Русская линия
Православие.RuАрхимандрит Иоанникий (Балан)29.12.2007 

Старец Клеопа

Старец Клеопа (Илие)
Старец Клеопа (Илие)
Имя и личность отца Клеопы (Илие) сегодня известны не только на его родине, в Румынии, но и во всем православном мире. Отец Клеопа родился в 1912 году в городе Сулица, округ Ботосаны, в благочестивой крестьянской семье и был назван Константином. Родителей его звали Александр и Анна, и он был девятым из десяти детей. Религиозное воспитание, которое богобоязненные родители дали детям, вкупе с присущей всем членам многочисленного семейства склонностью к монашеской жизни послужили к тому, что пятеро из десяти детей, а также их мать на склоне лет своих, избрали иноческую стезю.

Огромное влияние на духовное формирование юного Константина оказал великий подвижник благочестия иеросхимонах Паисий (Олару) из скита Козанчеа, который в течение многих лет был духовным отцом всей семьи.

Свои детские годы Константин провел, пася вместе со старшими братьями Василием и Георгием отцовских овец в окрестностях Сихастрия. Весной 1929 года трое братьев покинули отчий дом и вступили на поприще монашеского подвига в монастыре Сихастрия, который находился в те годы под духовным руководством архимандрита Иоанникия (Морой), признанного одним из величайших старцев Молдавии первой половины XX века. В 1936 году, после семилетнего испытания, молодой послушник Константин Илие был пострижен в монашество с именем Клеопа и в течение нескольких последующих лет продолжал духовно расти под руководством добродетельного монаха отца Галактиона.

Послушанием отца Клеопы было пастушество, и это любимое им послушание, которое он нес в течение нескольких лет, стало для молодого подвижника своеобразной школой воспитания смирения, безмолвия и молитвы.

Величественные и безмолвные карпатские горы являли собой силу Сотворившего их, а тихий ветерок, овевающий холмы плодородной долины Сихастрия, нашептывал устремленным к горнему сердцам братьев Василия и Константина о благости Творца.

День сменялся днем, время текло незаметно. Братья редко оставляли стадо. Они почти не вычитывали круг дневных служб, более помышляя об алтаре Божием в собственном сердце и постоянно устремляя внутреннее око к Богу посредством внутренней сердечной молитвы.

Так, пася бессловесных овец, утвердилась душа будущего пастыря румынского народа. О своем новоначалии отец Клеопа потом вспоминал с особым чувством:

«В те годы, когда я, вместе со своими братьями, был пастухом скитских овец, я испытывал великую духовную радость. Загон для скота, овцы… Я жил среди природы, в горах, в тишине и безмолвии. Это была моя монашеская и богословская школа.

Тогда я читал догматику преподобного Иоанна Дамаскина, его «Точное изложение православной веры"… Какое прекрасное было время! Когда становилось тепло, мы выводили годовалых ягнят и баранов на девственные луга, покрытые зеленой травой и окруженные кустарником. Они там не могли разбрестись. Я говорил им «Стойте!» и садился читать.

Когда я читал о Святой Троице, различиях между человеком, ангелами и Богом, о свойствах Святой Троицы или когда я читал о рае или аде — догматах, о которых пишет Иоанн Дамаскин, — я забывал о еде. У нас была хибарка, в которой можно было укрыться. Кто-нибудь из скита каждый день приносил мне пищу. Возвращаясь в хибарку к вечеру, я спрашивал самого себя: ел ли я что-нибудь сегодня?

За чтением день проходил как один час. Я много читал. Читал Макария Великого, Макария Александрийского, жития святых… Эти книги были в моей котомке, с которой я пришел в монастырь.

Я брал книги и в библиотеках монастырей Нямц и Секу, уносил их в горы. Прочитав свое молитвенное правило, я доставал книги святых отцов и, сидя рядом с овцами, мог до вечера читать. Я как будто видел святого Антония, святых Макария Великого и Иоанна Златоуста, других; они будто говорили со мною. Я мог видеть святого Антония Великого — с большой белой бородой, окруженного сиянием, и все, что он мне говорил, запечатлевалось в моем уме, как будто кто писал пальцем по воску. Все, что я прочитал тогда, я никогда не забуду».

В этом «монастыре послушания и безмолвия» отец Клеопа прочел около ста творений — книги по богословию и литургике, сочинения агиографические, труды великих отцов Церкви и, конечно, Часослов и Псалтирь. Любимейшей же книгой, безусловно, всегда было Священное Писание. Любил отец Клеопа жития святых, изречения пустынных отцов, «Лествицу» святого Иоанна Лествичника, аскетические труды преподобных Исаака и Ефрема Сиринов, Максима Исповедника, Симеона Нового Богослова, святителя Григория Паламы и других.

Одаренный глубоким благоговением и великой ревностью духовной, стяжавший проникновение и постижение Божественных таин, обладавший прекрасной памятью, отец Клеопа за короткое время стал одним из наиболее духовно опытных монахов во всей Румынии. К этим дарам Господь приложил дар учительства и силу красноречия. Отец Клеопа открывал народу Божию истину, говоря проповеди на красивом, немного архаичном молдавском языке, щедро уснащая их цитатами из Священного Писания и святых отцов, приводя в примеры поучительные истории.

В 1942 году отца Клеопу, хотя он был еще простым монахом, временно назначили управлять монастырем Сихастрия, так как престарелый игумен Иоанникий (Морой) был прикован болезнью к постели. В январе 1945 года отец Клеопа был рукоположен в диакона, затем в священника и наречен игуменом Сихастрия, служа в качестве пастыря душ монашеских еще в течение четырех лет. За это короткое время он собрал вокруг себя 80 человек братии, построил внутри монастырской ограды новые монашеские кельи, воздвиг зимнюю церковь, восстановил в монастыре некогда бывшее общежитие, устроив его в соответствии с традиционным исихастским уставом монашеской жизни, воспитал духовных пастырей и совершил несколько миссионерских поездок по стране.

В 1947 году советские войска заняли Румынию. Король Михай был вынужден отречься от престола, и в стране установилась коммунистическая диктатура. Монастыри один за другим были закрыты. Многие церковные иерархи, священники, монахи, монахини и простые христиане были арестованы, подвергнуты пыткам, преданы мучительной смерти.

Обитель Сихастрия осталась нетронутой только потому, что располагалась глубоко в горах. Отцу Клеопе тогда было всего 36 лет, но, несмотря на его относительно молодой возраст, вся страна считала его одним из духовных вождей Православия в Румынии, а обитель Сихастрия (где, помимо отца Клеопы, подвизались отец Паисий (Олару), духовный наставник отца Клеопы в юности, и отец Иоиль (Георгиу)) стала центром христианской Румынии. Коммунистические власти поняли, какую опасность для них представляет монастырь. Ведь по благодати Божией речи, струившиеся из красноречивых уст отца Клеопы, зажигали живую веру в тех, кто имел уши, чтобы слышать. И правительство стало искать способ заградить живительный источник.

В мае 1948 года на праздник святых Константина и Елены отец Клеопа, обращаясь к пастве с проповедью, сказал: «Да дарует нам Господь, чтобы наши собственные правители стали подобными святым царю и царице, чтобы Церковь могла воспоминать их в веках». На следующий день полиция арестовала отца Клеопу. Он был брошен в тюрьму. В камере без постели он провел пять дней. Все это время ему не давали ни пищи, ни воды. Когда отца Клеопу выпустили из тюрьмы, добрые люди посоветовали ему скрыться в горах. И он последовал этому совету, укрывшись в горах в хижине. Здесь старец молился день и ночь, взыскуя помощи Господа и Божией Матери.

В это время старец сподобился посещения благодати Божией. Когда он строил свою хижину (рассказывал позднее старец своим ученикам), птицы прилетали и садились ему на голову. Литургию поначалу он служил прямо на пне перед своей хибаркой. Когда однажды он причащался святых таин, птицы, слетевшиеся к нему, расселись особым образом, так, как раньше он никогда не видел. Присмотревшись, старец заметил, что у каждой на голове был знак креста.

В другой раз старец, готовясь к литургии, прочитал все молитвы, расстелил антиминс на пне и произнес возглас: «Благословенно царство Отца и Сына и Святого Духа ныне и присно и во веки веков». Тут же опять собрались птицы и, рассевшись по веткам деревьев, завели удивительные по красоте трели. Отец Клеопа спросил самого себя: «Что это может быть?». И тут раздался тихий голос: «Это твои певчие на клиросе». Были и другие знамения, укреплявшие старца в годы его скитаний.

Летом 1949 года отец Клеопа перебрался в монастырь Слатина, где жило 30 монахов, искусных в добродетели и стремившихся к обновлению духовной жизни. Общение с благочестивыми христианами северной Молдавии расширило духовнический и миссионерский опыт старца и позволило с великой ревностью трудиться на ниве распространения Евангелия Христова. О его проповедях, личных советах и духовном окормлении, сострадании и любви к людям говорили по всей стране. Он стал одним из самых чтимых и уважаемых настоятелей монастырей в Румынии и духовным отцом с непререкаемым авторитетом. Селянин и интеллектуал, монах и мирянин, стар и млад, здоровый и больной, священник и мирянин — все находили в отце Клеопе истинного духовного отца. Он всегда был готов дать каждому от своих духовных даров, преподать совет или утешение, ведя ко Христу мягко и вместе с тем властно.

В это время митрополит Молдавский благословил отца Клеопу окормлять все монастыри региона: Путну, Молдовицу, Риску, Сихастрию и скиты Сихла и Рареау.

В 1952 году отец Клеопа был во второй раз на короткое время арестован тайной полицией. После освобождения он какое-то время с одним братом скитался в горах Молдавии. Здесь, в горах, старец продолжил свою брань с демонами, жил бок о бок с дикими зверями, день и ночь молился, исповедовался и причащался вместе со своим сотаинником.

В 1953 году отец Клеопа отказался от игуменства. В 1956 году (после того как помог реорганизовать монашескую жизнь в монастыре Путна и скитах Рареау и Гайе) старец вернулся на место своего первого покаяния — в монастырь Сихастрия. Здесь отец Клеопа продолжил свое духовное делание, пребывая в молитве, чтении святых отцов, руководствуя множеством учеников.

В 1956 году вновь начались коммунистические гонения на Церковь. Это время, с 1956 по 1964 годы, было для румынских монастырей самым тяжелым. В 1959 году вышло постановление правительства, предписывающее всем монахам в возрасте до 55 лет и всем монахиням в возрасте до 50 лет покинуть монастыри. Весной 1960 года полиция выдворила из монастырей более 4 000 монашествующих. Опять отец Клеопа был вынужден уйти в горы Молдавии, где он проводил по двенадцать часов в день в молитве. В это время он написал свои известные руководства к духовной жизни для священников и мирян.

Летом 1964 года (к этому времени коммунистические гонения стихают, и Церковь в Румынии вновь получает некоторую свободу) отец Клеопа, к радости всех монахов Сихастрия, возвратился из пустыни и безмолвия в родную обитель. В несколько дней монастырь наполнился паломниками, искавшими его духовного совета и наставления. Снова начались апостольские миссионерские труды старца, предлагавшего душеполезные слова наставления верным, исповедь и руководство благочестивым.

Первой заботой отца Клеопы было пребывание верных в истинной православной вере, хранение всех догматов и таинств святой Православной Церкви, поскольку без истинной веры, даже при делании всех добрых дел, нет спасения.

Большое значение придавал старец и исповеданию грехов, убеждая верных исповедаться хотя бы четыре раза в год. Он учил: «Брат, если видишь, что твой отец или твоя мать больны, не зови сначала доктора; первым позови священника, потому что доктор не может прибавить к нашей жизни ни минуты! Все зависит от Бога».

Старец советовал вместе с утренними молитвами читать акафист Божией Матери, а вечером молебный канон Богоматери при зажженной лампаде. В течение дня молиться Иисусовой молитвой сколько возможно. Старец много молился о Церкви, о верных, о впадших в смертные грехи, об обуреваемых скорбями, о тех, у кого произошла трагедия. Молитвы старца приносили чудесные плоды: больные исцелялись, недужные возвращались из больниц домой после освидетельствованного врачами неожиданного улучшения здоровья по милости Божией и по молитвам старца.

Отец Клеопа старался наставлять паству проявлять милость к бедным, творить милостыню. Он говорил: «Не отвергай никого, не сотворив милость. Если у тебя нет денег — подай картофель, хлеб, платок, дай хотя бы остатки от обеда. Если дашь нечто, то в следующий раз тебе не будет трудно дать ближнему немного больше, и так твоя милостыня взойдет к Богу, словно молния. Почему? Две великие добродетели связаны: милостыня и смирение».

И первое, о чем он просил семейных христиан, — это рождение и воспитание детей. Следуя святым церковным канонам, отец Клеопа совершенно отвергал аборты и убийство эмбриона считал одним из самых страшных грехов.

В 1965 году, по просьбам учеников и по благословению иерархии, отец Клеопа стал писать проповеди, поучения и душеполезные послания для монашествующих и мирян. Он хорошо знал общинную жизнь Румынии, духовные болезни клириков. Но более всего его беспокоил фанатичный прозелитизм неправославных деноминаций в стране за последние 30 лет. Отец Клеопа написал множество апологетических работ в защиту православной веры и против ложных учений. Одна из наиболее значимых его работ — «Беседы о видениях и снах». Она состоит из семи бесед, в которых говорилось не только о снах и видениях, но и о необходимости частого причащения святых таин, а также о ересях. В другом его большом труде, включавшем 33 диалога, говорилось о различных антидогматических и антиправославных учениях, к которым были склонны как неправославные, так и заблудшие по простоте верные. Эта работа была издана в 1981 году под названием «О православной вере». Следует вспомнить и о таких сочинениях старца, как «Поучения на праздники» (состоит из 33 проповедей на великие праздники всего года, издана в 1976 г.), «Поучения монахам» (объемный труд из 48 проповедей) и «Поучения для мирян».

Эти труды, как и многие другие начинания, были частью огромной миссионерской работы, проделанной отцом Клеопой с осени 1964 года по 2 декабря 1998 года, когда он предал свою душу в руки Божии. Все эти годы день старца был разделен на три равных части. В первой, ночью, он немного отдыхал и молился. В течение следующей — читал святых отцов и писал, а в третью часть суток всего себя отдавал ученикам и паломникам, приходившим к нему из ближних и дальних мест на исповедь и за наставлением. Чтобы в трудах ничто не отвлекало его, старец утром оставлял свою келью, располагавшуюся в пяти минутах ходьбы от монастыря, и уходил в дальнюю — в двадцати минутах ходьбы на север. Там, пребывая целый день в одиночестве, он старался как можно подробнее описать свой духовный опыт, чтобы передать его другим, а во второй половине дня возвращался в монастырь — исповедовать монахов и принимать паломников.

Отец Клеопа был прежде всего человеком молитвы. Еще в юности Константин выучил наизусть множество молитв. Тогда же он возымел большую любовь к Псалтири, которую читал ежедневно. Он знал наизусть акафист Иисусу Сладчайшему, акафист Пресвятой Богородице, покаянный канон и канон молебный к Божией Матери, которые читал ежедневно. К этому он прибавлял от 300 до 400 поясных и земных поклонов.

Под влиянием своих аскетически настроенных старших братьев Василия и Георгия он с юных лет также начал понуждать себя к деланию сердечной молитвы, в чем двое старших преуспели еще в молодые годы.

Будучи постоянно занят в дневное время, отец Клеопа молился по ночам. Он спал два часа до утрени и два часа после службы, после чего совершал свое дневное молитвенное правило в течение трех часов. В годы скитаний он прожил отшельником более десяти лет, посвящая время сердечной молитве. Даже ноготь его большого пальца, которым он перебирал узелки четок, деформировался от постоянного упражнения в этом делании в течение многих лет.

Ученикам о своем опыте внутреннего делания отец Клеопа говорил так, как будто это был опыт другого подвижника: «Некогда я встретил в лесу монаха, терпевшего голод, жажду, холод и наготу, и он рассказал мне вот что. Однажды он ночевал в доме одного благочестивого христианина. Была суббота. Он читал свое вечернее молитвенное правило, молясь перед иконой Божией Матери. А в доме по соседству играла музыка: там справляли свадьбу. И пустынник задумался о словах Иоанна Лествичника: «Боголюбивые души, когда слышат пение мирских или духовных песен, исполняются чистейшего утешения, любви Божественной и слез». Слушая свадебное пение, он сказал сам себе: «Если эти люди могут так прекрасно петь, то как же поют ангелы небесные, воздавая хвалу Божией Матери?» И тут его ум опустился в сердце, и он стоял на молитве в течение двух часов, ощущая великую сладость и теплоту. Слезы текли непрестанно, сердце было объято пламенем, и он чувствовал, как Христос беседует с его душой. Такое благоухание Святого Духа объяло его, и он ощущал такую духовную теплоту, что сказал сам себе: «О Господи, я хочу умереть в это мгновенье!»

Через два часа его ум вышел из сердца и оставался в этой светлой печали, в этой радости, в утешении и невыразимой духовной теплоте в течение месяца. Небеса в его сердце не могли сравниться ни с чем в этом мире, так как потоки слез, истекавшие во время той молитвы, имели источником Святой Дух и омывали всякое несовершенство, всякий греховный образ, и душа оставалась чистой».

Отец Клеопа говорил о сердечной молитве: «Когда ум спускается в сердце, сердце открывается, а потом закрывается; именно тогда сердце соединяется с Иисусом и Иисус соединяется с сердцем. В этот момент Жених Христос встречает невесту, то есть нашу душу».

Господь даровал отцу Клеопе крепкое здоровье. Но когда он достиг семидесяти лет, то стал быстро уставать. Многие годы, проведенные в горах, вкупе с тем, что испытал старец в коммунистических застенках, давали о себе знать. С 1985 года старец страдал от двойной грыжи, камней в почках, онемения правой руки, кисты и других болезней. Все эти недуги держали старца готовым к приходу последнего часа, всегда собранным, в непрестанной молитве и помышлении о Христе.

Последние 20 лет жизни старец провел в сугубой молитве — по четырнадцать — пятнадцать часов в день. Бывало, что старец не хотел ни с кем разговаривать, даже со своим келейником. С четырех часов до восьми старец вычитывал свое молитвенное правило, включавшее покаянный канон, каноны Божией Матери, молебный, малое повечерие и другие службы. Ночью он удалялся на веранду, где пребывал один в молитве. В благоговении размышлял он и обо всем творении Божием.

В последние месяцы жизни он часто повторял: «Скоро я пойду к моим братьям!» и «Я пойду ко Христу! Молитесь обо мне, грешном».

Вечером, накануне своего отшествия в жизнь вечную, старец стал читать утреннее правило. Ученик заметил ему: «Старче, сейчас вечер, эти молитвы мы будем читать завтра утром!», на что старец отвечал: «Я читаю их сегодня, потому что завтра я пойду к моим братьям». 2 декабря 1998 года около 2 часов 20 минут по полуночи отец Клеопа отошел ко Господу.

Тысячи православных съехались в монастырь Сихастрия, чтобы отдать последние почести своему старцу. Люди прощались со старцем со слезами на глазах, как вдруг все исполнились пасхальной радости и возгласили ликующую песнь «Христос воскресе».

Жизнь старца Клеопы — золотая страница в истории Румынской Православной Церкви.

Перевел с английского Василий Томачинский

http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=459&did=2080


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru