Русская линия
РПМонитор Александр Рудаков14.12.2007 

Наследие императора
Образ Константина Великого становится символом европейской христианской идентичности

Недавно в Трире (Германия) завершила работу беспрецедентная по своему масштабу выставка, посвященная императору Константину Великому. Место проведения акции было выбрано не случайно: Трир (Треверы) был крупнейшим центром Римской Империи, здесь находилась резиденция отца Константина, императора Констанция Хлора. Отсюда Константин руководил своей первой крупной военной кампанией, и, наконец, здесь в 307 году, 1700 лет тому назад, он отпраздновал свадьбу с Фаустой, дочерью императора Максимина Геркуллия.

По словам куратора выставки профессора Александра Демандта, последнее событие послужило формальным поводом для ее организации. Посетителям земельного музея Рейнланд-Пфальца, городского музея Трира и музея кафедрального собора Трира были продемонстрированы редчайшие экспонаты, предоставленные двадцатью европейскими странами. Значительную часть экспозиции составляли памятники из коллекции Ватиканского музея, Лувра, Британского музея. По сути дела, в Трире были собраны все артефакты европейской культуры, так или иначе посвященные Константину, — от римского оружия до картин Рафаэля и Рубенса, от фрагментов древних памятников до современных фильмов.

Однако главной сенсацией выставки стал огромный наплыв посетителей, с которым едва справлялись музейные работники. За время работы экспозиции (с июня по ноябрь нынешнего года) ее осмотрели 799 тысяч человек, съехавшихся сюда со все концов Германии и других европейских стран. Каждый день к кассам музеев выстраивались километровые очереди, в которых посетители простаивали часами, лишь бы увидеть экспозицию. В итоге общее число желающих приобщиться к наследию первого императора-христианина превысило первоначальные прогнозы в несколько раз.

Ажиотаж вокруг выставки совпал с общим подъемом религиозного самосознания в Германии — одной из немногих стран ЕС, где до сих пор существует массовая христианско-демократичекая партия. Этот процесс, очевидно, усилил политическое значение выставки как акции, призванной акцентировать тезис о христианских корнях Европы. Отметим, что сам проект был реализован под эгидой ЕС, провозгласившим в нынешнем году «культурным центром Европы» не один отдельно взятый город, как это было прежде, а целый регион, включающий в себя Люксембург, немецкие земли Рейнланд-Пфальц и Саар, бельгийскую Валлонию и франзцускую Лотарингию. Двенадцать веков назад именно эти территории составляли центр империи Карла Великого, впервые объединившего Западную Европу после «темных веков», последовавших за крушением римских политических институтов. На научной конференции, приуроченной к проведению выставки, неоднократно подчеркивалась мысль, что «Европа Каролингов» генетически связана с «Европой Константина», в которой возникла и развивалась новая, римско-христианская государственность. Важность этих выводов европейских историков трудно переоценить. По сути дела, речь идет о переоценке прежних историософских схем, согласно которым держава Карла Великого возникла «на руинах» языческого Рима.

В известном смысле выставка, посвященная Константину Великому, стала ответом христианской общественности на вызов со стороны секулярных политиков-еврократов, в свое время добившихся исключения из текста конституции ЕС упоминания о христианских корнях Европы. Обращает также на себя внимание тот факт, что организаторы выставки поместили в гостевой книге на сайте проекта www.konstantin-ausstellung.de отзыв посетителя-серба, многозначительно подчеркнувшего: «Я из Ниша — города, где родился Константин Великий; это неподалеку от Косово».

«Чтобы выжить в современном мире, Европа должна остаться христианским континентом», — заявил недавно глава Отдела внешних церковных связей Русской Православной Церкви митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл на заседании III-ей Европейской межхристианской ассамблеи в Сибиу (Румыния). Похоже, понимание этого тезиса все чаще приходит сегодня ко многим европейцам. В этой ситуации обращение к образу Константина Великого может иметь важнейшее значение для всех, кто стремится отстаивать христианскую идентичность Европы. В двадцать первом веке он становится ее новым символом, одинаково важным и одинаково убедительным для христиан Востока и Запада.

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=7297


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru