Русская линия
Седмицa.Ru29.12.2007 

Собор Кольских святых

15 декабря (28 декабря по н.ст.) Русская Православная Церковь празднует память Собора Кольских святых: преподобных Авксентия, Астерия и Тарасия Кашкаранских; Варлаама Керетского; Германа, Гурия, Ионы, Трифона Печенгских; Евфимия Карельского; Феодорита Кольского; преподобномучеников Моисея (Кожина) и Феодора (Абросимова).

Д. Б. Кочетов, иером. Митрофан (Баданин)
Варлаам Керетский, преподобный
(Статья из VI т. «Православной энциклопедии»)

(2-я четверть XVI в., село Кереть Кемского уезда в Кандалакшской губе на Белом море — конец XVI в., один из островов Чупской губы Белого моря; память 6 ноября, 21 мая — в Соборе Карельских святых, 15 декабря — в Соборе Кольских святых).

Источником сведений о Варлааме Керетском служит «Повесть о преподобнем Варлааме Керецком» (первоначальная редакция составлена в конце XVI — начале XVII в.), В. О. Ключевский считал, что ее автором был «монах, живший в Керети в качестве сельского священника и приказчика Соловецкого монастыря». Впоследствии «Повесть» дополнялась рассказами о посмертных чудесах Варлаама Керетского, в XVIII в. старообрядческий писатель Трифон Петров создал новую редакцию повести. Не позднее 1658 г. инок Соловецкого монастыря Сергий (Шелонин) составил канон преподобному.

Варлаам Керетский был священником в храме свт. Николая Чудотворца в г. Кола. По молитвам Варлаама Керетского бес, живший на Абрам-мысе и требовавший от рыбаков Колы жертвоприношений, покинул эти места, пообещав отомстить подвижнику. Однажды во время совершения Варлаамом литургии диавол вложил ему мысли о неверности его жены, и Варлаам убил ее. Глубоко раскаявшись и посчитав себя недостойным священнодействовать, он принял на себя особый покаянный подвиг. Положив тело жены в карбас (большая гребная и парусная лодка), Варлаам Керетский вышел в море, «псалмы Давидовы пояше» и молил Бога об отпущении греха. Скитания Варлаама Керетского были продолжительны («дондеже оно мертвое тело тлению предастся», т. е., пока тело его жены не истлело), в плаванье Варлаама сопровождал сильный встречный ветер. (Этот факт отразился в присказке жителей Керети: «Куда пошел — как Варлаам против ветра» и в поговорке норвежских рыбаков: когда с моря на берег идет туман и погода портится, они говорят: «Русский поп жену привез».) Рыбаки и промышленники. встречавшие Варлаама Керетского в Баренцевом море у Святого Носа и в Белом море в районе Керети, принимали его лодку за видение. По преданию, тяжкий постоянный труд — «весла из рук своих не выпускаше» — сделал Варлаама Керетского горбатым.

Плавание в районе мыса Святой Нос издревле было опасно тем, что здесь сталкивались течения 2-х морей и образовывались «морские сувои». Во времена Варлаама Керетского мореходы проходили Святой Нос по суше, волоком, однако здесь возникала новая трудность: в бухтах этого мыса водились моллюски — «корабельные сверлила» (Teredo navalis), чьи личинки, цепляясь за днища судов, протачивали корабельную древесину. Зайдя в бухту Святого Носа, Варлаам Керетский повелел вредоносным червям собраться у его лодки и, «став на молитву и руце воздев на небо, услышан бысть», «корабельные сверлила» пропали (в настоящее время в северных морях их нет, хотя характерные отверстия в древних остовах кораблей на берегах Кольского полуострова, по мнению ученых, указывают на их наличие в прошлом). Чудо послужило удостоверением того, что Господь простил грешника. Варлаам Керетский вернулся в Кереть, похоронил останки жены, принял монашеский постриг, подвизался в посте и молитве вблизи Керети в пустынном месте у озера, впоследствии названного Варламовым (в конце XIX в. показывали избушку, в которой Варлаам Керетский принял постриг). Затем, тяготясь близостью села, Варлаам Керетский перебрался на один из островов Чупской губы, недалеко от Керети. Построив часовню, он вел отшельническую жизнь «в пещере со зверями», здесь же скончался.

В 1635 г. Кольский воевода Г. И.Волынцев, исцеленный явившимся ему Варлаамом Керетским, что святой «в небрежении, где на месте его, где положен, там и почивает», повелел «сотворити сень» над могилой святого (вероятно, речь идет о первоначальном погребении Варлаама Керетского в Чупской губе) и поставить крест (ныне находится в Благовещенской церкви в г. Кола). Позднее каргопольский купец Евфимий, спасенный Варлаамом Керетским от «потопления» на море во время штормаприбыл в Кереть и повелел «от имения своего поставити сень над гробом святого и свещу пред Спасовым образом вжигати». Позднее (1664 ?) останки преподобного перенесли в Кереть и и погребли на востоке от алтаря церкви вмч. Георгия Победоносца. В 1664 г. поморы П. Буторин, И. Поснов и Е. Больнищев впервые записали случаи явления Варлаама Керетского и его чудотворений, записи делались со слов спасшихся от гибели моряков, рыболовов и промышленников, приезжавших в Кереть для поклонения мощам Варлаама Керетского.

В 1722 г. при разборке ветхих деревянных часовень были обретены останки преподобного Варлаама, о чем причетники Керетской волости — вотчины Соловецкого монастыря — сообщили Холмогорскому архиеп. Варнаве (Волатковскому). 15 января 1723 г. указом Святейшего Синода из Соловецкого монастыря в Кереть был направлен иерод. Иосиф для сбора сведений о житии и чудесах Варлаама Керетского, вскоре последовал указ Синода Холмогорскому архиерею об освидетельствовании мощей Варлаама. С этой целью в Кереть в январе 1725 г. приехали соловецкий иером. Иона и свящ. Епимах Кононов. По их свидетельствам, нетленные мощи Варлаама Керетского почивали «в часовне, в земле… не во гробе», но в «поморской кережке (санях), облачен в черном русском кафтане, и оная кережка вся изгнила, а кафтан и мощи его, на главе его власы и брада, — все цело». Когда мощи преподобного внесли в алтарь ц. вмч. Георгия, «тогда-де от мощей его благоухание было видимо всем, подобно-де тому, как от росного ладана дым». Однако иером. Иона отказался засвидетельствовать это чудо (говорил: «Исходит от печи дым, а не благоухание»), вследствие чего архиепископ Варнава постановил до указа Синода положить мощи преподобного в кирпичный склеп под полом храма, совершать по Варлааму Керетскому «панихиды в дни приличные и в проскомидии и в литургии править и поминать». Синод не запретил почитать Варлаама, но признал сказания о чудесах недостоверными, а «кто хощет онаго поминать, тем не возбраняется». В 1769 г. сгорели обе церкви села, во время пожара мощи Варлаама Керетского вынули из склепа и отнесли за четверть версты от села (в наст. время здесь стоит памятный крест). По преданию, от этого места в сторону пожара заструился ручей (след от него сохранился до настоящего времени), его его вода помогла остановить распространение огня.

В 1773 г., когда в Керети было закончено строительство двухэтажной церкви во имя вмч. Гергия, мощи Варлаама Керетского были перенесены в новый храм, в придел свт. Николая Чудотворца. Во время Крымской войны (1853−1856) при угрозе нападения английского флота на поморские селения священник Феодор Онуфриев испрашивал у правящего архиерея разрешения перенести мощи Варлаама Керетского на безопасное место, но разрешения не получил. 26 мая 1857 г. мощи преподобного пострадали в результате пожара, сохранившиеся частицы были уложены в раку, пожертвованную лесопромышленниками Савиными, и помещены во временной часовне. В 1867 г. построили новый храм во имя вмч. Георгия, мощи Варлаама Керетского поместили в северном пределе, посвященном преподобному. 22 мая 1949 г. Георгиевская церковь в Керети вновь сгорела, мощи Варлаама Керетского, часть уцелевшей утвари перенесли в избу-молельню, в 1959 г. участник археологической экспедиции описали останки Варлаама Керетского: «Небольшие косточки темно-коричневого цвета хранились в деревянном киоте с разбитым стеклом». В 1960 г. последние жители покинули Кереть, молельня сгорела, судьба ковчега с мощами Варлаама Керетского неизвестна.

С конца XVI в. Варлаам Керетский считается покровителем поморов «от водного потопления». Особенностью чудес, совершенных преподобным, является то, что мореходы не обращались непосредственно к Варлааму Керетскому с молитвой, преподобный сам приходил на помощь и открывал свое имя. В 1903 г. имя Варлаама Керетского было внесено в «Верный месяцеслов» (под 6 ноября). Оно входит в Собор Карельских святых, празднование Варлааму Керетскому в 1974 г. установила Финляндская Православная Церковь (1 ноября н. ст.). В Русской Церкви соборная память Карельских святых празднуется в субботу между 31 октября и 6 ноября (ст. ст.) (празднование установлено по инициативе Ленинградского и Новгородского митр. Никодима (Ротова)). Тропарь, кондак и молитва святому помещены в Минее (МП).

По сообщению архим. Никодима (Кононова), в начале XX в. в Георгиевской ц. в Керети над ракой Варлаама Керетского находилась житийная икона с изображением событий жизни святого: рождение, Крещение и обучение грамоте, рукоположение во пресвитера, искушение преподобного бесом, постриг, моление у часовни в Чупской губе, преставление, перенесение останков Варлаама в Кереть, погребение в часовне, обретение мощей, исцеления у гробницы, др. чудотворения. В Иконописном подлиннике Филимонова о святом написано: «Подобием сед, плешив, брада курчевата, аки Антония Киевскаго, ризы поповския, в руках Евангелие» (С. 38). «Плешив, подобием и брадою аки Афанасий, ряска празелень, лета 7100, ноября 7» (БАН. Собр. В. Г. Дружинина. N 975. Л. 29). В 1997 г. в восстанавливаемом Благовещенском соборе Кеми, в нижнем Никольском храме, освящен придел во имя Варлаама Керетского. Здесь же находится редкая икона с изображением святого (XIX в.). В 2001 г. в г. Кола, на месте древней Никольской церкви, где служил Варлаам Керетский, освящен храм в честь преподобного.

Ист.: Описание российских святых. С. 161−163. ЖСв. Кн. 1 (доп.). С. 289−295; ПСПИР. СПб., 1889. Т. 6. N 1968. С. 17−20; Знаменский П. В. Повесть о прп. Варлааме Керетском // Сб. ОРЯС. 1893. Т. 55. С. XV-XXI; Никодим [Кононов], архим. Древнейшие Архангельские святые и ист. сведения о церк. их почитании. СПб., 1901. С. 32−35; Дмитриев Л. А. Повесть о житии Варлаама Керетского // ТОДРЛ. 1970. Т. 25. С. 178−196Повесть о житии Варлаама Керетского // ПЛДР: XVII в. М., 1989. С. 305−309, 624.

Лит.: Ключевский. Древнерусские жития. C. 341−342; Яхонтов И. Жития святых севернорус. подвижников Поморского края как исторический источник. Каз., 1881. С. 154−157; Керетский приход// Архангельские ЕВ. N 11. 1896. N. 180−188; Голубинский. Канонизация святых. С. 451−453; Белов М. Севернорус. жития святых как источник по истории древнего поморского мореплавания // ТОДРЛ. 1958. Т. 14. С. 234−240; Будовниц И. У. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV—XVI вв. (по «житиям святых»). М., 1966. С. 34. Прим. 19, С. 45. Прим. 52; Дмитриев Л. А. Житийные повести рус. Севера как памятники лит-ры XIII—XVII вв. Л., 1973. С. 234−249.

Иером. Митрофан (Баданин)
Герман Печенгский, преподобномученик
(Статья из XI т. «Православной энциклопедии»)

(† 2 дек. 1589, Трифонов Печенгский монастырь; память 2 декабря и в неделю 3-ю по Пятидесятнице — в Соборе Новгородских святых).

Основными источниками сведений о святом являются монастырское предание и Житие прп. Трифона Печенгского, в котором повествуется о разорении Печенгского в честь Преображения Господня мужского монастыря в декабря 1589 г. финнами из Эстерботнии (земли к востоку от Бонического залива) — подданными шведского короля. Захватчики «в первых сожгоша храм Успения Пречистыя Богородицы, что преподобного над мощами, иероинока праведного Иону и служебника умучиша». Имя «служебника» — Германа — сохранилось в монастырском предании, которое в конце XIX в. было подтверждено находкой в Норвежском государственном архиве поименного списка убиенной братии Печенгского монастыря. Этот список, составленный датским сборщиком податей, который побывал на пепелище вскоре после трагедии, содержит имя монаха Германа (muncke Giermand). 90-летний сщмч. Иона Печенгский и старец-монах Герман служили в Успенской церкви, в пустыни у Трифонова ручья, куда прп. Трифон «часто отхождах на богомыслие и молчание». По монастырскому преданию, Герман был рясофорным монахом и в церкви нес послушание причетника и пономаря. Когда на рассвете 2 декабря 1589 г. враги напали на Успенскую пустынь, сщмч. Иона совершал Божественную литургию, он вышел из алтаря с Чашей и был убит на солее. Герман спускался с колокольни и там принял мученическую кончину.

Оба мученика были похоронены подле могилы прп. Трифона. После воздвижения над могилами в 1708 г. церкви Сретения Господня, ставшей приходской для православных лопарей (Трифоновский монастырь в конце XVI в. был перенесен в Колу), в ней были установлены раки над могилами святых. Рака Германа находилась слева от алтаря. Почитание Германа как местночтимого святого совершалось служением панихид. Герман назван в «Описании о российских святых» (кон. XVII—XVIII вв.). Канонизация преподобномученика подтверждена включением его имени в Собор Новгородских святых, празднование которого было восстановлено в 1981 г. по благословению Ленинградского и Новгородского митр. Антония (Мельникова).

Ист.: Старинный датский документ о разорении Печенгского мон-ря в 1589 г. // СбОРЯС. Т. 51. СПб., 1890. С. 5; Житие прп. Трифона Печенгского, просветителя лопарей // ПС. 1859. Ч. 2. С. 89; Минея (МП). Май. Ч. 3. С. 377, 458; Описание о российских святых. С. 309.

Лит.: Никодим (Кононов), архим. Преподобный Трифон, Печенгский чудотворец, и его ученики: Ист. сведения о церк. их почитании. СПб., 1901. С. 9, 14−15; он же. Архангельский патерик. СПб., 1902. С. 157−159; Митрофан (Баданин), иером. Прп. Трифон Печенгский и обитель на Печенге. Мурманск, 2003. С. 218−220.

Гурий Печенгский, Кольский, преподобномученик
(Статья из XIII т. «Православной энциклопедии»)

(† 9.12.1589, Свято-Троицкий Печенгский монастырь, память в Неделю 3-ю по Пятидесятнице — в Соборе Новгородских святых, 15 декабря — в Соборе Кольских святых).

Ученик прп. Трифона Печенгского, игум. Трифонова Печенгского во имя Св. Троицы монастыря, и с ним преподобномученики братия и трудники (116 чел.) Трифонова Печенгского монастыря (памать 28 декабря — в Соборе Кольских святых.

Гурий как игумен Троицкого Печенгского монастыря впервые упоминается в грамоте царя Иоанна IV Васильевича 21 ноября 1556 г. («пожаловал есмя нашего царского богомолия, от Студенаго моря окияна с Мурманского рубежа, Пресвятые и Живоначальныя Троицы Печенгскаго монастыря игумена Гурия с братиею»), которой монастырю были предоставлены обширные владения и льготы. Прп. Трифон, основатель Печенгского монастыря, приехал в Москву для получения царского пожалования не один, а «со единопутным своим, Соловецкого монастыря неким праведным иноком». Надо полагать, что этим иноком Соловецкого монастыря был представленный царю на утверждение будущий настоятель Печенгской обители Гурий. Приезду иноков предшествовало чудо. За день, когда царь шел к литургии, «явишася на пути два святолепна инока, царские же очи возлюби их честное явление», и царь беседовал с ними, для всех остальных иноки оставались невидимыми. (Исследователи высказывали мнение, что имя Гурия как игумена монастыря было вписано в грамоту позднее — после 1576, при возобновлении Иоанном Грозным жалованных грамот монастырям и архиерейским домам; годом раньше все пожалования были отменены по воле Иоанна Грозного великим князем Симеоном Бекбулатовичем.)

По-видимому, уже осенью 1556 г. Гурий прибыл в Печенгский монастырь. Согласно Житию прп. Трифона (создано, возможно, в начале XVII в. на основе более ранних записей), «преподобный игумен Гурий» с братией монастыря весной следующего года встречал вернувшегося на Печенгу прп. Трифона. На время настоятельства Гурия приходится расцвет хозяйственной деятельности Печенгского монастыря, занимавшегося солеварением, речным и морским промыслом, включая китовую ловлю, имевшего свои верфи, мельницы, скотные дворы, являвшегося основным центром русско-голландской торговли.

15 декабря 1583 г. «игумен, и братия, и вси ученицы» прощались с отходившим ко Господу прп. Трифоном. Преподав последнее наставление братии, св. старец прослезился и, когда игумен спросил его о причине слез, сказал: «На сию обитель будет тяжкое искушение, и от острия меча умучатся мнози, но не ослабевайте, братия моя, упованием на Бога». Пророчество исполнилось 9 декабря 1589 г., когда ворвавшийся в монастырь отряд финнов из Эстерботнии (подданных шведского короля) убил находившихся в обители «во службах сущих иноков и мирских», затем окружил Зосимо-Савватиевскую церковь, в которой завершалась литургия. Многие из братии обратились к игумену за благословением дать бой в храме. Однако Гурий повелел продолжить литургию, исполнить волю Божию, возвещенную им прп. Трифоном, и принять мученические венцы. Захватчики ворвались в храм и умертвили всех присутствовавших («ради тяжчайшего мучения иных пополам пресекоша, другим ноги и руки отсекоша, иных вдоль разсекоша»). Гурия и прмч. иеродиакона Иосифа они особо жестоко пытали, надеясь узнать, где спрятана монастырская казна. Однако иноки ничего не сказали, и разбойники зарубили их, после чего, ограбив монастырские храмы, сожгли здания с останками преподобномучеников. В монастыре вместе с Гурием погибли 95 человек, в конце XIX в. в Норвежском государственном архиве был обнаружен поименный список убиенной братии (95 человек), составленный датским сборщиком податей, который побывал на пепелище вскоре после трагедии. Первым в списке значится имя игум. Гурия — Igumandt Gurrij. Всего, согласно Житию прп. Трифона, мученическую смерть от руки финнов в декабре 1589 г. приняли 116 насельников и трудников Печенгского монастыря: «иероиноков, иеродиаконов, иноков 51 человек, да слуг и служебников работных 65 человек».

После ухода грабителей оставшиеся насельники монастыря собрали останки мучеников и похоронили их в братской могиле, недалеко от сгоревшей обители. У могилы около 1600 г. была устроена часовенка. В 1808 г. кольский купец Р. Шабунин поставил новую Троицкую часовню взамен обветшавшей, на могиле преподобномучеников стоял крест. В середине XIX в. началась активная колонизация Мурманского берега и в устье Печенги поселились до 300 колонистов. Попечением колонистов и усердием подвижника Русской Лапландии священника Георгия Терентьева Троицкая часовня была перестроена в церковь, в 1883 г. состоялось ее освящение во имя прп. Трифона Печенгского. В 1900 г. церковь была перенесена в район села Баркино, ниже по течению Печенги, поскольку на ее месте возобновленный во 2-й половине XIX в. Трифонов Печенгский монастырь построил церковь в честь Рождества Христова, алтарь которой расположился над могилой мучеников. Одной из почитаемых реликвий монастыря стал найденный при копании фундамента для храма над могилой мучеников слиток, представляющий сплав из камня, кирпича, глины и обгоревших человеческих костей. В этой церкви с 1995 г. располагается возрождаемый Трифонов Печенгский монастырь.

В возобновленном в конце XIX в. Трифоновом Печенгском монастыре почитание «игумена Гурия с братией монастыря убиенной» совершалось в лике местночтимых усопших ежедневным служением панихид (Указ Святейшего Синода от 21 декабря 1890). Гурий упомянут без описания внешности в иконописном подлиннике: «Гурий Печенгский, преподобномученик, игумен, и Иона Печенгский, священномученик, иноки Троицкого Трифонова Печенгского монастыря, Кольские чудотворцы» (ИРЛИ. Колл. Перетца. N 524. Л. 193 об.). В современной службе Всем святым, в земле Российстей просиявшим, в прошении на литии поминаются Иона, Гурий и Герман Печенгские, Кольские (Минея (МП). Май. Ч. 3. С. 377). Канонизация Гурия подтверждена включением его имени в Собор Новгородских святых, празднование которому было восстановлено в 1981 г. по благословению Ленинградского и Новгородского митр. Антония (Мельникова). Имена убиенных иноков Печенгского монастыря вошли в Собор Кольских святых, празднование которому было установлено 15 октября 2003 г. по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Ист.: Житие прп. Трифона Печенгского, просветителя лопарей // ПС. 1859. Ч. 2. С. 89−120; Старинный датский документ о разорении Печенгского мон-ря в 1589 г. // СбОРЯС. 1890. Т. 51. С. 5−6; Никодим (Кононов), архим. Прп. Трифон, Печенгский чудотворец, и его ученики: Ист. сведения о церк. их почитании. СПб., 1901. С. 9, 14−15; Грамоты Кольского уезда // Сб. грамот Коллегии экономии. Л., 1929. Т. 2. С. 437−442; Летописец Соловецкий старца Петра Ловушки // Летописи и хроники, 1980. М., 1981. С. 241.

Лит.: ЖСв. Кн. 1 доп. С. 537−538; Никодим (Кононов), архим. Архангельский патерик. СПб., 1901. С. 156−159; Голубинский. Канонизация святых. С. 352; Филарет (Гумилевский). РСв. С. 559, 564; Барсуков. Источники агиографии. Стб. 143; Корольков Н. Ф. Трифоно-Печенгский мон-рь, основанный прп. Трифоном. СПб., 1908. С. 24, 44; Митрофан (Баданин), иером. Прп. Трифон Печенгский и его духовное наследие. Мурманск, 2003. С. 141−143, 162, 224−243, 267, 288−289.

http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=49 269&p_comment=belief&call_action=print1(sedmiza)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru