Русская линия
Русское Воскресение Юрий Буданцев,
Олег Буданцев
25.12.2007 

Вырождение
«Назад», бежать не нужно

Достаточно долгое время в наших публикациях, включая и зарубежные выступления, мы давали свою оценку таким взаимосвязанным формам извращенного сознания, как «элитарность», «рационализм», «технократизм». Однако приходится снова обращаться к развернутой критике чудовищного «треугольника», так как в СМИ проходят мощные кампании, выражающие и яростно утверждающие эти формы как необходимые условия будущего развития России, включая систему образования.

1. Заброшенный ключ

Нет ни одной страны в мире, где не происходили бы еще небывалые катастрофы, то ли природного, то ли социального характера, а чаще всего — и природного, и социального характера вместе (то есть природно-социальные), катастрофы. Национальные системы безопасности трещат по всем швам. Трещит и мировая система безопасности, представляющая собой непрочную склейку национальных систем. И, конечно же, все глубокомысленные рассуждения о вхождении человечества, включая и нашу страну, в своеобразный земной рай, новую цивилизацию, «информационную» или запредельно «постпостиндустриальную», на катастрофном фоне являются вымыслами, рассчитанными на простаков.

«Новая цивилизация» по сути своей будет еще более катастрофной. Да, ее качество будет на порядки выше качества существующей господствующей на планете цивилизации, но и это на порядки высшее качество — есть отрицательное качество все той же «старой», а именно «американо-европейской цивилизации» (Н.Ф. Федоров), ЕАЦ, основанной на определенной разрушительной идеологии.

Вопрос о качестве цивилизаций — это вопрос о типологии цивилизаций. Ключ к типологии — выяснение некоторой целостной совокупности определенных условий развития страны или человечества. Следовательно, этот ключ, при наполнении ниш условий развития, является ключом и к действительно качественно новой цивилизации.

В русском языке слово «ключ» имеет три основных значения: во-первых, уже известное -приспособление, позволяющее открыть замок двери, ворот и т. п.; во-вторых, венчающая крышу дома строительная связка;: в третьих, источник чистейшей родниковой воды, образ глубинных традиций, являющихся идеологической основой, в частности, и для нас. Целостная совокупность определенных условий, помимо направлений, связана с уровнями развития страны или человечества, а именно: первый уровень — энергообмен; второй уровень — технология; третий уровень — тип сознания (тип личности).

Нет необходимости доказывать, что энергообмен и технология, свойственные развитию ЕАЦ, являются несовершенными. Сейчас это более чем очевидно. Намного менее очевидна изначально порочная суть гигантских по масштабам и планомерно повторяющихся попыток устранения последствий крайне несовершенных энергообмена и технологии с помощью все тех же энергообмена и технологии.

Все известные на сегодня системы национальной безопасности построены в соответствии с теми же самыми принципами, которые и приводят к «опасности». В итоге, как правило, эффективность систем безопасности усложняется и повышается за счет усложнения, это неустойчивая эфемерная безопасность. Источники опасности не уничтожаются: их стараются обезопасить средствами, соответствующими и в том, и в другом случае одному и тому же агрессивному типу сознании, которое увеличивает зло в ноосфере.

В свою очередь, более сложные системы безопасности, при сбоях, авариях их самих, приводят к боле опасным катастрофам. «Совершенствуют» АЭС вместо их ликвидации. Не в состоянии избавиться от радиоактивных отходов — рядом со старыми заводами строят новые, опять же, более «совершенные», а значит, загодя, более опасные. Вместо перехода на водородное топливо, изобретают новые способы доставки, изощренные методы использования нефти и газа, — мощные катастрофы и здесь происходят все чаще.

Господствующий тип сознания не может выдумать, изобрести нечто принципиально качественное, позволяющее перейти к новым типам энергообмена и технологии. Он последовательно не согласен с ними, они изначально чужды ему. В разработках тех же американцев, положим, начиная со времен конференции по экологическим проблемам в Рио-де-Жанейро и до сего дня, как раз и предлагается изначально ставшая традиционной схема решения этих проблем: исправление технологии технологией, которая будет наверняка работать, если ее осуществят, однако о смене всего типа технологии речи не идет. А без этого через десятилетия технологию опять придется менять, на это уйдут деньги и труд людей. Болезнь лечат болезнью, через призму шкурных интересов, что типично для господствующего типа сознания. Один из авторов статьи спросил одного высокопоставленного американца, представляющего интересы США в ООН, возможно ли сообща преодолеть экоцид. «Видите ли, нужно быть реалистами, прагматиками…Вряд ли возможно эпохальное решение», последовал ответ.

Порочная суть несогласия связана с тем, что сознание личности, соответствующей ЕАЦ, никак не может противостоять тому первому искушению, которым в пустыне искуситель соблазнял Христа и которому Сын Человеческий не поддался и не мог поддаться. «И приступил к Нему искуситель и сказал: если ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сделались хлебами. Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним жив будет человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф. 4, 2−3).

С.Н.Булгаков комментирует: «…Сын Человеческий пришел не затем, чтобы с наибольшими удобствами устроить нас в этой темной, греховной и смертной жизни, но чтобы спасти от нее, победить в самых ее основах. Бороться со злом мира сего средствами этого же мира и в его пределах совсем не входило, а задачу Искупителя Мира (Булгаков С.Н. Христианский социализм. М., 1991. С.206).

Наша так называемая «передовая элита», то есть западно-американо-европейски ориентированная интеллигенция, начиная с петровских времен, не прекращает своей реформаторской деятельности, направленной на то, чтобы в сфере естественных наук сделать «камни» «хлебами»; в сфере социально-экономической — перевернуть соответствующие православию устои, устроить «достойных» с комфортом; в сфере духовной — заставить народ жить в соответствии с требованиями реформаторского сознания, то есть «переделать» народ. Реформаторство и технократизм — две стороны одной и той же медали.

И реформаторы, и технократы, поддавшись первому искушению, безуспешно, но в полной уверенности в успехе, в том, что он возможен и необходим, всяк по своему пытаясь превратить камни в хлебы, вовлекают в реформаторско-технократическую алхимию миллионы и миллионы людей. Жертвы здесь неисчислимы. То есть, уже сама по себе эта алхимия есть глобальная катастрофа, а системы безопасности, построенные по выдумкам алхимиков, могут лишь усугублять катастрофы, ждущих своего часа.

Света в конце тоннеля реформаторско-технократического сознания не видно. Оно выражает порождающие образы самого разрушительного содержания и значения, не света, а тьмы, не слова, а формулы.

Реформаторско-технократическая деятельность претендует на исключительную элитарность. По этому своему качеству она и узнается, прежде всего. В политике, экономике, праве, во всех сферах общественной жизни, реформаторы всемерно стараются играть роли самых умных, самых образованных, самых волевых харизматических вождей, несущих ответственность за всех остальных, «эту страну», «этот народ», роль сильных, имеющих право повелевать, руководить, управлять более слабыми, проводить масштабные крутые «хирургические» операции, массовые социальные эксперименты. В сфере науки ученые мужи, в силу своего, как они считают, интеллектуального превосходства над неучеными людьми, создают различные теории, делают открытия, во имя господства над природой, «прогресса», взламывания тайн природы, — «теоретическое» сознание противопоставляется «массовому», наука противопоставляется религии, безбожность есть признак учености. И в том, и в другом случае элита специалистов противопоставляет себя не-элите, не-специалистам.

Греховны, нечисты источники, из которых черпают подобные элитарные идеи. Разрушительной, изначально катастрофной является деятельность, созвучная этим идеям. Потому-то рушится не только ключ дома нашего мира, но и сама основа его. И, конечно же, мечты о неких «стабильности», «устойчивом развитии» несбыточны так же, как и компьютопии об «информационной цивилизации».

Господствующая в науке западноориентированная ученая элита накладывала табу на какие-либо намеки о греховности так называемой «научно-технической революции», тупиковом характере всей западной цивилизации. Вспомним, как трагически оборвалась жизнь академика В.А. Легасова, первым открыто и громко двадцать лет назад порвавшего с этой элитой и пытавшегося после Чернобыля на духовно-нравственных, а не реформаторско-технократических, началах построить модель национальной системы безопасности. Эти начала связаны с традициями отечественной культуры, литературы, искусства, образования, в первую очередь. Насколько же яростнее были бы атаки его оппонентов, если бы В.А. Легасов обратился к началу начал, положим, к Нагорной проповеди. Заметим, однако, тут же, что он остался бы жив, обратившись к началу начал, поскольку добровольный уход из жизни в том начале есть великий грех.

Не ради выгоды, конечно, нужно обратиться к началу начал нашей культуры — к Православию.

На одной из научных конференций знакомый генерал-академик искренне и покаянно заметил: «Главная беда коммунистов была в том, что они пытались построить рай на Земле, оторвавшись от небес, от царствия Божьего на небеси. Потому все и закончилось катастройкой». Так оно и есть. Но было бы не меньшей бедой объявить себя верующими православными и при этом отвести православию какую-то вспомогательную роль. Иными словами, «поверить» чтобы решать какие-то свои политические или экономические проблемы. Или навязать православию служебную роль своеобразной системы безопасности.

Да, наша интеллигенты должны воцерковляться, отбросив пустые мечтания, стоившие народу, начиная с реформ Петра Первого, бесчисленных страданий, отбросив претензии на элитарную исключительность, право поучать, «вести за собой остальных», экспериментировать над народом (как тут не вспомнить совет небезызвестного прохиндея Гориллы Папова; «Хотите революции или реформ, хотите властвовать, — обратитесь к интеллигенции»), и, отбросив все это, просто добросовестно, честно работать, служить народу как его часть и, не считая «быдлом» и «босяками», учиться у него. Должна воцерковиться и наша наука, постоянно советуясь с Церковью (в свое время академики М.В.Келдыш, Л.А.Арцимович не раз приезжали «за советом» к архимандриту Павлу Груздеву). И это воцерковление должно идти от сердца, от целостного существа каждого из нас. Не умом приходят к Богу, а именно всем существом. Не по долгу, обязанности, а только вследствие свободного внутреннего выбора, по совести. Потому и говорят не «верю», а «верую».

В «верую» — ключ к будущему.

Только наша соборность, или симфонизм, — совместная творческая деятельность на основе общей веры в Бога и общечеловеческих ценностей (национальная культура каждого народа) — может помочь создать несокрушимые системы безопасности. Более того, соборность уже есть безопасность каждого и всех. И она есть главная часть ключа в целостности «тип сознания — технология — энергообмен», позволяющей открыть дверь в дом той цивилизации, где живут не ради богатства, «честно» или «нечестно» заработанных миллиардов (всемерно рекламируемый стимул), а по совести, в дом Святой Руси, в неповторимую Россию-цивилизацию, живущую сердцем (И.А.Ильин), и которая и есть сердце человечества.

Повторяем, не ради чего-то стороннего веруют, а из-за бескорыстной любви к Богу и страха перед судом Его за все наши грехи.

Отсутствием такой веры мы и объясняем, всего-навсего вслед за святыми отцами, старцами и отечественными учеными соборного направления, все наши катастрофы, а также и то, что они растут не по дням, а по часам и по количеству, и по пропастной глубине.

Не только бесполезно, но и греховно бороться со злом этого мира средствами этого же мира. Такая борьба не делает мир безопаснее и лишь умножает зло. «Беси бо Бога боятся» говорится в «Повести временных лет». Злой человек — хуже бесов, он, наглый, высокомерный, алчный, никого не боится, он-то и умножает мировое зло.

Противодействовать злу могут лишь люди определенного типа, люди определенного типа сознания. Люди светлые, добрые.

Жизнестойкость государства определяется жизнестойкостью его граждан, в которой качество их совокупных знаний (со-знания) о действительности играет решающую роль. Следовательно, жизнестойкость государства в решающей степени зависит от качества знаний граждан, в итоге — от системы образования, господствующей в государстве. Эта система должна соответствовать национальным особенностям развития страны, и в случае соответствия система образования является национальной.

Национальная система образования обладает специфическими традиционными особенностями развития как части национальной культуры страны. Потому-то и говорят «французская национальная система образования», «английская национальная система образования», «немецкая национальная система образования» и т. д. В основе национальных систем образования лежат науки и соответствующие им программ и учебники, и они тоже носят национальный характер. Французская система образования невозможна без «французских» социологии и политологии точно так же, как английскую систему образования — без «английских» социологии и политологии. И даже представить себе невозможно направленность французской, английской, немецкой общественных наук на что-то для них чужеродное, например, «на А.С.Хомякова», «на И.А.Ильина».

О современной системе образования России сказать со всей определенностью, что это «российская национальная систем», мягко выражаясь, довольно трудно. Многие учебники, составляющие основу системы, не отвечают традициям национальной культуры, в частности, истокам отечественной науки. В нашей социологии, например, направляющим лозунгом при создании учебников является «Назад, к буржуазному Максу (вместо «пролетарского Маркса») — Максу Веберу». Политологов же призывают «Назад, к Макиавелли». Иноземная направленность, то, что невозможно во Франции или Англии, у нас закрепилась в жесткое правило.

Источник собственно национальных признаков нашей системы образования — в великом наследии ученых соборного направления, от А.С.Хомякова и до (если ближе к нашим дням), П.А.Флоренского, И.А.Ильина. Л.П.Карсавина, В.И.Вернадского. Казалось бы, кому же, как не ученым-авторам учебников нужно обращаться к ним. Однако именно этот источник в великом колодце времени все еще завален усилиями новых западников, по мнению которых «пресловутое почвенничество порядком надоело, изрядно мешая реформированию». И после этого еще и обижаются, когда они о них говорят, что «интеллигентики — вид совершенно бесполезных животных». Уточним, не бесполезных, а зловредных, включая идеологов и прорабов «катастройки» (А.А.Зиновьев), вместе с «тимурчинами», «говриллками», «найшульками», «бурбульками», «чубайсиками» и прочими. «хакамаками», марионетками финансовой олигархии.

Сейчас можно уверенно утверждать, что формирование нашей системы образования в этом веке определяется взаимодействием (вплоть до взаимоуничтожения) двух общих направлений: с одной стороны, западного, вобравшего в себя бывшее официальное «советское» (по сути односторонне западное), современное откровенно реформаторски-западное, бывшее досоветское западное направления, и, с другой стороны, соборного, вобравшее в себя досоветское «почвенническое» и неофициальное советское «почвенническое» направления. Характер взаимодействия в решающей степени зависит от того, каково будущее России как государства. «Рыночные отношения» и так называемая «западная система» в сфере образования, включая пресловутые ЕГ, балакавриат-магистратуру, обязательно погубят его. Они направлены на умерщвление творческих сил, потенциала народа, преграду «ломоносовым» из рабочих и крестьян, зеленый свет богачам, торжество мусора, ненужного, псевдоуниверситетского, псевдоакадемического образования. Большинство нынешних 40−50 летних граждан с высшим образованием, родись они после 1980-го года не имели бы возможности окончить вуз.

Чтобы подчеркнуть, насколько серьезен вопрос, напомним, что народное образование — основа любой цивилизации, включая входящие в него общества, государства.

Качество основы определяет судьбу.

Гибель цивилизации начинается с разрушения систем образования, а рождение связано с возникновением новых систем. Эпоха так называемого «Просвещения», столь дорогого реформаторам, дала современной, господствующей среди прочих цивилизаций, ЕАЦ ту систему образования, с которой и начинается ныне гибель ЕАЦ. Слово «Просвещение» в данном случае вообще неуместно, потому что менее всего «эпоха Просвещения» несла трудящимся подлинный свет знаний. Это скорее эпоха «потемнения», «затмения», «помрачения», в активе которой — миллионы и миллионы безвинных жертв, прежде всего, крестьян, гибель коренных народов, изощренное уничтожение природы. Хиросима и Нагасаки, Бхопал и Персидский залив, Чернобыль, озера и реки под Челябинском, Арал и т. д. и т. п. И надолго ли отвели беду от Байкала?

Свет образования этой эпохи — машинный свет «торгашеской души новоевропейского дельца», холодный свет «хамского самодовольства полузнания», свет «безразличия всего ко всему», противоположный теплу естественного света, тому же «живому и трепещущему свету свечи», «самоотверженному огню сердца» (Лосев А.Ф. Из ранних произведений. М., 1990. С.439). То есть противоположный свету соборности.

Соборность — живая вода, оберегаемая «колодезной» связкой: религией и языком, образом Родины и национальными традициями. Тот, кто хочет завалить животворный источник, расшатывает, прежде всего, сам колодец — совокупность условий, генерализирующий нашу соборность.

Начиная с Петра Великого (народ же считал его «антихристом»), портрет которого — излюбленный фон реформаторов, а в особенности с начала проникновения к нам того же западного «просветительства», так называемое «общественное сознание», определяющее качество образования, всемерно старались отделить науку от религии, оплевать традиции, размыть во лжи прекрасный образ Родины. Целые полчища «передовых» псевдопрофессоров и армия академиков, разучившихся думать, говорить и писать на родном языке, усердствовали в качестве толкователей-запутывателей, занимались исключительно толкованием иноземных слов, выдавая это за прирост научных знаний, Некоторые вузовские дисциплины и держались-то за счет перетолковывания, пустого толочения в стуке ложной учености.

Торжественно утверждаемое чужеземное слово, подчеркивая «высокоученость» толмача, специально помогало изничтожить ясное соборное понимание мира, а вместе с ним и предмет, и общность, и единство. Все рушилось наперекор совету: «Не плюй в колодец, пригодится — воды напиться.

Ученыйнеученый подчеркивал, что он, как действительно свободная личность, стремится только к установлению истины, удовлетворяя свою страсть к познанию мира и не несет никакой ответственности за результаты своих исследований, их применение.

Разрывалась и терялась связь в бесконечном созвездии основных, порождающих образов. Вера в Бога противопоставлялась науке, считалось, что истинный ученый обязательно атеист. Вселенная отрывалась от совести, общество — от народа и человечества, община — от семьи и личности. Образование ЕАЦ, навязываемое «отсталой» России — вневселенское, внеприродное и неродное.

2. Ученые неученые

Современная подготовка специалистов, повышение их квалификации, соответствующие разорванным связям, ЕАЦ, направлены, прежде всего, на усвоение некоего ремесла, техники, то есть на усвоение некоторой совокупности идей и навыков, необходимых для того, чтобы стать богатым, сделать профессиональную карьеру в ее элитарно-технократическом понимании. Усвоить совокупность идей и навыков — обеспечить вхождение в круг технократической элиты. Одномерность, линейность такой подготовки исключает из системы образования нравственное содержание, нравственное совершенствование, воспитание, они здесь мешают «делу», «бизнесу», являясь лишними. Вымывается совесть. И тогда «просвещенным» безразлично, чем заниматься, на кого работать, лишь бы платили.

Вместе с отчуждением от религии идет и отчуждение от родного языка. Те, кто ведет наступление на язык, прекрасно понимают, что язык народа — целостная живая идеология народа. Уничтожая язык, уничтожают народную идеологию.

Язык учебников, то есть язык современной подготовки специалистов — это язык ученых-авторов учебников. Ученый язык. Он выражает одномерность, линейность, обслуживающие «идеи», «мысли», «соображения», «концепции», «теории», «указания», «навыки», отвечающие «современному международному опыту», образованию и науке ЕАЦ. Такому языку свойственно крайнее безразличие нравственным поискам личности. Он не выражает ни в коей мере нравственную многомерность действительности, образа ее и человека в ней, нравственную многомерность образа, которой даже происхождением своим обязан народный язык и которую изначально, по происхождению должны выражать слова родного языка.

Присущий ученому языку, оторванный от Бога и созданной им вселенной, человекоцентристский космополитический гуманизм — неизлечимая болезнь ЕАЦ, которую выдают за ее достижение. Он направлен не на укрепление духовного и физического здоровья народа. Он выступает условием вырождения, а не нарождения. По этой схеме народ должен превратиться в вырод, Родина — в территорию, родное — в чужое. Образование становится зомбированием.

Старый проректор университета жалуется: «Многие выпускники отличники, можно сказать большинство, почти хакеры, виртуозно владеющие компьютером, фактически разучились нормально говорить и общаться». Однако типичный молоденький аспирант одного из институтов повышения квалификации, ярый проповедник перехода к системе образования ЕАЦ, утверждает: «Интернет дает возможность убрать связи между учителем и учащимся, зависимость от жестких национальных и религиозных традиций, подняться к современному уровню общения, пробиться к мировым стандартам». В соответствии с такой установкой более чем всерьез и положительно специалистами в области образования рассматриваются предложения до четвертого класса вести все обучение, включая правописание, русский язык и т. д., только на компьютере, а общение между учителями и родителями учеников — только через Интернет.

Выпускник МГИМО, работающий в обосновавшейся у нас английской фирме, гордо признается: «Нам приказано говорить только по-английски, если мы находимся здесь, и переходить на русский на расстоянии не менее двухсот метров. Со своим сыном жена и я общаемся только по английски».

Служащим другой иностранной фирмы, большинство из них наши граждане, приказано обращаться друг другу, только переиначив имена на американский «манер». Маша превращается в «Мэри», Лиза — в «Лиз», Лена — в «Элен» и т. д. Имя Ангела уродуется, и ангел, быть может, не защищает.

Выпускник вуза, включенного в десятку ведущих университетов, на утверждении темы дипломной работы, проникновенно заявил: «Моя тема заказана американской табачной фирмой, где я проходил практику, и направлена на увеличение прибыли в наших условиях. Когда я пришел туда, в самом начале, совесть (показывает на сердце) немного потрепыхалась, а потом ничего, привык. На фирме мною довольны. Шеф, из Германии, прислал сюда, в университет, благодарственно письмо преподавателем. После окончания учебы фирма берет меня в штат». Члену комиссии, отказавшемуся голосовать за утверждение темы, важные ученые неученые заявили: «Вам не здесь преподавать, а в духовной академии». Вот и декан этого вуза запретил просмотр студентами в какой-нибудь аудитории фильма «Остров».

Люди, еще совсем молодые, но уже с заглохшей совестью, никак не могут понять, хоть тресни, почему плакат времен Великой Отечественной войны кощунственно превращать в рекламу, вырезав из него лицо героя-солдата и заменив его лицом веселого забулдыги, любителя пива. Почему в рекламе напитка безнравственно ссылаться на Юрия Гагарина…Или почему, рекламируя жвачку, столовые приборы и т. п., нельзя использовать цитаты из классических литературных произведений, полотна великих живописцев.

Вершина размышлений кандидата в выродки, то есть в бывшие русские, ловко обработанного ориентированными на Запад ученыминеучеными (4 курс университета, из контрольной работы о глобализации, уровень знания языка сохранен): «Негативное отнашение к глоболизации, транснациональным кампаниям является нечем иным как опозицией, без которой необходится не одна новая идея или движение. Причем это опоозиция является своеобразным фанатизмом, концентратом глупости. Опозиционная «идея» высосона из пальца. Да, глоболизация стирает культурные рамки, но в этом нет нечего ужасного, изначально были только Адам и Ева, и культура была у них одна.

Я не вижу нечего плохого в глоболизации или в рекламе. Люди же, которые не привыкли к новым механизмам, будут противиться их пременению, высасывая из пальца негативные стороны этого пременения. Так и с глоболизацией. Все новое пугает, так вот пугливые люди и шарахаются от них, приводят миллионы доводов, а в итоге — глоболизация началась, и она дойдет до конца. Это следущая ступень эволюции. Конечно, есть свои проблемы, этические, но это пройдет современем.

Да, нарушаются моральные принципы. Богатые богатеют, а бедные беднеют, но всю жизнь так было.

Мир изначально не справелив. Люди изначально разные. Их объеденяет только то, что они являются одним типом существ — людьми. В этом нет ничего ужасного. Каждому из нас уготована своя судьба, и если мы не станем богатыми, то будем обогочивать других. И изменить это невозможно. Я считаю, можно лишь немного сгладить немного, не более.

Человеку всегда были нужны «инструкции» — Библия — всемирная инструкция, как надо жить, не более. Если бы я был убежденным мусульманином, то я не смотрел бы на Библию как на инструмент для своей жизни. Реклама и пиар — тоже инструкции, как надо жить в эпоху глоболизации.

Нет же худа без добра. Не одно нововведение не требовало каких-то жертв, будь то финан вложения, человеческие ресурсы или культурные ценности.

Мое мнение о западе и о западных тенденциях начало складываться еще во времена туристических вылазок. Сравнивая уровни жизни разных стран, я приходил к выводу, что я вряд ли буду жалеть о русской водке и медведях, живя в цивилизованной стране, где у меня будет нормальная работа, где я буду уверен в безопасности своей жизни. А жить буду в Англии.

А в итоге я хочу сказать — не все мои сокурсники станут топ-специалистами. Все мы разные, и каждому свое. Талантливые станут ими даже без изучения, донесут свое мнение и идеи до масс и людей, которые максимум могут расчитывать на должности идеальных исполнителей, даже с огромным багажом знаний, терминов и тактик».

Этакие «глоболизаторы», кадры, ориентированные на вхождение в «золотой миллиард», а на миллиардера как героя нашего и будущих времен, готовятся предельно спешно. В «первом научно-теоретическом и практическом пособии, соответствующем Государственному стандарту по специальности 350 700» и рекомендованного одним из УМО (Учебно-методический отдел; к корню «ум» отношения не имеет) МГИМО новый этап толочения несусветной терминологической и «научно-практической» белиберды, развращающей сознание молодежи, обосновывается так: «Не претендуя на структурную завершенность в установлении определенных понятий…, но, опираясь на их озвученную аналитику и используя принципы метода логического опережения, мы излагаем наше, авторское, представление этих дефиниций. Но прежде вспомним, что Россия 8 лет ведет переговоры о вступлении во Всемирную Торговую Организацию (ВТО). Столько же лет мы добиваемся признания того, что Россия может считаться страной рыночных отношений. Вероятно, не стоит ждать столько же, чтобы принять ориентированно, национальное определение… в рамках классической дихотомии… Развивая идею принципа обусловленности мы предлагаем осуществить экспертизу выборочной совокупности ключевых понятий и (в соответствии с методом функционального описания) мотивированный сравнительный анализ лексических единиц наблюдения. Параллельно важно также установить степень адаптации данных терминов и новизну их признаков…В конце концов именно теоретические позиции экспертного анализа… создали своеобразную базу инновационных характеристик для проведения законодательства России в соответствие с правилами Всемирной торговой организации» (Сс.115,121,132).

Любой, на выбор, кандидат в выродки, «глоболизатор», верит не в десять библейских заповедей, а в инструкцию, цинично названную «десятью заповедями Вашингтонского консенсуса», составленную главным экономистом Всемирного банка Д. Вильямсоном (национальность не уточняем, опасаясь обвинений в шовинизме) и утвержденную «семеркой» в 1989 г., обязательную для выполнения каждой страной, желающей вступить в ВТО, осуществить мечту ученыхнеучены (См. об этом в прекрасной книге Б.Ф. Ключникова «ВТО — дорога в рабство» — М., 2005. Сс.67−90). Говорят, что теперь-то Россия обязательно вступит. Наши ученые неученые наставники молодежи всеми силами толкали и толкают ее туда.

Судите сами, по каждой из «заповедей», у России «блестящие достижения».

Первая. Бюджет. Аскетический подход к расходам на общественные потребности Достаточно вспомнить «зурабовщину») во избежание дефицита и инфляции. Выполняется. Иначе, дескать, модернизацию не осуществим.

Вторая. Налоги. Богатых не трогать, потому что они более склонны к накоплению, инвестированию, а бедные — к расточительству, к потреблению. Выполняется. Выходит, не за счет олигархов и всех, кто грабит народ или системно обслуживает их, и далее будем «модернизироваться», а за счет все тех же бедняков, пенсионеров.

Третья. Денежная политика. Высокий процент для стимулирования накоплений и привлечения капитала. Выполняется.

Четвертая. Обменный курс валюты. Низкий. Для поддержания конкурентоспособности и привлечения капиталов. Выполняется.

Пятая. Свобода торговли. Снижение таможенных и нетаможенных барьеров. Свободное перемещение капиталов по всему миру. Еще как выполняется.

Шестая. Инвестиции. Всемерное привлечение иностранного капитала; гарантии и льготы, равные с национальным капиталом. Выполняется.

Седьмая. Приватизация. Распродажа активов гос. предприятий и всемерная поддержка частного предпринимательства, особенно крупного. Выполняется.

Восьмая. Отмена субсидий, особенно для сельского хозяйства, и установление справедливых, по-вашингтонски, цен на рынке.

Девятая. Дерегламентация. Снятие ограничений на инициативу и свободу конкуренции. Выполняется.

Десятая. Право. Правовое обеспечение частной собственности и создание личных крупных накоплений. Еще как выполняется.

Как видно, эти десять «заповедей» бьют по Божиим заповедям, направлены на дехристианизацию, и нынешние отечественные элитарно-технократические рационалисты и без вступления в ВТО старательно превращают народ в вырод. Идет смена типа личности, типа сознания. И словно наперекор кандидатам в выродки, хищным молодым «глоболизаторам», на большой бетонной стене напротив МГИМО в 1990-е годы большими алыми буквами горели слова «НЕТ — ЗАПАДУ!». Сейчас той стены и надписи нет. Но авторы ее, слава Богу, окончив институт, вместе с народом работают на благо Родины, противостоят алчным олигархам-«оллигаторам», наглым шустрикам, потерявшим сердце умникам, бесстыдным «ксюшам», всем золотым бессовестным «элитам», тоже окончившим этот вуз, выбившим себя из народа и свернувшим шеи на Запад.

Остановить вырождение можно только в том случае, если образование, в неразрывной связи с просвещением и воспитанием, свойственными нашим тысячелетним традициям, будет направлено на формирование соборного типа личности, то есть на основе качественно новых, по сравнению с европейско-американскими, методами, программами и целями образования. Только соборное образование пробьет, сломает, уберет в этом веке воздвигнутые завалы между словами-образами, станет могучим проявлением живого прямого сотворчества учителей и учеников, умеющих и пока не умеющих, знающих и пока не знающих. А свойственная ЕАЦ система образования подготовки специалистов всех уровней умрет вместе с ЕАЦ.

Новое образование ведущей цивилизации, обобщающей опыт всех национальных культур, — просветительство, возвращающее обучающимся свет подлинных знаний, как свет слова, свет нравственности. Проблема образования, связанных с ним специализации, профессионализма, повышения квалификации, будет решаться, прежде всего, как нравственная проблема. Идет смена типов личности, типов сознания. В границах одного и того же населения уменьшается народ и увеличивается вырод.

Подчеркнем, что новизна рассматриваемых проблем, — в еще животворном русле свойственных всем народам самых древних традиций нравственной меры, деяний по совести, в русле преодоления иссушающего забвения этих традиций, в восстановлении связки-окна «религия — язык — традиции — Родина» в колодце «большого времени». Здесь каждый шаг (!) в освоении знаний — шаг не к «неплохим деньгам», а к нравственному совершенству, и не только для ученика, но и, в равной и обязательной степени, для учителя. В живом общении, в живом деле.

Все это обуславливает возвращение языку в целом и каждому слову их природных предназначений (функций), возвращение им предельно нравственного смысла. Вместо технократического скороговорения толмачей должно господствовать со-раздумывание со-творцов над словами, каждое из которых есть образ.

Вхождение в новый период уже сейчас требует незамедлительного перевода на уровень решения таких вопросов, как выяснение особенностей связей «язык общения — профессиональный язык», «язык страны — другие языки» и т. д., нравственные запреты на исследование определенных тем, ведущих к катастрофам. Образам, создаваемым в образовательном общении (образ — образование), только тогда и вернется их человеческое, многомерное и нравственное, содержание в любом виде деятельности. Потому-то в общении, среди его особенностей, главное значение все более приобретает нравственность, и это — обязывающая, сквозная, одноначальная нравственность, непрерывная в оценке всего хода образования, общения между учителем и учеников, будь то «физики» или «лирики».

При таком подходе ни один из видов деятельности человека не рассматривается как замкнутая на самой себе элитарная целостность. Любой вид входит в другой вид и в то же время вбирает в себя этот вид. На таком уровне восстанавливаются отношения «…- община — общество — человечество — совесть содержание образования в целом и учебников», в частности.

Целевой образ действия будет обязывать к определенным правилам действия, ведущим к нравственному осмыслению и оценке себя и других. Это такая «мишень», где все наполнено нравственным смыслом. Ее центр — соборная личность. И устремленность к центру выражается в стремлении охватить личность в целом: опыт и направленность интересов, всей жизнью обусловленные свойства, а также и природные, от рождения.

Обучение становится преображением личности, ее просветлением, а не просто «привитием», «усвоением», «внедрением» каких-то навыков, специальных знаний. В таком образовательном процессе учитель и ученик преображаются вместе, они умножают святость Руси.

Конечно, те, кто желает превращения «отсталой» России, положим, в Германию позднего или самого позднего капитализма, предпочитают протестантизм или католицизм православию, слияния православия с католицизмом, и для них, например, лозунг «Назад, к Веберу», будет также предпочтительнее следованию соборной традиции. Лозунг всемерного обогащения «физиков» и «лириков» «для себя, внуков и правнуков» предпочтительнее нравственной стойкости, деятельному состраданию.

Точно так же, желающие распада единой и неделимой России с ее традицией «Властвуя, собирай», предпочитают возврат к Макиавелли с его заповедью «Разделяя, властвуй». Лозунг нравственного единства граждан Россию — лозунгу превращения России в территорию, куда выгодно вкладывается капитал и которая надежно охраняется. Учителя и учебники соответствуют тем или иным предпочтениям.

Вода из чужих колодцев — мертвая для нас.

Наука и образование развиваются бездуховно, безнравственно вне национальных традиций. Это гибельный путь, что всегда было более чем очевидно для представителей соборного направления в науке и образовании.

Один из самых последовательных ревнителей категориально-понятийного аппарата науки В.И. Вернадский всегда подчеркивал связь подлинно творческих научных возможностей именно со всей национальной культурой, и его новые науки, научные направления и открытия были обусловлены этой связью, выражали ее, восстанавливали искусственно прерванные в семнадцатом веке узы между наукой и религией, устраняли противопоставление теоретического (научного) и массового (народного) сознания. «Научное мировоззрение развивается в тесном общении с другими сторонами духовной жизни человечества. Отделение научного мировоззрения и науки от одновременно или ранее происходившей деятельности человека в области религии, философии, общественной жизни или искусства невозможно. Все эти проявления человеческой жизни тесно сплетены между собою и могут быть разделены только в воображении… Уничтожение или прекращение одной какой-либо деятельности человеческого сознания сказывается угнетающим образом на другой. Прекращение деятельности человека в области ли искусства, религии, философии или общественной жизни не может отразиться болезненным образом на науке» (Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки. — М., 1991. Сс.50−51). В частности, и мы неоднократно обращали внимание на эту особенность деятельности гениального ученого, В.И.Вернадский настойчиво стремился выяснить «работу русского народа» в области научного творчества и роль великого искусства тринадцатого-восемнадцатого веков, неразрывно связанного с такой работой.

Ученый должен рассматривать свою научную деятельность, включая область образования, как выражение, предметное осуществление своих духовно-нравственных идеалов, проявление свободы духовно-нравственного выбора и нести за ее результаты полную моральную ответственность. Плевки ученыхнеученых рационалистов-технократов в ноосферу возвращаются, падают на всех нас страшными бедами.

Никуда, в том числе и «назад», бежать не нужно, иначе вся модернизация Росси обернется социально-природными катастрофами, непрекращающаяся катастройка завершится всеобщей гибелью. Следовать живым традициям, продолжать их — вот что нужно. Настоящие «Иваны» родство всегда помнят, на них и надежда вся.

http://www.voskres.ru/idea/budanzev2.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru