Русская линия
Православие и современностьСвященник Анатолий Коньков,
Елена Маслова
22.12.2007 

На Бутовском полигоне

В конце лета священник Анатолий Коньков, клирик Архиерейского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали», вместе с супругой и дочкой побывали в Москве, на Бутовском полигоне, где в годы гонений на Церковь были расстреляны многие священники и миряне. Перед вами рассказ отца Анатолия и матушки Елены о своих впечатлениях".

На пути в Бутово

Бутовский полигон. Честно говоря, приступая к рассказу о тех нескольких часах, проведенных там, очень тяжело выбрать, с чего начинать. В рамках небольшой зарисовки рассказать о месте, где в одной огромной могиле лежат десятки тысяч расстрелянных в 30−50-е годы двадцатого столетия, невозможно. Думаю, чтобы почувствовать царящую там атмосферу святости необходимо лично побывать на полигоне…

Чтобы добраться до Бутовского полигона, нужно от станции метро «Бульвар Дмитрия Донского» доехать до конечной остановки на автобусе маршрута N 18, который ходит один раз в час. При этом его расписание составлено так, чтобы каждый желающий мог попасть в бутовский храм к началу каждого богослужения. До места — около двадцати минут.

Когда мы уже ехали в автобусе, внезапно увидели, как из-за леса появился великолепный пятишатровый храм — цель нашего визита на дорогую для православных христиан России землю. Однако, выйдя из автобуса, мы отправились совсем в другую сторону. Как оказалось — не случайно. Мы попали на сам полигон. Его со всех сторон ограждает забор, который не меняли с давних пор, лишь кое-где заделали дыры, появившиеся после рассекречивания «объекта». За забором мы обнаружили еще один храм, небольшой, деревянный. Так устроил Господь, что здесь нас встретили очень радушно. Раб Божий Дмитрий рассказал об истории возникновения полигона.

«Лишняя тысяча — не беда!»

Решением Политбюро ВКП (б) от 2 июля 1937 года о проведении широкомасштабной операции по репрессированию целых групп населения начались небывалые по размаху расстрелы. Во исполнение этого решения вышел оперативный приказ о «репрессировании бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Под «другими антисоветскими элементами» подразумевались «члены антисоветских партий, бывшие белые, жандармы, чиновники царской России, каратели, бандиты…», а также «сектантские активисты, церковники и прочие, содержащиеся в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях». Эти «элементы» делились на две группы: наиболее враждебные из перечисленных подвергались немедленному расстрелу, а менее активных, «но все же враждебных элементов» ждал арест и заключение в лагеря на срок от 8 до 10 лет.

По Москве и Московской области первоначальный план составлял 5000 человек по одной категории и 30 000 человек по другой. В разъяснении к приказу значилось: «Если во время этой операции будет расстреляна лишняя тысяча людей — беды в этом особой нет».

От одного из участников событий тех лет, отвечавшего за приведение в исполнение приговоров по Москве и Московской области, стало известно, как совершались казни на Бутовском полигоне.

Машины, в которых помещались до пятидесяти человек, подъезжали к полигону со стороны леса примерно в 1−2 часа ночи. Зона была огорожена колючей проволокой. Из машины людей заводили в барак якобы для «санобработки». Непосредственно перед расстрелом очень тщательно сверяли данные, затем объявляли решение. Приговоренных вызывали из барака по одному. Исполнители приговора брали каждый свою жертву и вели в глубину полигона в направлении рва. Стреляли на краю рва в затылок, почти в упор. Потом казненных сбрасывали вниз, устилая телами дно глубокой траншеи. Специально выделенные сотрудники НКВД занимались «уборкой"…

За день редко расстреливали меньше ста человек. Бывало 300, 400 и свыше 500. По документам, предоставленным Русской Православной Церкви после передачи ей Бутовского полигона, 8 декабря 1937 года было расстреляно 474 человека, 17 и 28 февраля 1938 года — соответственно 502 и 562 человека. Однако у исследователей имеются сомнения по поводу того, что число расстрелянных по актам соответствует истине. Вполне возможно, что людей расстреливали в течение нескольких дней, а оформляли потом одним числом.

Здесь, в Бутово, вместе с обычными преступниками, которых, наверное, было-то меньшинство, расстреливали и православных христиан. Убивали за веру. Кого-то за то, что был священнослужителем, кого-то — за одно лишь признание себя верующим, кого-то — за найденную в доме икону… В братской могиле на Бутовском полигоне лежит и убиенный митрополит Серафим (Чичагов), прославленный ныне в лике святых. Теперь он возглавляет Собор Бутовских новомучеников.

Нам рассказали, что иногда в храм приводят старика, который все время говорит только одну фразу: «Тогда включали яркий свет и говорили, чтобы мы стреляли по мишеням». После этих слов он погружается в глубокие раздумья и тихо начинает плакать, а потом его уводят.

В дни расстрелов всем «исполнителям» и охране выставлялось ведро водки, из которого можно было черпать сколько угодно. В сторонке стояло еще ведро с одеколоном. По окончании расстрелов ополаскивались одеколоном, потому что от «исполнителей» за версту несло кровью и порохом. По их собственному признанию, от них «даже собаки шарахались».

Если до августа 1937 года расстрелянных хоронили в небольших ямах-могильниках, то с этого момента казни в Бутово приняли настолько огромные масштабы, что «технологию» расстрелов пришлось изменить. Сюда был доставлен мощный экскаватор типа «Комсомолец», предназначенный для рытья каналов. С его помощью рыли громадные рвы, длина которых достигала сотен метров, ширина трех-пяти, а глубина — трех с половиной метров. Тела расстрелянных укладывали в несколько ярусов, которые пересыпали землей толщиной в 15−50 см.

Таких рвов на Бутовском полигоне всего 13, по документам в них захоронено 20 760 человек. Но при раскопках в 1997 году специалисты называли цифры, превышающие эту как минимум в три раза. Очевидно, что документы о существовании расстрелянных уничтожались, чтобы и память о них была стерта.

Археологические исследования выявили, что 13 рвов расположены довольно хаотично: меридионально — в направлении с запада на восток и диагонально — с северо-запада на юго-восток. Все они были отмечены деревянными столбиками, а впоследствии на этих местах сделали насыпи. Теперь места этих чудовищных размеров захоронений видны хорошо.

Как нам рассказал Дмитрий, в советское время на полигоне был коллективный сад НКВД-КГБ. До сих пор здесь растут фруктовые деревья, плоды которых можно попробовать.

В честь святых новомучеников

25 июня 1995 года, в день памяти Собора всех святых, в Земле Российской просиявших, на Бутовском полигоне была отслужена первая Божественная литургия. Служилась она в одноименном палаточном храме. А через год, 11 декабря, в день мученической кончины митрополита Серафима (Чичагова), был освящен деревянный бутовский храм — во имя святых новомучеников и исповедников Российских. Он был построен при деятельном участии внучки святого Серафима, игумении Новодевичьего монастыря Серафимы (Черной), а его настоятелем назначен священник Кирилл Каледа, чей дед, священномученик Владимир (Амбарцумов), лежит в одном из бутовских рвов.

После знакомства с самим полигоном и деревянной церковью, выстроенной на нем, Дмитрий повел нас к новому величественному собору. Огромный шестипрестольный храм выстроен буквально через дорогу от ограды полигона. Он возведен совсем недавно, освящен в мае 2007 года. Главный престол — в честь Воскресения Господа нашего Иисуса Христа. Неподалеку установлен Поклонный крест, принесенный сюда из Соловецкого монастыря незадолго до нашего приезда.

Наибольший интерес представляет нижний храм. Центральный его престол освящен в честь иконы Божией Матери «Державная». Под покровом Богородицы русский народ жил в XX веке после свержения императора Николая II. Над Царскими вратами центрального придела помещена икона Спасителя, которая принадлежала священномученику Сергию (Кедрову), также убиенному в Бутове. В храме экспонируется выставка личных вещей погибших за веру людей — священников, монахов, мирян. Среди экспонатов есть вещи, которые были найдены в братской могиле, в основном обувь расстрелянных.

Очень символично смотрятся кресты, которые насквозь пронизывают иконостасы и верхнего, и нижнего храмов. Сразу же вспоминаются слова Спасителя: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мф. 16, 24). Так именно и поступали те, кого ныне мы в молитвах просим о заступничестве небесном.

Еще одна интересная особенность: в нижнем храме по всему периметру расположены иконы святых новомучеников — такая своеобразная «новомученическая» минея. Каждая икона изображает святых, пострадавших в Бутове, в соответствии с их днями памяти, начиная с января и заканчивая декабрем.

Как рассказал Дмитрий, так же своеобразен и богослужебный устав в этом соборе. В дни, когда есть память новомучеников, им обязательно служится полиелейная служба, даже если на этот день приходится память какого-либо вселенского или особо почитаемого русского святого. В среднем, таких дней около 10−12 в месяц. В дни, когда совершались расстрелы, служатся панихиды по убиенным на Бутовском полигоне.

Если нижний храм символизирует Страстную седмицу, то верхний — это Пасха. Новомученики никогда не помышляли о том, что будут прославлены когда-то в лике святых и в честь них будут строиться храмы, все свое упование они возлагали на Воскресение Христово, и своей жизнью и смертью они свидетельствовали о своей вере. Именно это упование помогло им перенести страдания и совершить подвиг.

Правый придел освящен в честь святых новомучеников и исповедников Российских, левый — во имя святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси, как главы Собора новомучеников и исповедников Российских. Примечательно, что чин освящения собора Святейший Патриарх Алексий совершал вместе с Высокопреосвященнейшим митрополитом Лавром, главой Русской Православной Церкви Заграницей в дни подписания документов о воссоединении двух частей Русской Церкви.

Почти в центре храма расположена редко встречающаяся в наших церквях икона «Не рыдай Мене, Мати». Умилительный образ: Богородица изображена на нем не с Богомладенцем, а со снятым с Креста Сыном Божиим. На левом столпе находится икона Собора новомучеников, в Бутове убиенных. Икона написана по образцу Собора новомучеников и исповедников Российских, но если на последней святые изображены на фоне храма Христа Спасителя, то здесь они стоят перед бутовским деревянным храмом, тут же — бутовский голгофский Крест, а под ним — рвы с останками убиенных праведников.

На одном из столпов собора висит большая Можайская икона святителя Николая Чудотворца. Но она выполнена в оригинальном решении. В левой руке святитель держит, как и полагается, храм, но это храм в Бутове, т. е. тот, в котором эта икона и пребывает. А стоит святитель на «расстрельных» рвах полигона. Прямо против этой иконы — икона священномученика Серафима (Чичагова), который стоит на тех же рвах и держит в руке поклонный крест, установленный на Бутовском полигоне.

Возле собора

Мы приехали в Бутово вместе с пятилетней дочерью, встретились с одной саратовской семьей, временно живущей в Москве. Большую радость наши дети испытали при посещении колокольни — им разрешили позвонить, что они с превеликим удовольствием и сделали. На колоколах изображены лики новомучеников Российских, в том числе — святых царственных страстотерпцев.

Еще нам очень понравилась детская площадка на территории собора. Она целиком сделана из дерева руками одного из прихожан бутовского храма, который вырезал и иконостас, и киоты для икон. Думаю, всем родителям знакома ситуация, когда дети, уставшие от службы, например во время проповеди, которая им пока не понятна, буквально мучаются, желая поскорее выбежать на улицу, размять затекшие ноги. Здесь эта проблема решена, так как на площадке во время богослужений находится человек, присматривающий за детьми. От дороги территорию храма отделяет забор, до которого от самой площадки не меньше 50 метров.

* * *

Уезжали мы с полигона, переосмыслив некоторые моменты собственной жизни, вспомнив историю нашей веры, так тяжко страдавшей, но не пропавшей, потому что Вечность не может исчезнуть.

Первоначально мы планировали в тот день посетить и иные святые места, но это желание иссякло, так как очень уж сильное впечатление произвел на нас Бутовский полигон, история его, все увиденное нами и необыкновенный покой и мир, царящие здесь. По словам Дмитрия, иначе в этом месте быть и не может, ведь здесь собрано великое воинство Христово, выстрадавшее свою веру и ходатайствующее пред Богом за всех, кто к Нему обращается.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=4517&Itemid=112


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru