Русская линия
Правая.Ru Сергей Лабанов21.12.2007 

Преемник как жертва режима

Смутные междувыбыборные времена вынуждают нас обратиться к историческим аналогиям, наиболее характерных для России. Вопреки, устоявшимся мнениям о будущем 2008 годе, смею утверждать, что он, вполне возможно будет иным, чем многие думают сегодня и в этом плане, уместна аналогия с 1933−34 годами

Мало кто сейчас вспоминает помнит фигуру С.М. Кирова, руководителя Ленинграда с 1926 по 1934 годы, объявленного съездом победителей 1933−34 гг. преемником Сталина, но вскоре внезапно убитого Николаевым, как позднее выяснилось, агентом ОГПУ. Напмним, что именно убийство Кирова стало удобным поводом для Сталина не только остаться у власти, но и существенно перемениться. И начать термидор.

Итак, Медведев и Киров. Что между ними общего? Оба любимцы — Путина и Сталина. Один наиболее мирный из остальных либералов, другой из большевиков (исключая, разумеется самих Путина и Сталина). Оба молодые политики, не достигшие еще 50-летнего возраста. Один моложе другого на пять лет и младше своих патронов (один на 13, другой на 9 лет). И общие взгляды на жизнь. Вроде бы и русские, но взгляды их русскими не являются. И типичными для России лидерами они тоже не являются.

В качестве примера можно привести дискуссию Сталина и Кирова о территориальном и руководящем устройстве России. Киров был за коллективное руководство страной, Сталин за имперское (единоличное) правление. Путин объявил курс на собирание территорий и управляемую демократию, Медведев возразил. Конечно, сложно сказать, что же ждёт Россию дальше, но, ей-Богу, аналогии невольно напрашиваются.

Давайте вспомним события 1933−34 годов в СССР, и то, чтобы было со страной, если бы Киров стал её руководителем. Его, кстати, очень жалко, в отличие от других более радикальных деятелей, в том числе, возможно, и Медведева. Но, что поделаешь с законами истории, особенно революционными! И тем более перед началом термидора.

Итак на ХVII съезде, Постышев объявил: «Слово имеет товарищ Киров!» Тут же зал взорвался аплодисментами. Весь съезд, 1225 участника, дружно встали. Встал и Сталин. За ним, чуть помешкав, Ворошилов, Коганович, Молотов и другие, находившиеся в президиуме. И люди долго рукоплескали своему любимцу. Да и как можно было не любить этого обаятельного и очень отзывчивого человека. Ни с кем Сталину не было так легко, как с Кировым. К Кирову его тянуло какое-то очень доброе и полузабытое чувство — интуитивное желание иметь рядом надёжного человека. И не просто надёжного, но ещё и душевного. А таким Киров и был… Был, но для России и её миссии абсолютно не приспособленным. И сам закон истории неумолим.

Что бы было со страной, если бы ей управлял Киров? Страна при нём не выдержала бы тяжёлой обстановки в мире, и, возможно, сдалась бы фашистам. А чего же ждать от Медведева? Отдачи страны Америке? Не слишком ли большая цена за то, чтобы сделать приятное хорошему человеку?

Что было дальше? Несомненно, после 1 декабря 1934 года резко поднялось значение карательных органов. НКВД стал численно быстро расти, а его полномочия заметно расширяться. Органы НКВД уже становятся вровень с партийными органами. Пройдёт еще немного времени и они начнут заслонять партию, а потом и вовсе выйдут из-под контроля партаппарата.

Но это будет ещё года два-три спустя. А пока Каменев, Зиновьев, Радек, Бухарин и Радзутак отделались весьма легко. Как сегодня Чубайс, Абрамович, Зурабов, Лужков и другие. Так, во всяком случае, они сами думали. Ну, а Сталин (как, возможно, и Путин) понимал, что просто ещё не пришло по-настоящему их время, — маховик всеобщей чистки не набрал нужных оборотов.

А в том, что страну пора чистить — уже сомнений не было. После убийства Кирова это стало уже более заметно — атмосфера сгущалась, на глазах…

http://www.pravaya.ru/column/14 666


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru