Русская линия
Православная книга России Юлия Вознесенская18.12.2007 

«Православный рынок художественной литературы крайне беден…»

— Сейчас много спорят о термине «православная книга». Одни считают, что такого понятия не существует вовсе. Другие под этим термином подразумевают исключительно святоотеческую или катехизаторскую литературу. А что это понятие означает по Вашему мнению? Какую книгу Вы называете «православной»?

— Естественно, в основном ту, которая написана православным автором на православную тему. Катехизаторская и святоотеческая литература — это хлеб православного человека: если без первой ему просто никак не обойтись в деле воцерковления, то вторая — это уже ступени духовного восхождения, этакая книжная «лествица».

Хлеб, конечно, всему голова. Но не всем он по зубам, кой-кому непривычна твердая пища, и тут уже подходит наша очередь — православных беллетристов. Мы осторожно берем читателя за руку и говорим привычным ему языком: «Друг дорогой! Посмотри, вот целый мир, тебе еще неизвестный. Ты уже чувствуешь, как он прекрасен, как нужен тебе? — Тогда иди дальше!» — и показываем ему, где находится Хлеб.

А православным, воцерковленным людям наши книги нужны просто для чтения. Конечно, прекрасно, когда человек уже способен читать только отцов Церкви, но вот я, к примеру, так не могу. Так не читать же мне Акунина с Пелевиным, правда? Вот я и читаю Елену Чудинову, Максима Окулова, Наталью Иртенину…

— Ваше творчество вызывает жаркие споры. Одни люди решительно не принимают Ваши книги, другие считают их новым словом в русской литературе. Но самое замечательное, что равнодушных людей нет.

Ваше творчество волнует и заставляет общество активно обсуждать каждую книгу. С людьми, которые любят Вас и Ваши книги, все ясно — они с радостью ждут каждую новинку. Но что Вы скажете тем, кто Вас не принимает и не понимает, и тем, кто категорически не допускает Ваши книги на церковные прилавки?

В светских магазинах все проще — им все равно, что продавать, лишь бы был доход. А вот некоторые церковные и монастырские магазины не продают Ваших книг, считая их ересью, богохульством и пр.

— Не принимают и не понимаю, говорите? Ну так и я их не понимаю и не принимаю! И почему я им должна что-то говорить, если они прекрасно обходятся без моих книг? Давайте уж и я без этих читателей как-нибудь обойдусь.

Другое дело те, кто запрещает их читать другим, ну или не запрещает, а, скажем так, настоятельно не советует. Это, конечно, несколько хуже, потому что книга может не попасть в руки человека, которому она необходима. У меня есть хороший друг, который работает психотерапевтом в Центре по обслуживанию онкологических больниц и хосписов, мой добрый доктор Михаил Хасьминский. Он покупает мои книги мешками, а при встречах я ему их надписываю стопками — конкретным тяжкобольным людям. Так вот доктор Миша, как я его зову, рассказывает мне, сколько неизлечимо больных и умирающих людей пришли к вере и получили новую жизнь во Христе через мои книги. То есть, конечно, это Господь Сам привел их к Себе через мои книги, но Вы понимаете, о чем я говорю: это хорошо, что у Него есть под рукой книги диакона о. Андрея Кураева, о. Николая Агафонова, протоиерея Александра Торика, Николая Блохина… ну и мои тоже. И конечно, мне жаль, если какому-то такому больному не дали прочесть мою книгу «из духовных опасений» — инструмент не сработал, а мог и помочь. Но тут уж я ничего поделать не могу.

— А вообще, как сделать наше православное сообщество более терпимым? Как научить современных русских людей уважать мнение другого человека, как бы оно ни отличалось от нашего? Как побороть этот большевицкий взгляд на мир: кто не с нами, тот против нас? Ведь, к сожалению, коммунизм и коммунистический дух так пропитал наше сознание, что ненависть к инакомыслию не уходит даже из голов некоторых священнослужителей.

— Тут, к сожалению, дело не в терпимости или нетерпимости, а в том, что многие люди не в силах нести бремя свободы. Им кажется, что Православие должно во всем ограничивать человека, лишать его свободы. А это не так. Только с Богом человек и становится по-настоящему свободным. В том числе свободным и в творчестве. Не разболтанным, не отвязанным, а свободным.

В миру масса условий, которые творческий человек должен соблюсти, чтобы добиться признания и успеха. В Церкви все значительно проще: будь православен и честен, твердо придерживайся догматов Церкви, наполняй свои книги Любовью к Богу и к людям — и пиши что хочешь и как хочешь! Выводят твои книги читающих на дорогу к Храму — твоя работа принята, а нет — работа пропала даром.

Но в одном Вы правы: встречаются люди, которым нужна инструкция, рамки, контроль сверху, без этого они теряются, впадают в панику и оттого озлобляются. Совсем недавно «интеллигентные» православные дамы при мне вели разговор о том, что в церковные книжные лавки хорошо бы «спустить» сверху рекомендательные списки с указанием, какие книги можно брать на книжных складах, а какие — нельзя. Проще говоря, возмечтали наши дамы о цензуре. Откуда такое недоверие к пастырям и издателям? Деятели православных издательств, надо полагать, не из роковых яиц желтой прессы вылупились и явились издавать книги для церковного люда, а уж имеют какую-то православную подготовку — ведь профессия требует! И уж тем более смешно недоверие к пастырям. Никто же не спускает им указания, что можно, а что нельзя говорить в проповеди их прихожанам? Сами знают. То же в подборе книг для своих прихожан. Ну да, одним пастырям нравится Александр Раков и Борис Гонаго, а другим — Юлия Вознесенская и Иван Тырданов, первый возьмет на православном книжном складе книги первых, а второй — вторых. Ну и что? А кто-то возьмет наоборот. Все равно желающий купить книгу Ракова или Тырданова найдет возможность ее купить. Не надо бояться свободы.

— Как Вы видите духовную обстановку в России? Что, на Ваш взгляд, является сейчас главной проблемой российского общества?

— Русскому народу как воздух необходимы стабильность власти и духовное руководство Церкви. Эти две силы, как два крыла, поднимут Россию. И, похоже, все у нас наконец-то налаживается.

— Можно ли назвать темы, мысли, которые проходят лейтмотивом через все Ваше творчество? (Например, у С. Есенина: любовь к родине, деревне и прочее.)

— А у меня — убеждение, что ни один человек не может быть счастливым и жить полноценной жизнью вне Бога, и все вместе люди должны любить Господа и друг друга. Не все человечество оптом и в будущем, а именно друг друга здесь и сейчас. Простая такая мысль.

— Расскажите о Вашем сотрудничестве с издательством «Лепта-Пресс». С чего оно началось? Довольны ли сотрудничеством? Почему Вы выбрали это издательство? В чем Вы видите главное отличие «Лепты» от других издательств?

— «Лепту» я не выбирала, и она меня тоже не выбирала. Нас свело чудо. Я приехала в гости к своей подруге Ирине Стекол, а у нее меня вдруг понесло писать. Она меня обучила работать на компьютере, и при ее соучастии я написала «Мои посмертные приключения». Соучастие выразилось в том, что Ирина оказалась изумительным читателем! Она просыпалась и первым делом спрашивала: «Юля, вы писали? Вы мне дадите что-нибудь?» — хватала листочки и углублялась в чтение. Она еще и редактором оказалась превосходным, и если Ирина говорила: «Юль, тут что-то царапает…» — я не успокаивалась, пока не начинала понимать, что там ее «царапает».

И вот когда я закончила книгу и встал вопрос, куда же ее теперь девать (мои прежние издатели все были сугубо светскими), Ирина вдруг вспомнила, что друзья ее сына Алексей Головин и Ольга Голосова вроде бы затевают православное издательство… Звонок в Москву — мы сразу попадаем на Ольгу — и судьба книги решена. Т. е. там были какие-то сложности с передачей рукописи, потом с изданием, но все это уже не играло роли — мы нашли друг друга. С тех пор так все и идет, с той лишь разницей, что издатели стали сначала друзьями, а теперь уже, можно сказать, моими московскими родственниками.

В чем отличие «Лепты» от других издательств? В храбрости. Ведь именно «Лепта» совместно с издательством «Эксмо-Яуза» осуществили прорыв православной миссионерской литературы на светский рынок. Но первопроходцем была все-таки «Лепта».

— Расскажите о своих творческих планах и проектах. Чем порадует своих «по-читателей» Юлия Вознесенская?

— Сейчас я как раз закончила новую повесть. Книга называется «Жила-была старушка в зеленых башмаках»: это повесть в рассказах из жизни трех старушек-подружек, веселых, мудрых, любящих и, конечно, православных. Хотя одна из них переходит в Православие из католицизма прямо на страницах книги. В книге семь разных историй из их жизни, веселых и грустных, озорных и серьезных. И много стихов, потому что одна старушка сочиняет песни, а другая пишет стихи.

Книга эта о том, что старость может быть прекрасна и удивительна — и ее не надо бояться. Пожалуй, это главная мысль.

— Что Вы можете сказать о ситуации на современном православном книжном рынке? Каковы, на Ваш взгляд, недостатки и недоработки в этой области? Есть ли успехи и в чем они заключаются?

— Со святоотеческой и чисто церковной литературой, на мой взгляд, все уже в полном порядке: можно найти и купить все, если не в магазине, то по интернету. А вот православный рынок художественной литературы крайне беден. Особенно обидно, что все еще мало православных детских книг. Вот ведь какой парадокс: большая часть нашего народа — православные, а большая часть нашей книжной продукции — языческая. Но ведь все только начинается, не так ли?

— Издательство «Лепта-Пресс» взяло на себя очень трудную, но благородную миссию открывать читателям новые имена. Каких современных православных авторов Вы любите, о ком хотите «замолвить словечко»?

— Больше всех я люблю Елену Чудинову, мы подруги. Сейчас она пишет «главную свою книгу» — это я так считаю, а уж она — не знаю. Называется она «Декабрь без Рождества» и посвящена декабристам, точнее, развенчанию декабризма. Я читаю главу за главой по мере написания и прихожу все в больший и больший восторг. Это будет знаменитая книга, вот увидите!

— Юлия Николаевна, Вы довольно много общаетесь со своими читателями. Влияет ли это на Ваше творчество, настраивает ли на определенную целевую аудиторию? Насколько необходимо подобное общение для Вас?

— Вживую я общаюсь с читателями очень редко, а вот в интернете — почти каждый день. На форуме о. Андрея Кураева у меня целый раздел «Кружок ЮНВ», я там создала литературный клуб «Вермишель». Это традиционный литературный клуб: авторы представляют на суд свои произведения, мы все вместе их обсуждаем. В результате даже два сборника прозы составили, взрослый и детский. Издавать собирается та же «Лепта», так что следите за рекламой!

Необходимо ли мне это общение? Пожалуй, да. Я скучаю по форумским друзьям, когда не могу выходить в интернет. Хотя в принципе я могу месяцами ни с кем не общаться, ограничиваясь перезвоном и перепиской с родными и друзьями.

— Ваше отношение к аудиокниге. Выходят ли Ваши книги в аудиоформате? Если нет, согласитесь ли Вы на подобный эксперимент?

— Да, «Лепта» уже что-то выпустила, но я еще не видела, т. е. не слышала.

— Какова роль интернета в современном православном мире? Перефразируя название книги главного редактора журнала «Фома» В. Легойды («Мешают ли джинсы спасению» — Примеч. ред.), «мешает ли интернет спасению»?

— Интернет — инструмент и сам по себе он не плох и не хорош. Телевизор плох тем, что его очень трудно «очистить» так, чтобы им можно было спокойно «пользоваться». Интернет тоже успели «запачкать», но не до такой степени. А вообще ассенизатор (цензурный) нужен и тут и там.

— Расскажите о самых интересных православных интернет-ресурсах, которые Вам довелось посещать.

— Я просматриваю новости ежедневно, регулярно, т. е. шесть дней в неделю читаю «Русскую линию», в «Православный календарь» заглядываю постоянно, «Седмицу» просматриваю. Но постоянное место моего интернет-обитания — все-таки сайт о. Андрея Кураева.

— Ваше мнение о портале «Православная книга России». Мы хотим собрать информацию обо всех православных книгах, когда-либо выходивших в России (и возможно за ее пределами).

Мы хотим дать людям возможность узнать больше о книгах, людях, которые их выпускают, местах, где их можно приобрести или почитать. Мы хотим привлечь внимание общества к тому, что у нас стали меньше читать. Да и интеллектуальный уровень книг сильно снижается. Больше в ходу т. н. «справочники» «Каким святым молиться?».

Как Вы считаете, нужен ли подобный портал? Есть люди и целые организации, которые считают, что такой портал не нужен и его надо закрыть.

— Хороший сайт, полезный и интересный, отлично оформлен. Ни в коем случае не поддавайтесь тем, кто не понимает, что Православие должно расширять сферу своего действия, а не сужать и ограничивать.

— Ваши идеи и предложения сотрудникам портала, касающиеся наполнения, оформления, общей направленности портала.

— Литературно-критический отдел надо бы укрепить профессионально, а то уж больно провинциальные статьи попадаются. Вы догадываетесь, о чем я.

— Ваши пожелания читателям нашего портала.

— Какие сейчас могут быть пожелания? Самые простые: с приближающимся Рождеством Христовым и с Новым годом, счастья, здоровья, успехов и, конечно, спасения.

Ирина Стрижова

http://www.pravkniga.ru/interview/56/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru