Русская линия
Комсомольская правда Инна Журавель14.12.2007 

Пензенская затворница пообещала отцу из-под земли: «Встретимся на том свете»
80-летний пенсионер так и не уговорил дочь выйти из пещеры

Пятидесятилетняя жительница станицы Раевской, что под Новороссийском, пропала еще в августе. А потом из «Комсомолки» родные Ирины Третьяковой узнали: женщина среди других затворников ждет конца света в пещере под Пензой (см. «КП» от 30.11.07 г.).

Отец добровольной изгнанницы, 80-летний Василий Васьков, тосковал по дочери, но ехать к ней — 1300 километров пути! — не решался. В дорогу его погнал… сон, который приснился средней дочери Ларисе.

— Она, плача, рассказала, что ей приснилось: мол, Ирина наша попросила заказать для нее в церкви панихиду, — вспоминает Василий Петрович.

Добирался до Пензы Василий Петрович почти двое суток.

— Взял с собой все свои сбережения — шесть тысяч рублей. Так у меня их в дороге кто-то из кармана вытащил! — вздыхает старик. — С горем пополам доехал до села, где затворники закопались. А меня не пропускают, везде — милицейские пункты. Разрешили ехать только в сопровождении помощника прокурора. Я сам никак не мог пройти к катакомбам — скользко, снега по колено: так меня почти волоком дотащили до этой трубы, через которую можно поговорить с затворниками. И наконец услышал родной голос. Как я Иру уговаривал, как просил ее выйти! Объяснял, что ждем мы ее, что внучка о ней спрашивает… Мне, говорю, старику, без тебя плохо. А ну как помру и не увижу тебя!

Но Ирина была тверда: не выйду. Встретимся, дескать, на том свете.

Деньги на обратный билет для пенсионера собирали всем миром. Сейчас в квартире, где они жили с дочкой, Василий Петрович совсем один. И каждый раз, заходя в комнату Ирины, плачет.

— А в Пензе-то милиции — пруд пруди, видать, чувствует свою вину! — добавляет пенсионер. — Это ж надо, год, наверное, люди рыли эти катакомбы, а никто и не заметил! Я их спросил: «Что дальше делать будете с затворниками? Неужели штурмом брать?» Но милиционеры только посмеялись: «Это, дед, не твоего ума дело!»

Инна ЖУРАВЕЛЬ («КП» — Краснодар")

КСТАТИ

Под Пензой еще до революции затворники уходили под землю

Оказывается, затворничество для Пензенской области — не в новинку.

— В начале 1917 года между селами Никольское и Ивановка, недалеко от пещеры, где сейчас сектанты дожидаются конца света, был основан монастырь, куда ушли многие деревенские женщины, — рассказывает нам Сергей ЗЕЛЕВ, научный сотрудник пензенского Музея им. Ульяновых. — Что оставалось делать мужчинам? Они с горя решили стать затворниками. А для этого вырыли пещеры недалеко от монастыря, где стали жить и молиться.

Выходит, современные затворники выбрали это место не случайно, а из-за близости к святым развалинам?

— Вряд ли, — сомневается настоятель пензенского Успенского кафедрального собора отец Сергий. — Никто точно не знает, где именно была Никольская женская община. После революции ее разрушили.

А в Пензенской области до сих пор действует Наровчатский Троице-Сканов монастырь. Пещеры с кельями и ходами, расположенные неподалеку, достигают здесь около 670 метров.

Анна ДМИТРИЧЕВА («КП» — Пенза")

http://www.kp.ru/daily/24 018/88378/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru