии. Лидер оппозиционной парламентской фракции социал-демократов Дмитрий Брагиш в бытность премьер-министром пытался не допустить регистрации Румынской митрополии. Позиция его не изменилась: «Появление румынской церкви грозит нам кризисом национальной идентичности».

— Мы опасаемся нового раскола страны, — соглашается с Брагишем представитель правящей Коммунистической партии, депутат парламента Владимир Витюк. — Румынская экспансия сейчас для нас вопрос более острый, чем Приднестровье.

Хотя и о нем не забывают. В том числе и по религиозным причинам. «В политических кругах никто не приветствовал награждение Смирнова орденом Русской православной церкви», — замечает Витюк.

В Церкви же объясняют, что лидер Приднестровья был награжден за помощь в строительстве кафедрального собора и епархиального управления. «Но была война, погибли люди, и многим было обидно, что он получил орден», — признает митрополит Владимир, подчеркивая, что сейчас Молдавская церковь объединяет обе стороны Днестра. Но депутат Брагиш говорит, что в Молдавии не забыли, как священники благословляли казаков во время войны. Найти баланс в этом вопросе очень тяжело.

Есть и еще один фактор, о котором нельзя не упомянуть — «нестроения» внутри самой Молдавской церкви. В Кишиневе один из священников подарил мне сорванное со столба объявление: в монастыре в Сахарне проводятся молебны для снятия порчи, венца безбрачия и т. п. Из ста с лишним приходов, находящихся ныне в юрисдикции румын, примерно 20 ушли из-за конфликта с бывшим епископом Унгенским Петром. Священники и миряне утверждают, что, еще будучи архимандритом, он практиковал изгнание бесов (чин отчитки), не пользовался авторитетом среди духовенства. Оно его не приняло. Якобы дело дошло до драк. В итоге владыка Петр от самостоятельного управления епархией был отстранен. Впрочем, митрополит Владимир обвинения в нарушении канонов со стороны епископа Петра отвергает: «Он молодой энергичный священнослужитель. Слишком рьяно взялся за дело. А в „Бессарабскую митрополию“ из его епархии ушли священники, 11 из которых — родственники. Для Молдавии это существенно».

Конечно, приехав на несколько дней в республику, трудно разобраться, что именно толкает верующих в Румынскую церковь: деньги, политические разногласия или низкий авторитет духовенства.

Абхазия — ничейная земля

Абхазия — еще одна точка межгосударственного и церковного раздора.

Грузия — страна православная. Даже в большей степени, чем Россия. На 4 миллиона граждан — 36 епархий, несколько тысяч приходов. Для сравнения: в десятимиллионной Москве — 725 приходов. Абхазия — каноническая территория Грузинской церкви. Но после войны она не может осуществлять там свое служение. Однако тут же внезапно возник священник Виссарион Аплиа. Журналисты называют его то главой Сухумо-Абхазской епархии, то и.о. управляющего этой епархией. Какой именно церкви принадлежит епархия — не уточняется. Какого Патриарха и епископа поминают в Абхазии, неизвестно (но это обязательная часть богослужения в православии). От кого абхазские священники получают миро — обсуждать не принято (это тоже признак церковной юрисдикции).

Какова же позиция Грузинской православной церкви? Ее иерархи подчеркнуто уважительно отзываются о России. Многие из них, включая Католикоса-Патриарха всея Грузии Илию II, учились в России. Но территориальная проблема отразилась и на межцерковных отношениях. Хотя официально РПЦ никогда не признавала и не признает самозваную епархию, в 2002 году отец Виссарион получил орден РПЦ Сергия Радонежского III степени. Отец Виссарион — горячий сторонник независимости Абхазии. А кроме того, был рукоположен Грузинской церковью, и ее иерархи считают некорректным награждение священника Русской церковью.

Его Святейшество Илия II пару месяцев назад написал президенту Бушу письмо с призывом оказать содействие в восстановлении территориальной целостности Грузии. Выступая недавно в кафедральном соборе Тбилиси, Католикос-Патриарх предупредил: «Пусть никто не думает, что наш народ сможет примириться с таким состоянием».

Недавно Москву посетил митрополит Ахалкалакский и Кумурдойский Николай. Владыка рассказывал о своей учебе в МГУ, что пишет диссертацию в Православном Свято-Тихоновском университете Москвы, что в своем храме служит для гостей на церковно-славянском. Говорил о необходимости культурного обмена — вот хорошо бы привезти в Москву детский хор из Грузии: «Ведь растет новое поколение, оно совсем не знает России».

Потом я спросил: есть ли в Грузии политические силы, готовые признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Владыка ответил:

«Всерьез можно лишь обсуждать степень автономности. Я не слышал, чтобы кто-то предлагал признать независимость. Думаю, такой человек сразу перестанет быть политиком».

«Симфонический» треск

На Украине, в Молдове, в Закавказье, да и в России — везде религия становится средством укрепления национальной идентичности и суверенитета. Еще в Византии был сформулирован принцип «симфонии» церковной и светской власти. Они должны жить в согласии и сотрудничать. В Греции Церковь не отделена от государства. В Румынии тоже. Такая вот древняя традиция. Но насколько полезно следовать ей сегодня? Конечно, близость к правительству всегда облегчает миссию священнослужителей внутри страны. Но за ее пределами, в глазах другого государства, зарубежная Церковь уже выглядит как агент чужого влияния. А если отношения между странами напряженные, то желание избавиться от иностранной религиозной опеки становится вполне понятным.

В таких условиях сохранить единство РПЦ — очень сложная задача. Надо отдавать себе отчет: на Украине уже немало людей, считают автокефальность таким же атрибутом суверенитета, как герб, гимн, флаг, собственная валюта и армия. С этим вынужден считаться уважаемый в России экс-премьер Виктор Янукович. Панихиду по жертвам голодомора он предпочел отстоять не у митрополита Владимира, а в Софийском соборе у «патриарха» Филарета. И даже поцеловал крест, поднесенный главой раскольников. А УПЦ не осталось ничего другого, как не заметить тяжкого грехопадения популярного лидера…

http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3111809/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru