Русская линия
Нескучный садСвященник Василий Секачев03.01.2008 

Какие модели отношений Церкви и государства существовали в истории?

Церковь вне закона

Римская империя 34−313 гг. Двадцатый век: коммунистическая Албания, коммунистический Китай.

Симфония

«Величайшие блага, дарованные людям высшею благостью Божией, суть священство и царство, из которых первое (церковная власть) заботится о божественных делах, а второе (государственная власть) руководит и заботится о человеческих делах». Формулируя принцип симфонии в знаменитой 6-ой новелле, император Юстиниан I (527−565) на первое место поставил священство. Однако классическая византийская симфония нигде не существовала в абсолютной форме. В России против симфонии решительно выступает уже царь Алексей Михайлович. С него начинается новое подчинение Церкви государством, которое логически заканчивается Петровской церковной реформой

Эта система отношений, считающаяся идеальной, сложилась в Римской империи спустя столетие после того, как св. император Константин эдиктом 313 года дал христианам свободу. «Суть симфонии составляет обоюдное сотрудничество, взаимная поддержка и взаимная ответственность без вторжения одной стороны в сферу исключительной компетенции другой. Государство при симфонических отношениях с Церковью ищет у нее моральной, духовной поддержки, ищет молитвы за себя и благословения на деятельность, направленную на достижение целей, служащих благополучию граждан, а Церковь получает от государства помощь в создании условий, благоприятных для благовествования и для духовного окормления своих чад, являющихся одновременно гражданами государства» (прот. Валентин Цыпин, «Церковное право»). Принцип симфонии был четко сформулирован в VI веке императором Юстинианом в особом документе — так называемой 6-й новелле.

Однако симфония в чистой форме вряд ли существовала. Государство в лице императоров не раз претендовало на принятие окончательных решений в церковных делах. Причину этого историк прот. Валентин Цыпин видит в том, что христианские императоры были наследниками языческой имперской идеологии, в которой император был верховным первосвященником. Особенно опасной для Церкви это идейное наследие стало в эпоху иконоборчества, при императорах-еретиках.

Русские цари также не были в отношении симфонии последовательными. Иван Грозный после своего покаяния 1547 г. во всем слушался Церковь, прося священников «наказывать и просвещать» его, как «сына своего», а если он будет что-либо делать не по правилам святых отцов, запрещать ему «без всякого страха». Однако после смерти жены Анастасии Романовны (1560) и митрополита Макария (1563) все переменилось в самую худшую сторону.

При Феодоре Иоанновиче (1584−1598) вновь устанавливается симфония, которая продолжается при Борисе Годунове (1598−1605). Против симфонии решительно выступает только уже Алексей Михайлович. С него начинается новое подчинение Церкви государством, которое логически заканчивается Петровской церковной реформой. У Петра I (1689−1725) искажение симфонической нормы оказывается связано с влиянием протестантизма.

Средневековая западноевропейская «теократия»

В средневековой католической Европе сложилась так называемая доктрина «двух мечей». Согласно этой доктрине, и церковная, и государственная власть восходят к Римскому епископу. Прот. В. Цыпин, «Церковное право»: «Светские государи в средневековом Риме считались вассалами папы; папы усваивали себе тогда право не только короновать императоров и королей, но и лишать их престолов… Этому способствовало то обстоятельство, что первый средневековый император Запада Карл Великий (800−814), в отличие от византийских василевсов, не был прямым преемником Римских императоров и императорскую корону получил от папы… Могучим средством пап в борьбе со светскими государями был интердикт — запрет совершать богослужения в той или иной стране до тех пор, пока подданные не свергнут своего отлученного папой монарха. Но в отстаивании своего приоритета папы и католические епископы прибегали и прямо к материальным средствам, к применению вооруженной силы.
В результате Католическая Церковь этатизировалась. Папы стали полновластными монархами значительной части Италии — Папской области, остатком которой является современный Ватикан; многие епископы, в особенности в феодально раздробленной Германии, были князьями, имевшими государственную юрисдикцию на своей территории, свои правительства, свои войска».

Государственная Церковь

Государственная церковь: религиозная община, к которой принадлежит государь, официально именуемый главой церкви, обыкновенно составляет большинство населения и пользуется преимуществом государственной Церкви. В Великобритании монарху принадлежит формальное право назначать архиепископа Кентерберийского и епископов по представлению премьер-министра. Епископы заседают в палате лордов в качестве баронов королевства. Вмешательство государственной власти в дела Церкви минимизировано

В странах, где победила Реформация, в религиозных вопросах установился принцип территориализма: «cujus est regio, illius est religio» («чья власть, того и вера»). Прот. В. Цыпин: «При последовательном своем осуществлении эта система подразумевает изгнание из государства приверженцев иного вероисповедания, чем носитель высшей государственной власти (в ходе Реформации и контрреформации изгнания и даже избиения иноверцев предпринимались не раз); но в жизни прочно утвердилась, однако, смягченная форма осуществления этого принципа — так называемая государственная церковность, когда религиозная община, к которой принадлежит государь, официально именуемый главой Церкви, обыкновенно составляющая большинство населения, пользуется преимуществом государственной Церкви, а права иных религиозных общин оказываются ограниченными».

Государственная церковность сохраняется, к примеру, в современных Греции, Дании, Великобритании. На практике, однако, даже если Церковь считается государственной, большинство современных правительств не вмешивается в церковные дела. А из ограничений, налагаемых Церковью на власть, сохранилась разве что обязательная принадлежность главы государства к конфессии, имеющей государственный статус.

Синодальная система в России

Эта система, возникшая при Петре I, сочетала государственную церковность по образцу протестантских немецких княжеств с элементами симфонии. Прот. В. Цыпин: «После Петра правительство России ставило перед собой вполне секулярные, вполне автономные от религиозной санкции цели, а привилегированный статус Православной Церкви, ее „господствующее“ в сравнении с другими религиозными общинами положение находило себе оправдание уже только в том, что Православие, согласно „Основным законам Российской Империи“, являлось вероисповеданием Государя и большинства его подданных.

Властной рукой Петра Церковь была отодвинута с авансцены национальной жизни. И сам он, и его преемники смотрели уже на Церковь не столько как на высочайшую святыню народа, воплощающую в себе весь смысл его существования… сколько как на одну из опор государства, причем, — и это было худшей чертой послепетровской системы церковно-государственных отношений — саму нуждавшуюся в опеке и надзоре со стороны правительства».

При этом, однако, Синод не стал все-таки духовной коллегией (то есть одним из, по-современному говоря, министерств), чего первоначально хотел Петр. Синод был во многих правах приравнен к Сенату.****ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ, УТОЧНИТЬ Также в нем появилась фигура Первоприсутствующего митрополита, то есть митрополита Санкт-Петербургского, которая отчасти уравнивала баланс сил (представитель государства обер-прокурор — представитель Церкви митрополит).

Отделение Церкви от государства

Прот. В. Цыпин: «В Соединенных Штатах Америки, которые с самого начала своей истории представляли собой многоконфессиональное государство, утвердился принцип отделения Церкви от государства, который предполагает обоюдное невмешательство в дела друг друга; свободу и независимость религиозных общин; нейтральный по отношению ко всем конфессиям характер государства. Впрочем, абсолютный нейтралитет едва ли вообще достижим. Всякому государству приходится считаться с реальным религиозным составом своего населения. Ни одна христианская деноминация в отдельности не составляет большинства в Соединенных Штатах; но решительное большинство в них составляют все-таки именно христиане. Отсюда и присяга Президента на Библии, отсюда и официальный выходной день в воскресенье».

В Европе принцип отделения Церкви от государства имеет другое происхождение, считает историк: «На европейском континенте он явился результатом антиклерикальной, или прямо антицерковной, борьбы, хорошо известной из истории французских революций. Когда Церковь отделяется от государства не ввиду поли-конфессиональности населения страны, а потому что государство связывает себя с той или иной антихристианской либо прямо антирелигиозной идеологией, то уже нет возможности говорить о нейтралитете такого государства, о его чисто светском характере. Для Церкви это обыкновенно влечет за собой стеснения, ограничения в правах, дискриминацию или прямые гонения. История XX века явила в разных странах мира много роковых примеров антицерковной политики правительств».

Принципа отделения Церкви от государства придерживаются, кроме США и Франции, например, Швейцария и Польша.

Подготовил иерей Василий СЕКАЧЕВ

http://www.nsad.ru/index.php?issue=44§ ion=9999&article=792


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru