Русская линия
Правая.Ru Яна Бражникова13.12.2007 

От Парижа до Чукотки. Часть I

Европейское «паломничество» святейшего патриарха Алексия II, уже спровоцировало множество кривотолков, обвинений, опровержений, обращений, заявлений, а может быть, даже и уходов под землю, о которых пока еще молчат СМИ. Главной причиной этих «кругов на воде» стала, недостоверная информация официальных церковных источников

Статья первая

СТОИЛ ЛИ ПАРИЖ МЕССЫ?

Европейское «паломничество» святейшего патриарха Алексия II, состоявшееся 1−4 октября 2007 года, уже спровоцировало множество недоумений, кривотолков, обвинений, опровержений, оправданий, обращений, заявлений, а может быть, даже и уходов под землю, о которых пока еще молчат сводки новостей. Главной причиной этих «кругов на воде» стала, мягко говоря, недостоверная информация, распространенная из официальных церковных источников — отдела коммуникации ОВЦС и пресс-службой Московской Патриархии. И дело здесь вовсе не в том, что указанные источники намеренно исказили информацию о прошедших событиях с целью скрыть от православных верующих и широкой общественности какую-то нелицеприятную «страшную правду», в которой и не замедлили заподозрить Патриархию сторонники епископа Диомида и другие «истинно-православные». И не в том, что в недрах ОВЦС замышлялось и проектировалось мероприятие, которое должно было остаться неизвестным народу (и все это в условиях информационного общества!) Дело в том, что в осеннем Париже 2007 сошлись воедино все основные векторы геополитики православия — Рим, Фанар и Москва, стянув воедино всю православную ойкумену — от Атлантики до Чукотки. Сошлись не в унии и тем более не в единстве, а, наоборот, в скрытом противостоянии, о перипетиях которого не сможет узнать читатель из миролюбивых культурологических и аполитичных коммюнике информагентств. И, забегая вперед, стоит сказать, что в той информационной войне, местами переходящей в рукопашную, которая ведется сегодня против Русского Православия, Парижская битва, к великому сожалению, оказалась проигранной.

Информируя о ходе пребывания Святейшего в столице Франции, Служба коммуникации ОВЦС сообщает, что «после православного молебна, который совершил исполняющий обязанности настоятеля Трехсвятительского подворья в Париже иеромонах Нестор (Сиротенко), Святейший Патриарх Алексий, православные клирики и миряне поклонились Терновому венцу, частице Животворящего Креста Господня и гвоздю, которым было пронзено тело Спасителя», «великой святыне христианского мира, хранящейся в соборе Парижской Богоматери». «По завершении молебна» (выделено мной — Я.Б.) Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к собравшимся в храме:

«Хотел бы, прежде всего, выразить чувство нашей благодарности Вам, Ваше Высокопреосвященство архиепископ Андре Вен-Труа, за приглашение посетить Ваш кафедральный собор, а также за возможность поклониться одной из величайших святынь христианского мира — Терновому Венцу Господа нашего Иисуса Христа. Благодарю Вас и за то, что православные христиане регулярно могут совершать здесь молитву и богослужение….» Приводится полный текст обращения Патриарха.

Здесь же — и позже, уже опровергая слухи о «якобы имевшем место совместном православно-католическом богослужении в Соборе Парижской Богоматери», Служба коммуникации ОВЦС и пресс-служба Патриархии предлагают успокаивающий «комментарий экскурсовода»: «В связи с развитием паломничества православных верующих в различные страны мира для поклонения святыням древней Церкви, развивается и традиция совершения православных богослужений перед святынями, хранителями которых ныне являются представители иных христианских церквей. Как правило, православным паломникам предоставляется для этого разрешение и оказывается любезное содействие. Так, клирики Корсунской епархии, равно как и многочисленные представители Русской Церкви, посещающие Париж, регулярно проводят православные богослужения перед Терновым венцом Господа Иисуса Христа. По свидетельству инославных христиан, православные паломничества такого рода предоставляют «прекрасную возможность для более близкого знакомства с богослужением и духовной традицией Православной Церкви».

Описанная идиллия соответствует действительности — и даже более того. От некоторых «клириков Корсунской епархии» мне приходилось слышать, что католические храмы во Франции хронически пустуют — ибо это страна, где «наследие Французской революции» — не пустые слова, а древнехристианские святыни — как например, недавно обретенные православным иереем, мощи святой императрицы Елены — прозябают под спудом отнюдь не метафорической пыли. Православные молебны в Нотр-Даме — явление желанное для католиков и не такое уж редкое — в виду участившихся православных паломничеств к древним святыням. Таким образом, подчеркивается, что Святейший совершил паломничество — в сопровождении митрополита Кирилла, о. Всеволода Чаплина, о. В. Вигилянского и т. д. Правда, позже, ОВЦС вынуждено было добавить, что «во время молебна в соборе также присутствовали архиепископ парижский и некоторые клирики его епархии».

При этом, нам сообщают, что в этот же день в этом же месте состоялось еще одно событие, а именно «беседа Предстоятеля Русской Церкви с католическим архиепископом Парижским Андре Вен-Труа»: «3 октября Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II встретился в соборе Парижской Богоматери с архиепископом Парижским Андре Вен-Труа». После чего приводится сильно урезанный вариант обращения архиепископа: «Католики Парижа и особенно я как архиепископ имеем честь приветствовать Вас в этом древнем соборе. Он уже 800 лет является центром этой части Парижа и архитектурным символом христианской веры во всем городе… Мы польщены Вашим присутствием и радушно принимаем Вас здесь сегодня».

«Долгая история человечества, особенно история Европы в течение XX века, показала, к каким ужасным последствиям приводят политические идеологии, предпочитая любви господство партий или идолопоклонство перед расой или властью, — подчеркнул он. — Этот долгий трагический период показал, что, укрепленные могуществом Воскресения, настоящие последователи Христа, даже обреченные на молчание и подполье, сохраняли силу веры, нередко ценой собственной свободы и жизни».

«У нас с вами разные традиции и разные социально-культурные контексты, но эти различия не только не препятствуют, но и способствуют развивающемуся между нами обмену дарами Божия Провидения. Это, в частности, происходит благодаря русским богословам из иммиграции» — отметил архиепископ Парижский Андре Вен-Труа.

Он сообщил, что католики Франции с большим интересом следят за возрождением Православной Церкви в России и благодарят Бога за плоды, которые оно приносит, особенно в таких сферах, как возрождение приходской и монастырской жизни и церковного социального служения: «Мы, католики, уверены, что многому научимся и многое получим из опыта Православных Церквей. Осмелюсь предположить, что наш собственный опыт живой веры в совершенно другом контексте также может быть не лишенным интереса для вас».

Патриарх, как сообщает ОВЦС, ответил на это следующее: «Мы готовы поделиться опытом, накопленным и в годы гонений, и в благоприятное время». При этом: Святейший Патриарх Алексий поблагодарил за возможность поклониться великим святыням и за то, что православные христиане имеют возможность совершать перед ними молитвы и богослужения. Его Святейшество также отметил, что богослужение могли увидеть в прямом эфире зрители ряда телеканалов, в частности, канала Russia Today. А архиепископ Андре Вен-Труа засвидетельствовал готовность верующих католиков постигать традиции Православия, причем относящиеся не только к прошлым векам, но и к современной жизни.

В заключение (выделено мной — ЯБ) встречи, — информирует ОВЦС — Его Святейшество подарил собору Владимирский образ Божией Матери. В качестве памятного дара архиепископ Андре Вен-Труа преподнес Предстоятелю Русской Православной Церкви изображение Рождества Христова.

Вот такой молебен и такая встреча состоялись, по мнению сайта Патриархия. Ру 3 октября в Париже. Любознательные верующие могут также узнать, что в Париже Патриарх встретился с президентом Франции Николя Саркози (видимо, в качестве политической нагрузки к паломничеству), а тот, в свою очередь рассказал, что внимательно следит за подъемом России, в котором огромную роль играет Русская Православная Церковь. После такой оптимистичной подборки фактов любознательному российскому читателю остается лишний раз поблагодарить Бога за то, что ему суждено было родиться в это время и в этом месте и воочию наблюдать торжество вселенского православия во главе с Русским Патриархом. И дабы не утратить этой иллюзии, ему рекомендуется, пресловутую любознательность придержать.

Цензура и информационная политика — вещь необходимейшая. В том случае, когда опасность утечки информации сведена к минимуму. Но когда описываются события, предназначенные для прямой трансляции — не только по центральному каналу Франции, но и — в чем абсолютно уверена католическая, «приглашающая», сторона (совершенно очевидно, что это было ключевым «информационной» целью Ватикана, «замятой» православной стороной) — для синхронной трансляции по центральному российскому ТВ, — подобная «цензура» выглядит как расписка в собственной несостоятельности. Телетрансляция парижского молебна, так и не состоявшаяся, вопреки убежденности католиков, — в России (отчего в анонс о «беседе» были «врезаны» странные слова «благодарности» за возможность трансляции по каналу Russia Today — благодарен за это должен был быть, напротив, скорее архиепископ, а не Патриарх) — доступна, как и информация службы коммуникации ОВЦС, пользователям Интернета. А пользователям интернет архивов blip. tv она доступна аж в двух вариантах — с комментарием католической стороны и с комментарием православной программы «Orthodoxie». Если взять в скобки католический комментарий, который заслуживает отдельного анализа и описать то, запутанным отражением чего служит информация от ОВЦС, — получается следующее.

3 октября при значительном скоплении верующих обоих христианских конфессий, телекамер и журналистов (как именно католическая сторона готовила информационную почву для визита «Patriarche Russe» — скажем позже) под католическое «Аллилуйа» делегация русской православной Церкви во главе со Святейшим входит в огромный Собор Нотр-Дам де Пари. Архиепископ Парижский Андре усаживает Святейшего в центре Собора и обращается к нему с приветственным словом, начало которого приводится ОВЦС как часть их «беседы». Опираясь на известные риторические приемы из арсенала «больше никогда» при описании ужасов 20-го века, когда поклонение расе и всему, что разделяет людей, затмило любовь, архиепископ переходит к идее «христианского единства, к которому мы стремимся» (l'unite a la quelle nous aspirons) и заканчивает монументальным высказыванием, срывающим бурю оваций: Nous prierons chaquun dans sa tradition… mais comme Il soit Un nous serons uns! (Мы помолимся каждый в своей традиции… но как Он един, мы будем едины). В ответ (обратите внимание — еще до начала молебна, а не по завершении его, как сообщили официальные церковные СМИ) Патриарх произносит свое обращение — начиная с архиепископа и переходя к православным, пришедшим помолиться в этот день вместе с ним. Со второго же абзаца Святейший, как вы можете убедиться, переносит образ преодоленных «ужасов прошлого», о которых говорил европейский иерарх, в современность, в неотвратимое и трагическое будущее: «И пусть окружающий нас мир полон поклонения пустым и ложным идолам. Пусть он наполнен унынием, отчаянием, растерянностью, скорбями. Мы знаем, что нам открыты врата Неба, и призываем всех войти в него. Войти, откликаясь на Божий призыв: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со мною» (Откр. 3. 20). Этот призыв обращен к каждому человеку и к каждому народу. Благодарение Богу, что многие люди услышали его за века истории христианской Европы. Миллионы людей откликаются на него и сегодня. Пришло время объединить наши усилия перед лицом новых вызовов современности. Мы, христиане, должны найти возможность совместно свидетельствовать о Евангельской истине и о непреходящих нравственных ценностях. Мы видим, что современное общество, с утратой нравственных ориентиров и господством ложных ценностей, становится все более бесчеловечным и жестоким, порождая множество конфликтов и противостояний, как между отдельными людьми, так и между сообществами и народами. Поэтому обращаюсь сегодня ко всем вам, дорогие братья и сестры во Христе, с чувством глубокой тревоги и сознанием нашей общей ответственности перед Богом за состояние современного мира».

Французские телезрители (в том числе и те немногие из них, кто является православным или католиком) наблюдают происходящее упакованным в очень грамотный комментарий (и это всего лишь малая часть той кропотливой работы, которая уже к этому моменту проделана католическими СМИ в области общественного мнения). Комментирует Ришар Эскудье, ответственный за экуменические контакты Римо-католической Церкви во Франции: «С чем связан визит русского Патриарха во Францию? Разумеется, с активизацией экуменических процессов. Сегодняшняя общая молитва (priere commune) это предпоследний шаг в деле объединения Церквей в едином свидетельстве (temoignage commun) христиан, к которому постоянно призывает Папа Бенедикт XVI и к которому призвал Русский Патриарх в Страсбурге. Сближению двух церквей способствовала и замена архиепископа Московского Тадеуша Кондрусевича на архиепископа итальянского происхождения…. Русская Православная Церковь имеет абсолютно открытую структуру: несмотря на ее внутреннюю раздробленность, разные части этой церкви пользуются всей полнотой свободы… и т. д.» Ведущая проводит недвусмысленную линию: «Сегодняшняя встреча — знак дружественности (amitie),… братства (fraternite)… единства (unite)» (триада до боли напоминает лозунги великой французской), после чего говорит что-то уже совсем непонятное, вроде: «размеры Нотр-Дам, несомненно, будут способствовать объединению верующих…». Fraternite-unite и temoignage commun — priere commune — вот два «перевертыша», которыми так легко становится жонглировать, предвещая новую православно-католическую унию.

По окончании своего Обращения — и опять же до начала молебна, а не после «беседы» с архиепископом — Святейший приносит в дар собору образ Владимирской иконы Божией Матери. Что логично — икона — не сувенир, а условие начала православного богослужения. Святейший и православные иерархи становятся слева от престола с Венцом, католические иерархи — справа. Начинается православный молебен. Под «Страстям Твоим поклоняемся, Владыко…» Святейший, а следом за ним архиепископ Андре XXIII (т. е. Вен-Труа — Я.Б.), прикладываются к святыне. После чего звучит «Pater noster» в исполнении католического хора, и вслед за ним православный хор также исполняет «Отче наш». Завершается «православный молебен», точнее говоря, затянувшаяся «беседа Святейшего с парижским архиепископом», евангельским чтением в исполнении Андре XXIII. Пресс-служба ОВЦС, обращая особое внимание на «до» и «после», отмечает, что молитва архиепископа «присутствовавшего в соборе» во время православного молебна, было уже после завершения оного. Как видим, ее частью, живо свидетельствующей о готовности постигать православную традицию, была и церковно-славянская «Отче наш», во время которой присутствовал Патриарх Алексий II. Да и не мог не присутствовать, так как одно от другого отделяли считанные секунды.

Самое интересное, однако, случилось уже в финале. То, что в превращенном виде в коммюнике ОВЦС явлено как завершающая часть «беседы». Католические СМИ и вовсе не упоминают о ней в виду двусмысленности ситуации. А в приведенных нами выше «сводках» от Патриархии она заменена невесть откуда взявшимися «спасибо» за то, что богослужение могли увидеть в прямом эфире зрители ряда телеканалов, в частности, канала Russia Today. Сразу по окончании priere commune, выражаясь провокационным языком католического агитпропа, архиепископ Парижа вручил дар Святейшему и обратился к нему с настоятельной просьбой. Даже с двумя. Во-первых, он предложил теперь, чтобы они «вместе (tous les deux) обратились ко всем тем телезрителям, которые смотрят нас из России». Еще до мероприятия католики говорили о том, что именно трансляция богослужения в России должна стать «Великим Знаком для русских». Раскрывая смыслы этого Знака, Nicolas Seneze, освещавший ход событий на страницах центрального французского католического органа «La Сroix», указывает прежде всего не на «красоту католического храма», а на «знак, обращенный к той части воссоединившейся Русской Церкви, которая столь нетерпимо относится к экуменической перспективе». Как именно сработал такого рода «знак», умело срежиссированный католическими коллегами и не разоблаченный официальными православными СМИ — мы имели возможность наблюдать на примере обращений «диомидовцев». А о том, как его прочитали пресловутые «нетерпимые к экуменизму» члены бывшей РПЦЗ и какие выводы могут последовать из этого прочтения — мы пока можем лишь догадываться.

Вторая просьба парижского архиепископа состояла в том, чтобы Патриарх Алексий Второй «благословил нашу Ассамблею» — имеется в виду Ассамблея католических епископов Франции, на заседании которой присутствовал Святейший накануне. В ответ на две просьбы и дар Патриарх Алексий сказал: «Я во-первых благодарю за дары памятные, которые передал архиепископ… Но (в отчете ОВЦС, но заменено на, а также) я молитвенно желаю всем православным верующим, всем христианам, которые смотрят сегодня эту передачу из Нотр-Дам де Пари милости Божией…» Таким образом, Ассамблея осталась без патриаршего благословения.

Стоит ли на основании изложенного, а также последней информации о состоявшейся встрече митрополита Кирилла с папой Бенедиктом XVI-м делать вывод о готовящейся унии с католиками? При том, что анализ католической пиар-компании показывает, что она выстраивается в их пользу именно потому, что в ответ ей православные СМИ предлагают лишь довольно грубо сработанную дезинформацию и расплывчатые «опровержения»? Нет. Прежде всего потому, что «парижский молебен» отнюдь не был главной целью этого визита Патриарха во Францию. А тот факт, что пресс-службы Патриархии никак информационно не подготовили предстоящую поездку и стратегию ее освещения, объясняется именно тем, что подлинные причины беспокойства Святейшего лежат в другой геополитической плоскости, напрямую соприкасающейся с политическим руководством Франции. Но о политической подоплеке парижского визита святейшего Патриарха читайте в следующем материале.

http://www.pravaya.ru/look/14 585


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru