Русская линия
Татьянин день Мария Хорькова09.01.2008 

«Читаем» икону Рождества

Иконография Рождества Христова так же значительна и многопланова, как и сам праздник. Она очень «сюжетна» — на иконе изображаются многие события, о которых упоминается в Евангелиях от Матфея и от Луки и Священном Предании.

Небо мне показася днесь земля, на ней бо рождается Творец, в яслях воскланяется, в Вифлееме Иудейском. Со ангелы поют пастырие непрестанно: в вышних слава, мир в мире, ведеша бо звезду путешествующа с волхвы, скоро же текуще принести дары: злато, смирну и ливан, яко всех Сущему Богу и Царю вечному, и Зиждителю всяческих, в вертепе за милосердие Рождшемуся.

(«Небом сегодня кажется мне земля, ибо на ней рождается Творец, в яслях восходит, в Вифлееме Иудейском. С ангелами непрестанно поют пастухи: слава в вышних, мир в мире, ибо узнали звезду движущуюся с волхвами, которые спешат принести Родившемуся в пещере по Его милосердию дары: золото, мирру и ладан, к Богу всего сущего, вечному Царю и Создателю всего.» — из рождественского богослужения)

История изображения

Иконография Рождества Христова так же значительна и многопланова, как и сам праздник. Она очень «сюжетна» — на иконе изображаются многие события, о которых упоминается в Евангелиях от Матфея и от Луки и Священном Предании. Суть праздника — утверждение истинности воплощения Бога Слова, пришедшего на землю во плоти ради спасения человечества от рабства греха — выражена и в иконографии. На иконе мы видим основные события, сопровождавшие пришествие в мир Сына Божия Иисуса Христа, икону можно «читать» как книгу. Так называемая «ковровая» композиция иконы изображает события, произошедшие в разных местах в разное время как бы одном плане, уровне, мы видим их одновременно. Акценты же расставляются с помощью цвета и расположения частей изображения.

Богородица

«Дева днесь Пресущественнаго раждает…»

В центре композиции иконы Рождества Христова — Богоматерь. Именно Ей принадлежит исключительная роль в устроении человеческого спасения.

Обычно Она представлена лежащей, что подчеркивает реальность Рождества и тем самым — Боговоплощения.

Богородица изображена отвернувшейся от спеленатого Христа. Это положение Богоматери указывает на то, что рожденный Ею Богомладенец принадлежит уже не Ей, а всему миру. Также этот поворот символизирует обращение Богородицы к миру, для которого отныне Она должна стать заступницей и утешительницей.

Гора, в которой мы видим пещеру с яслями, традиционно ассоциируется с Богоматерью, а пещера, в таком случае, может быть истолкована как Ее чрево. Пещера символизирует также падший мир, в котором воссияло «Солнце правды» — Христос.

Ясли

" В вертеп вселился еси Христе, ясли Тя восприяху…"

Рядом с Девой Марией — Богомладенец, лежащий в яслях.

Иоанн Златоуст говорит, что ясли изображают Престол небесный, а скот — предстояние ангелов.

Ближайшими ко Христу изображаются животные — вол и осел. Они не упоминаются в Евангелии, но традиция связывет их изображение с прочтением этого сюжета как исполнения пророчества Исайи: «Вол знает владетеля своего, и осел ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет» (Ис 1:3).

Толкователи этого сюжета сходятся на том, что вол- это символ рожденных в законе, Израиля, а осел — символ язычников. И между ними изображается божественный Младенец, освобождающий их из-под ярма: одних — из-под ярма закона, других — поклонения идолам.

На русской почве из-за утери понимания первоначального смысла этого изображения вол и осел часто заменяются на обычных в сельском обиходе корову и лошадь.

Пастухи

" Ангели с пастырьми славословят…"

На иконе Рождества непременно изображаются пастухи и волхвы. Пастухи, первыми из всех людей узнавшие о Рождестве Спасителя, — это простые, безыскусные души, «ничтожные мира сего». После Господь во время своей проповеди возвысил образ пастуха, сказав о Себе «Я есмь Пастырь добрый». Пастыри в изображениях Рождества выражают тот удивительный детский восторг, упоение чудом, на которые способны лишь «чистые сердцем» и «нищие духом». Тут же изображается и благовестие им ангелов.

Звезда

«…и звездою учахуся»

Вверху мы видим полукруг неба с изображенной на нем звездой, из которой иногда исходит луч. Именно звезда привела к месту рождения Спасителя волхвов и пастухов. Поэтому внимание персонажей часто оказывается сосредоточенным на звезде. Звезда, таким образом, определяет ось композиции, и луч, падающий на ясли Младенца, указывает на главное чудо этого момента — Рождение «Сущего прежде век», положение в ясли Необъятного, повитие пеленами Того, Кто «покрывает небо облаками».

Как пишет свт. Иоанн Златоуст, звезда была не просто физическим явлением, но особой разумной «ангельской силой». Трактовалась звезда и как Святой Дух. В некоторых поздних изображениях Рождества в XVII—XVIII вв. звезда заменяется ангелом

Волхвы

«Тебе кланятися, Солнцу Правды»

Волхвов в каком-то смысле можно противопоставить пастухам. Они — люди ученые, познавшие всю мудрость человеческую и доступную познанию язычников Премудрость Божию, разлитую в природе. Волхвы искали на небе и на земле только истину и не остановились ни перед какими препятствиями, когда благая весть о рождении Того, Кто сказал о Себе «Я есмь Путь и Истина и Жизнь» явилась им в виде звезды.

Волхвы обычно изображаются мужами трех возрастов: старец, зрелый мужчина и юноша. Это подчеркивает то, что Божественное Откровение дается людям независимо от возраста и жизненного опыта.

Дары волхвов Богу — золото, ладан и смирна. Иоанн Златоуст пишет, что они символизируют науку, любовь и послушание, которые восточные мудрецы приносят Богу. Блаженный Августин и святитель Григорий Двоеслов видят в дарах волхвов исповедание Христа Царем (приношение золота), Богом (приношение ладана) и Человеком, готовым умереть (приношение смирны).

Ангелы

«Слава в вышних Богу»

В верхней части композиции представляется ангельское воинство, славословящее и поющее: «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение». Ангелы учат петь вместе с собой пастырей, а заодно и всех людей. Это совместное пение вызывает в памяти Литургию, когда люди поют ангельскую песнь «Свят Господь Саваоф» и уподобляются в этом ангелам. Тогда действительно оказывается, что небо опустилось на землю благодаря пришествию Бога во плоти.

Сцена Омовения Христа

В нижней части иконы представлено омовение младенца Христа, которое совершают две женщины. Одна из них, повитуха, была приведена в пещеру праведным Иосифом. Увидев чудесные роды, она позвала в пещеру другую женщину, у которой все происходящее вызвало сомнение. Описание последующих событий читаем в Предании: «И только протянула Саломея палец, как вскрикнула, и сказала: Горе моему неверию, ибо я осмелилась искушать Бога. И вот рука моя отнимается как в огне… и тогда предстал перед нею ангел Господень, и сказал ей: Саломея, Саломея, Господь внял тебе, поднеси руку свою к младенцу и подержи Его, и наступит для тебя исцеление и радость. И подошла Саломея, и взяла Младенца, сказав, поклонюсь Ему, ибо родился великий Царь Израиля. И сразу же исцелилась Саломея…».

Изображение купания Младенца вновь акцентирует истинность пришествия Бога во плоти, свидетельствует о действительном Боговоплощении, также в купании Младенца можно видеть прообраз Крещения Господня.

Иосиф Обручник

И последний необходимый элемент иконографии Рождества — изображение сидящего в задумчивости Иосифа. Такая поза связана с его сомнениями после Благовещения.

Сомнения Иосифа в иконографии Рождества материализуются в фигуру старца в козлиных шкурах, стоящего над ним. Эта фигура вызывала и вызывает у исследователей множество споров. Одним этот странный старец кажется просто пастухом, пришедшим побеседовать с Иосифом о тайнах Домостроительства Божия; другим — Иаковом, апокрифическим сыном Иосифа, якобы сопровождавшим отца в Вифлеем и также бывшего свидетелем Рождества Спасителя; третьим — воплощением сомнений Иосифа в образе диавола (который иногда представляется с рожками или хвостиком). Последнее толкование является наиболее распространенным. В таком случае кривая клюка старца символизирует ложь, на которую он опирался в беседе с Иосифом. В их этом диалоге, по мнению исследователей, показано столкновение двух миров: рационалистического, не желающего верить в чудо, а значит и в любые формы жизни духовной, и мира Духа, — в котором человек неподвластен земным законам.

http://www.taday.ru/text/28 086.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru