Русская линия
Народное радио Николай Маслов18.12.2007 

Секты убивают жизнь, данную нам Богом

Те, кто кричал, что ИНН — это печать антихриста, должны покаяться, потому что печать антихриста вместе с ним будет действовать только три с половиной года, а уже прошло больше десяти, как об этом объявили некоторые мнимые «старцы». Нужно верить нашей Церкви, она несет ответственность не только перед нами, но и перед Богом, и тогда у нас будет благополучие. Не надо поддаваться на провокации отдельных лиц, которые вводят смуту не только в ваших сердцах, но и в обществе и в нашем дорогом государстве. Интервью с известным общественным деятелем, доктором педагогических наук Н. В. Масловым.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, на фоне уже ставших привычными за последние годы заявлений о стабильности в нашем обществе все чаще приходят сообщения о действиях тех или иных групп людей, которых назвать обычными, нормальными трудно. То есть происходят действия, которые выходят за рамки обычного поведения человека, которые можно назвать экстремальными действиями. Сейчас все средства массовой информации широко обсуждали события в Пензенской области, когда целая группа людей ушла в пещеру, отказывается оттуда выходить, грозит самосожжением. Можно преподносить это как курьез, можно преподносить это как психическое отклонение, но, увы, это не единичный случай.

Николай Маслов: Общество вырабатывает некоторые нравственные нормы, нормы поведения, но насколько они совпадают с нравственными нормами, которые установил на земле Бог?

Игорь Шишкин: Поэтому проблема и заслуживает внимательного и серьезного обсуждения. Традиционно подобные происшествия преподносятся как психическое отклонение, ненормальность тех или иных людей, сбитых с толку сложностями общественной жизни. Однако, эти участившиеся события показывают, что в обществе идут какие-то глубинные процессы, которые невозможно списать только на клинику, на психиатрию. Может быть, это более серьезные вещи, которые, как колокольчик, дают знать о нестроении в обществе, и что на него нужно обратить внимание? Ваше мнение?

Николай Маслов: Тема очень сложная и глубокая. Нельзя просто сказать, что это люди психически больные. Это было бы неправильно. Здесь присутствуют две вещи, и они присутствовали всегда, в течение многих столетий. Первое — что такое истина. Тут есть проблема, кто же прав, например, в случае с ИНН: нужно принимать этот номер, или не нужно, нужно брать новые паспорта или не нужно. Еще в самом начале христианской веры после пришествия Иисуса Христа уже были нестроения и по поводу церковных догматов, по поводу Святой Троицы, Богородицы и так далее. Откуда появились, например, католики? Это такая же секта, которая просто имеет огромную силу, влияние и разветвленность. Это как в Хорватии: вчера он был командир бандитов, а сегодня он президент Косова. Это зависит от точки зрения. Но в религии, в Церкви, в ее догматах такие отклонения невозможны.

Например, был спор по поводу Символа веры, и первый Вселенский собор был собран именно для выработки Символа веры, потому что были люди, которые уже не видели ни апостолов, ни самого Бога, и у них появлялась собственная точка зрения от личной человеческой гордости. Во всех случаях, о которых мы сегодня будет говорить, имеет место проявление человеческой гордости, недоверие к каноническим правилам. Люди начинают верить какому-то мужику, может быть, не совсем здоровому, например, или даже известному человеку. Например, вокруг Льва Толстого образовалось много последователей — толстовцев. Такие люди отходят от канонов.

На первом Вселенском соборе (Никейском) Православные верующие знают, что святителя Николая лишили сана на этом соборе за то, что он ударил человека, тоже в сане, который по мнению святителя Николая богохульствовал. Но ночью многим архиереям было видение о том, что матерь Божья и Господь возвращают этот сан святителю Николаю. На следующий день его восстановили в сане. На этом же соборе святителю Спиридону, другу святителя Николая, Богом была дана такая миссия — показать всем, что существо Троицы едино, нераздельно, но в трех лицах. И он, сотворив молитву, взял в руку кирпич, и в руке осталась глина, а вода вытекла из кирпича на землю, а огонь, которым закаляют кирпич, ушел в небо. Это видели все присутствующие. Он сказал, что так же и Троица: вот кирпич — единство, а состоит из трех частей, из воды, глины и огня.

Люди отходят, отщепляются (их так раньше и называли в народе — отщепенцы) от канонических устоев по собственной гордости, а часто по незнанию. Люди, которые со вниманием относятся к чтению, к познанию, понимают, что новый паспорт или ИНН не являются печатью антихриста, но многие продолжают твердить, что это печать антихриста. Это тоже происходит от незнания. Нужно читать святых отцов. Там четко сказано, что печать антихриста будет дана людям в добровольном их принятии только при антихристе. Некоторые говорят, что антихрист уже пришел. Но нету его как правителя Земного шара. Антихрист придет в человеческом обличье и будет правителем мира. Известно, где он будет находиться, в каком месте, нужно просто это знать. Отсутствие просвещения заставляет людей принимать подобные меры.

Еще принято рассуждать о конце света. Вот все: завтра конец света, весной конец света, осенью конец света.

Игорь Шишкин: В конце 2000 года ждали.

Николай Маслов: Не только 2000, но и во время раскола старообрядцы говорили на патриарха Никона, что он и есть антихрист и так далее. Это все опять из-за непросвещенности. Патриарх был вынужден исправить священные книги, вернее, привести в соответствие с первоисточниками, потому что за прошедшие века батюшки поисправляли книги под свою манеру, возникли разночтения. Сейчас тоже находятся люди, которые исправляют староцерковные слова на новые, якобы по причине того, что новые слова вызывают ассоциацию каких-то человеческих недостатков. Прошу прощения, у меня, например, когда я читаю Евангелие, никаких ассоциаций оно не вызывает. Это случается у тех людей, которые достаточно серьезно болеют таким понятием, как гордость. Им везде все мерещится. Им кажется, что и в молитвах есть недостатки. Простые слова вызывают у них странные ассоциации. Например, «отдел церковных сношений» им надо заменить на «отдел церковных связей». Ну, сегодня им показалось неприличным слово «сношения», завтра какому-то беспокойному человеку покажется неприличным слово «связи». Так вообще можно все опорочить. То есть сам грех проникает в человека, и человек то или иное слово воспринимает по-другому.

Вот я назвал три вещи. Первое — отклонение людей от канонических истин, их иная интерпретация, появление сект. Второе — поиски печати антихриста во всех делах, в ИНН, в новых паспортах. Третье — это так называемые провидцы, которые определяют конец света. Все это будоражит простодушных людей, заставляет искать пристанище и так далее. Дело в том, что эти люди, надо отдать им должное, не психически больные, но у них просто возникает обостренное чувство при виде недостатков общества. Мы часто смиряемся с этими недостатками, и с тем, например, что некоторые христианки ходят в храмы в брюках, с тем, что многие женщины коротко острижены, за что раньше выгнали бы из деревни или из города. Это ведь даже канонический грех. Есть решение шестого Вселенского собора, которое обязывает отлучать женщин и мужчин от церкви, если они переодеваются в несвойственные своему полу одежды. Мы с этим смирились. Это тяжкий грех общества, за который оно будет наказано, но это еще не конец света.

Но вот, например, была ересь жидовствующих, сторонники которой боролись с Россией, боролись с Русской Православной Церковью, вносили смуту в духовную жизнь, действовали изнутри. Они понимали, что разрушают духовные традиции, церковные, религиозные традиции, тем самым подрывают устои страны, после чего такую страну можно легко завоевать.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вы сейчас затронули очень важную проблему, и я бы хотел, чтобы вы более подробно осветили свою точку зрения на нее. Пензенские сидельцы — это только одна ветвь подобных веяний. Но есть ветвь, которая связана с целенаправленной сознательной деятельностью по формированию подобных групп. Ересь жидовствующих была одной из них, и эта система осталась до сих пор.

Николай Маслов: Конечно. При советской власти этих ересей было меньше, потому что тогда и своя религия подавлялась, но в ельцинский период каких только сект не заехало к нам в страну. Наши государственные чиновники отдали им радиостанции, и на «Маяке» они были, СМИ они скупали, им были отданы лучшие наши особняки в Москве и других городах. Внешняя разведка других стран, агрессоры против нашей страны, конечно, используют религиозные чувства людей. Люди могут годами не ходить в храмы, но, на словах причисляя себя к Православию, запускают эти секты, тем самым разрушая, подрывая устои государства, потому что они требуют от своих сторонников, чтобы те плохо относились к своей религиозной традиции, а значит, и к власти, и к стране.

Это разрушает государство, и именно с этой целью работает целая индустрия. На эти секты выделяются огромные деньги, и это делается не только у православных. У мусульман есть шииты, например, и так далее. Это же отход от канонических мусульманских норм. Это, в общем-то, уже из области государственной безопасности. А что касается пензенских сидельцев, то я вообще не вижу здесь конфликта, и не нужно этим вообще будоражить общество. Например, никого сейчас не удивит, что лучшие святыни России — Киево-Печерский монастырь, Псково-Печерский монастырь — это монастыри, которые находятся все в подземелье. И Антоний и Феодосий Печерские, и их последователи уходили в пещеры молиться. Они уходили от бандитов, уходили от общественных нестроений, от соблазнов, и жили там, не выходя на свет.

Игорь Шишкин: А как тогда провести эту грань?

Николай Маслов: Не нужно никак ее проводить. Во-первых, человек имеет право на жилище, но нигде не сказано, что он может жить в доме над землей или под землей. Ну и пусть живут там себе в землянке. Я бы им помог там, поставил бы храм. Пусть бы еще был один монастырь, и люди бы успокоились. а их целый день терроризируют, гоняют спецназ, телевидение, ездят все эти бизнесмены, уговаривают. Зачем? Они прекрасно весной поймут, что нет никакого конца света, что его и быть еще не может. Бог только один знает, когда будет конец света. Господь сказал, что будет перед концом света. Еще нет ни антихриста, ни печати антихриста. Десять лет назад, или даже больше, из Киева пришел слух, что ИНН — это печать антихриста. Я разговаривал со многими монахами и говорил им, что они вводят людей в заблуждение, потому что, во-первых, антихриста еще не было, во-вторых, антихрист будет действовать три с половиной года, как проповедовал Иисус Христос, а уже прошло больше десяти лет. Монахи, которые предрекали конец света и пугали всех печатью антихриста, все живы, вот пусть бы они и покаялись перед теми людьми, которых заставили, извините, ходить без паспортов, уезжать в деревни, голодать и так далее.

Есть грехи, от которых нужно уходить, но есть смута. Вот это — точно смута. Там сейчас новые паспорта будут вводить с чипами и зрачки будут снимать. Да снимайте, что хотите, какая мне разница. Это не печать антихриста. Печать антихриста будет тогда, когда придет антихрист, и он будет сидеть в Иерусалиме, и он будет единственным правителем на Земном шаре, и, как пишут святые отцы, перед приходом антихриста на земле останется только около 30 процентов населения. Все остальное будет уничтожено войнами, катастрофами, болезнями. Так что духовное просвещение — это важный фактор не только в жизни верующих людей, но и в плане государственной безопасности.

Игорь Шишкин: Но как этого просвещения добиться? Например, епископ Панкратий, наместик Валаамского монастыря, писал по поводу подобных случаев, что отсутствие ярко выраженной общецерковной точки зрения приводит к тому, что многие люди пребывают сейчас в недоумении и даже в смятении, верят нелепым слухам и безумствам.

Николай Маслов: Он прав. Конечно, Церкви надо чаще выражать общецерковную позицию и просвещать людей, но ведь у нее очень мало других возможностей говорить с широкой аудиторией, кроме той, что священник может сказать с амвона. Правда, сейчас изредка приглашают выступить на телевидении и на радио, где-то есть внутрицерковные газеты, но большой общероссийской трибуны у Церкви нет. Может быть, надо чаще собирать соборы, но это больше вопрос к патриархии, а не ко мне. Наверное, епископ Панкратий, уважаемый человек, и он выразил свою точку зрения. Я с ней согласен. Патриарх неоднократно говорил о том, что духовники часто высказывают не общецерковную точку зрения, не решения архиерейских соборов, не решения синода, а некоторые свои умозрения, которые идут вразрез с общепринятыми в Церкви, и это, конечно, вызывает смуту. Вот с этим нужно бороться, потому что это неправильно.

Еще ни разу церковь не принимала серьезных канонических решений против веры, против Бога. Такого никто не помнит. Вот XVI век, патриарх Никона. Ну и где эти старообрядцы? Вот зарубежная наша Церковь. Ведь те, кто не побоялся остаться здесь, сохранили Церковь, сохранили таинство. А сколько патриарха Сергия, извините, полоскали за то, что он сошелся с властью? Все испытания Бог за наши грехи нам посылает, или за нашу хорошую жизнь лучшее правительство нам посылается. Но те ушли, и были вынуждены сегодня вернуться, потому что им там не сохраниться, потому что правда все равно здесь осталась, в России. Это твоя Родина, твоя Россия и называется она Русская Православная Церковь. Десятки архиереев, сотни, тысячи священников и тысячи православного люда пошли, как мученики, под расстрел, на каменоломни, в лагеря, и Господь всегда пополнял свой ангельский чин вот этим мученическим подвигом отдельных личностей, молитвами которых сохраняется, может быть, наше сегодняшнее благополучие. Ради их мученической смерти Господь еще, может быть, управляет жизнью, и все наши грехи покрывает их молитвами.

Игорь Шишкин: Но эта проблема имеет, как минимум, две различных стороны. Одна сторона — это гордыня, собственное мнение и отсутствие просвещения. Вторая — это сознательное насаждение, провоцирование и внедрение на примере ереси жидовствующих. Но если заблуждение, порожденное невежеством и грехом гордыни, можно исправить с помощью церковного просвещения, убеждения, утверждения общецерковной точки зрения, то сознательная работа по развращению умов — это уже вопрос не только церковный.

Николай Маслов: Не только церковный, но и общественный. Это уже вопрос безопасности государства.

Игорь Шишкин: Это вопрос уже устоев самого государства. И здесь как быть? Осознает ли наше государство, что это не просто очередная какая-то секта появилась, и кого-то сбила с пути истинного?

Николай Маслов: Сейчас, я думаю, осознает. Но государство идет, как кролик в пасть удаву, подписывая одну международную конвенцию за другой, входя в сношения с Евросоюзом и так далее. Это ослабляет наши позиции, потому что по этим конвенциям оно вынуждено разрешать разгул всех этих сект, который там называется свободой вероисповедования. Но если бы это была свобода вероисповедования, это одно, а когда это тоталитарные секты, христианские, мусульманские, это уже называется госбезопасность. Здесь я думаю, государство должно принимать большее участие в недопущении подобных всевозможных антирелигиозных проявлений, хотя они под крышей религиозности идут, потому что это разрушает дальнейшую нашу жизнь, разрушает нашу нравственность и мораль, разрушает и материальную базу страны. Это может привести к активным столкновениям, потому что люди, подверженные религиозному влиянию, идут на смерть. Это очень опасная тенденция, и с ней нужно бороться.

А вот с такими, как пензенские сидельцы, бороться не нужно. Я бы помог им обустроиться. Пусть бы там был хороший монастырь. Меня вообще удивляет эта шумиха. Сколько у нас в стране бомжей? Миллионы. Но они же живут все по подвалам, в землянках. Так что же их не снимают ни НТВ, ни второй канал, ни первый. Что же им столько внимания не уделяют, чтобы их домой привлечь? Миллионы бездомных детей: где к ним такое же внимание? Почему именно к религиозным людям такое внимание? Объясняю. Ведь сама Церковь — это понятие святое, эталон правды, эталон совести, поэтому на малейшее отклонение Церкви сразу налетают, как коршуны, а целая колония гастарбайтеров в землянках живет, и ничего, никто туда не лезет.

Я думаю, что нужно воздерживаться от действий, правильных по сути, но неправильных по способам. Не надо резких действий. Например, патриарх Никон мог бы провести реформы мягче, просвещая паству, просвещая всю церковную иерархию.

Игорь Шишкин: Почему значительная часть людей не поверила тогда в искренность его целей?

Николай Маслов: Методы плюс желание Никона управлять государством — это никогда не приветствовалось в России. Это у католиков церковная власть хотела управлять и светскими делами.

Игорь Шишкин: То есть откровенное вмешательство Церкви в светскую жизнь?

Николай Маслов: Даже не вмешательство в светскую жизнь, а административное руководство светской жизнью. Но этот период, когда церковная власть довлела над государством, прошел, и возврата не было. Естественно, деятельностью Никона были недовольны и в Церкви, и в государстве, поэтому произошел раскол.

Игорь Шишкин: То, о чем сейчас говорил епископ Панкратий: ярко выраженная церковная точка зрения.

Николай Маслов: Нужно не навязывать свою точку зрения всей Церкви, а выработать ее вместе, чтобы люди поняли, что они в чем-то ошибались. Вот как пишет один святой человек священнику: «Если ты пришел в новый приход и видишь там большие недостатки и канонические отклонения, то не пытайся сразу их резко исправлять, а сначала стань уважаемым человеком в этом обществе, чтобы к твоему мнению прислушивались, чтобы твое мнение уважали, и тогда ты постепенно сможешь исправить эти недостатки. В противном случае люди воспримут это как ущемление своих прав». Действительно, кто-то крестился двумя перстами, например, а ему говорят, что нужно креститься тремя. А он говорит, что как его дед и прадед крестились, так и он будет. Эта преемственность по наследству очень важна для русского, славянского народа, потому что люди перенимали правила от своих предков, из поколения в поколение. И вот эти правила нужно было исправить, но это нельзя было делать так, как католики в крестовых походах, когда они выжигали, вырубали и искореняли несогласных. С несогласными, с их пороками нужно быть очень осторожными. Господь же не пришел судить народы, а пришел их помиловать, дать им новый закон, закон любви, дал им силу слова, силу духа, чтобы они шли, проповедовали и учили народы.

Наших молитв к Богу не хватает. Человек милостыню нищему подает не ради своей гордости, а ради Христа. Мы часто не задумываемся над этим, а ведь если человек делает доброе дело не ради Бога, а ради своего тщеславия, то ему это даже идет во вред. Казалось бы, жестоко, но факт. Так и здесь. Не возгордились ли мы, что мы требуем православной культуры? Может быть, нам нужно уделить больше внимания молитве, чтобы Господь нам даровал это? Надо трудиться, а если писать письма, но не с агрессией, а с тем, чтобы это исходило от души, чтобы люди неправославные, нерелигиозные видели в нас не каких-то оголтелых борцов за какие-то свои личные права, а чтобы они в нас увидели любовь к нашему Отечеству, обращенную и к ним в том числе.

Игорь Шишкин: То есть к хорошей, благородной цели нужно идти, не принуждая и не обижая других?

Николай Маслов: Да, конечно. А то будет то же самое, как при расколе, когда старообрядцы появились. Нужно с любовью, с лаской разъяснить людям, что человек произошел не от обезьяны, а от Бога, в чем привилегия человека над всем остальным миром, что человек, который сегодня живет, это не тот человек, которого создал Господь. Это не образ Божий. Тело человеческое — это только его одежда. Образ Божий — это душа человека, а подобие — это добродетели, которых христианин должен достигать в течение своей собственной жизни. Многие путают и говорят даже про себя, что, мол, он-то и есть подобие Божие, потому что у него тоже борода есть, и это подобие тоже совершенно. Это все от нашей непросвещенности, и об этом нужно чаще говорить, чтобы меньше таких случайностей было, как пензенские события.

Раньше люди были более просвещенные и историю государства, историю Церкви они лучше знали, в том числе по церковным службам, по песнопениям, тропарям, кондакам. Их содержание давало историю. Например, в акафисте Пантелеймону-целителю кратко рассказывается о всей его жизни. Хорошо бы история церковная и история государственная совпадали и шли в одном ключе, причем история государства опиралась бы на мораль, на нравы нашего общества. А это сохранено, как ни странно, только в Церкви.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, но тогда возникает еще один вопрос. Для того чтобы общецерковная точка зрения доводилась до основной массы наших граждан, нужны ведь не только возможность выхода в эфир, на теле- и радиоканалы, но нужны и люди, которые донесут. Потому что если сейчас, например, взять и предоставить канал. Или взять возможность, в каждом городе предоставить по одному каналу радио или телевидения. Не получится ли так, что та самая гордыня, и в каждом городе начнут трактовать те вещи, о которых вы говорите совершенно по-разному.

Николай Маслов: Это нереально, чтобы каждой епархии предоставили по телевизионному каналу. Всему свое время. Есть такая простая мудрость: если готов человек на поступок, у него появляется возможность, если не готов, то он только вред принесет. Конечно, сейчас Церковь немного окрепла после советского периода. У нее появились свои учебные заведения, и пройдут десятилетия, пока мы увидим результат, но мы не должны ждать эти десятилетия. Серафим Саровский говорит простую вещь: «Спасайся сам, и вокруг тебя спасутся тысячи». Спасайся сам каждый из нас, и тогда мы будем примером для других. Есть признаки конца света, но конца света еще нет, и есть признаки пришествия антихриста, но самого антихриста и его печати еще нет. Все это настораживает людей чувствительных, поэтому они и уходят в подземелье.

Но я могу привести и другие примеры. Многие молодые москвичи с семьями покидают Москву, покидают большие города, уезжают в деревни или в маленькие города, отключаются от телевидения, от интернета и живут превосходно. То есть каждый человек ищет меру и способы своего спасения самостоятельно. Другой вопрос, что здесь должны играть огромную роль и Церковь, и государство. Если государство заинтересовано в стабильности развития, в своей безопасности, оно должно иметь монолитное общество, а чтобы общество было монолитным, оно должно доверять своему государству. Если оно должно доверять своему государству, люди должны видеть в своем государстве отца и мать, любящих свой народ.

Недавно мы были на вручении премии за искусство, и рядом со мной сидел очень известный артист Лановой. Он мне сказал, что он не понимает, почему на государственных каналах не выполняют то, что говорят президент и правительство. почему там такая пошлость, разврат, разбой, бандитизм. Хорошо, — говорит, — на частных каналах, где так называемая «демократия», но почему на государственных каналах? Эта ложь, это расхождение слов с делом и является причиной конфликта простого человека и порочного общества, поэтому люди берут свои семьи, своих малых детишек и уходят в подземелья, прячутся от этого порочного общества. Но за пороки общества отвечает не только конкретный человек, но и государственная власть, и, может быть, государственная власть в большей степени. В свое время московский митрополит Филарет сказал, что устроить нравственное общество без государственной силы невозможно. Государственная власть и призвана консолидировать общество, управлять им, а наша с вами задача — это правильный выбор власти. Поэтому, завершая свое длинное выступление, я скажу, что размывание всяческих основ благоустройства, благополучия общества, — это часть деятельности разрушительных сил нашего общества, и внутренних, и внешних. Конечно, мы должны помнить, что только Бог знает, когда будет конец света. Есть признаки его, печать антихриста будет только при антихристе, и те, кто вас обманывал с ИНН, должны покаяться, потому что печать антихриста вместе с ним будет действовать только три с половиной года, а уже прошло больше десяти, как объявили некоторые мнимые «старцы». Поэтому следите: нужно верить нашей Церкви, которая несет ответственность не только перед нами, но и перед Богом, и тогда у нас будет благополучие. Не надо поддаваться на провокации отдельных лиц, которые вводят смуту не только в ваших сердцах, но и смуту в обществе и в нашем дорогом государстве.

Н. В. Маслов, известный общественный деятель, доктор педагогических наук

Справка

Пензенские сидельцы, кто они? Обычные люди, жители деревни под названием Погановка, ушедшие вслед за своим наставником, которого они называют отец Петр в пещеру еще в октябре месяце. Причиной своего ухода они называют нестроение внутри Церкви, принятие священноначалием ИНН и ждут конца света в мае месяце. Не все сидельцы затворились в пещере, некоторые заперты в доме, а духовный лидер сектантов Петр Кузнецов и вовсе находится в больнице, с радостью принимая журналистов. Помимо Кузнецова, у затворников есть еще один лидер, 47-летняя сестра Зоя, прапорщик в отставке, которая в пещеру не ушла, но продолжает принимать людей наверху. Но вообще основная опасность пензенского явления это появление новых последователей по всей стране. Мнения относительно сидельцев в обществе сильно разнятся. Пензенский архиепископ Филарет видит в случившемся трагедию обычных православных людей. Ему вторит и дьякон Андрей (Кураев), который приводит в пример старообрядцев, устраивавших массовые самосожжения. Кстати, и пензенские затворники угрожали подобным. В антисектантском центре святого Иеренея Лионского уверены, что технологию сидельцы переняли у секты Свидетелей Иеговы, которые тоже неоднократно предрекали конец света.

Первый советский миллиардер Герман Стерлигов, который ныне занимается сельским хозяйством, также навестил пензенских затворников. По его словам, это обыкновенная провокация, хорошо подготовленная заранее и выполненная на западные деньги. Стерлигов утверждает, что у сидельцев есть все необходимые средства связи. Это не православная секта. Главная их задача — пропаганда идей своего гуру. Секта эта оказалась довольно массовой и разветвленной по структуре. Ее филиалы есть и в России, и на Западе, оттуда, кстати, и идут валом деньги на освещение этого события.

Некоторые эксперты считают, что в мае никто на поверхность не выйдет, и жесткие меры вплоть до штурма пещеры спецназом надо предпринимать уже сейчас. Феномен пензенских сидельцев не возник в одночасье. Ему предшествовали некоторые похожие события, произошедшие сравнительно недавно. Несколько лет назад в Харькове целый монастырь, включая наместника, ушел в бега. Известны случаи самоубийств, когда две женщины, принявшие ИНН, были обличены на это своими духовниками и, впав в отчаяние, покончили жизнь самоубийством. В тайгу ушли три священника из Курской епархии и несколько их прихожан. Можно вспомнить так называемое покаяние в Мытищах, где собираются толпы народа со всей России перед памятником императору Николаю II и каются за все грехи русского народа, начиная с восстания декабристов.

Алексей Пичугин

http://www.narodinfo.ru/articles/39 872.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru