Русская линия
НГ-Религии Станислав Минин20.12.2007 

Изыдите, заблудшие овцы!
Секты порой рождаются в монастырях

Вот уже четвертый месяц любители театра в Польше смотрят и обсуждают спектакль «Вифанийские сестры». В понедельник, 17 декабря, например, его смогли увидеть театралы из города Ольштын. История монахинь, взбунтовавшихся против Церкви и замкнувшихся в монастыре, вызвала в обществе неоднозначную реакцию. Католическая Церковь и вовсе заявила, что у создателей спектакля «дурной вкус». Дело в том, что спектакль основан на реальных событиях, происходивших в последние годы в монастыре Ордена вифанийских сестер в городе Казимеже Дольном.

Все началось в 2004 году. Группа монахинь из Казимежа Дольного направила письмо в Ватикан. Их беспокоило поведение настоятельницы Ядвиги Лигоцкой. Она пыталась преобразовать Орден, созданный в целях катехизации, благотворительности и помощи духовенству по хозяйству, в некую общину мистиков. Лигоцкая ссылалась на собственные видения и личные беседы с Христом. Она якобы видела демонов, угрожающих миру, и была призвана с ними бороться. Настоятельница пророчила «весну Церкви» и предрекала погрязшему в роскоши духовенству погибель и адские муки. Она устраивала многочасовые молитвы, превращавшиеся в сеансы экстаза.

В мае 2005 года Казимеж Дольный посетил делегат из Ватикана — с инспекцией. Увиденное не понравилось ни ему, ни его боссам в Риме. 6 августа решением Конгрегации по делам монашествующих Лигоцкую сняли с должности генеральной настоятельницы Ордена, назначив на ее место Барбару Робак. Разгорелся скандал. Лигоцкая созвала верных ей монахинь со всей Польши, закрылась вместе с ними в монастыре, напрочь отказываясь вступать в какие-либо переговоры. Барбаре Робак пришлось перенести штаб-квартиру Ордена в Люблин, под крыло к архиепископу Юзефу Жичиньскому.

1 февраля 2006 года Жичиньский декретом запретил совершать таинства на территории монастыря. В октябре того же года Ватикан исключил бунтарок из Ордена. Но опальным сестрам и Святой Престол, и Жичиньский были не указ. Свыше 60 монахинь не собирались покидать здание. В Казимеж Дольный потянулись журналисты. От горожан они узнали, что сестры получают финансовую помощь от своих семей и неведомых спонсоров. На их деньги бунтаркам удалось нанять охрану — из числа местной шпаны, как сообщали жители. У сестер было три автомобиля — на них они ездили за покупками. В городе они появлялись редко, даже церковь со временем посещать перестали. Горожане в целом относились к ним с симпатией. Когда сотрудники телеканала TVN пытались пронести на территорию монастыря скрытую камеру, никто из местных жителей не согласился им в этом помочь.

Что происходило в монастыре — доподлинно не известно. Из-за забора доносились лишь пение монахинь и кудахтанье кур. Впрочем, пресса установила, что сестры в монастыре не одни. С ними был мужчина. Францисканский священник Роман Комарычко в 2006 году самовольно покинул свой монастырь и перебрался к Лигоцкой. Это фигура, мягко говоря, неоднозначная. Бывшие прихожане говорят о нем «душа-человек», собратья-францисканцы называют «одержимым безумцем», а Ватикан запретил его в служении и исключил из Ордена за нарушение обета послушания.

Комарычко не просто перебрался в Казимеж Дольный. Он вернулся в монастырь, при котором четыре года назад служил священником. Сделал он это вопреки запрету вступать в контакт с женскими монашескими объединениями, наложенному на него главой Краковской провинции францисканцев в 2002 году. Ходили слухи о том, что монахини подвергались сексуальным домогательствам со стороны Комарычко. Он якобы выдавал домогательства за терапевтические сеансы. Когда выяснилось, что францисканец вернулся в Казимеж Дольный, эта скандальная тема всплыла на страницах респектабельных изданий Gazeta wyborcza и Wprost. Журналисты ссылались на беседы с бывшими монахинями и задавались вопросом: не происходит ли это и сейчас за оградой монастыря? Ответа на этот вопрос нет по сей день.

Бунтарки вместе со своими «гуру» Лигоцкой и Комарычко были вынуждены покинуть монастырь лишь в октябре нынешнего года — в сопровождении полиции и психиатров. Суд постановил, что они незаконно занимают здание, принадлежащее Церкви. Сестры, по сообщениям очевидцев, не оказали сопротивления. Газета Kurier Lubelski опубликовала фото, сделанное после того, как полицейские вошли на территорию монастыря. На лицах сестер на фото — улыбки, ни капли негативных эмоций.

Вместе с полицейскими на месте событий побывал и секретарь Люблинской курии священник Мечислав Пузевич. Поведение сестер напомнило ему поведение сектантов. Пузевич утверждает, что монахинь подвергали психологической манипуляции. По словам священника, у них отсутствовало чувство действительности, они находились в состоянии экстаза и постоянно пели. «Я опасался массовой истерии», — это уже слова священника Марьяна Русецкого, преподавателя Люблинского университета. Бывший ректор университета священник Анджей Шостек, по просьбе прокуратуры готовивший экспертизу в связи с ситуацией в монастыре, утверждает, что опасался коллективного самоубийства сестер.

Среди бунтарок оказались три гражданки Белоруссии и две — России. Исключенные из Ордена, они оставались в Польше на положении нелегалов. Власти позаботились об их выдворении из страны. Остальных сестер (около шестидесяти!) разместили в орденских Домах для духовных размышлений в Люблине и близлежащих городках. Лигоцкая сказалась больной, ее доставили на обследование в госпиталь. Комарычко в наручниках препроводили в полицейский участок. Он вел себя агрессивно. Казалось, в долгой истории поставлена точка, но не тут-то было. Сутки спустя все ее герои покинули места временного пребывания и исчезли в неизвестном направлении. И сестры, и Лигоцкая, и даже Комарычко.

Где они? Еще в октябре газета Dziennik написала, что бывшие вифанийские сестры нашли себе новый дом — где-то в районе города Познань, на другом конце Польши. «Они спокойны, довольны и убеждены в своей правоте», — сообщало издание. Похоже, в Польше родилась новая харизматическая религиозная организация. Впрочем, появилась она задолго до выдворения сестер из монастыря.

Церкви до них, похоже, уже нет дела. Она открестилась от «заблудших овец». Еще в период кризиса родители бунтарок писали новой генеральной настоятельнице Барбаре Робак, хотели узнать, что с их детьми. Робак отвечала: «Поскольку ваши дочери выступили против решения Конгрегации по делам монашествующих, генеральной настоятельницы и совета Ордена, они больше не являются членами нашего объединения. Мы не отвечаем за их судьбу и состояние их здоровья». Церковь умыла руки!

Среди католиков ходит шутка о том, что Господь Бог не знает трех вещей: сколько денег у бедного францисканца, что через минуту подумает иезуит и сколько в Церкви женских монашеских объединений. Таких объединений в Церкви действительно не счесть. Все их сложно, почти невозможно контролировать. Тем не менее уставы новых объединений постоянно получают одобрение Ватикана.

На Лигоцкую и верных ей сестер Церковь наклеила позорный ярлык «сектантов», заявив: «Они не с нами», — и тем самым вроде как решила проблему. В действительности же она даже не приблизилась к ее решению. Церковь отворачивается от того, что атмосфера монастыря порой просто идеальна для зарождения такого «сектантства». Что в монастырь порой попадают люди с нарушенной психикой, подверженные психологической манипуляции. Церковные бюрократы отпустили на все четыре стороны травмированных женщин и не чувствуют никакой ответственности за то, что с ними произошло и что с ними будет. Неудивительно, что театральные постановки, напоминающие об этой истории, мозолят им глаза…

http://religion.ng.ru/problems/2007−12−19/6_ovtsy.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru