Русская линия
Церковный вестник Ольга Курова11.12.2007 

Женское лицо православной литературы

Сегодня огромной популярностью пользуется современная психологическая и публицистическая православная литература, написанная женщинами для женщин. В ней анализируются проблемы женского одиночества, создания семьи, воспитания детей, духовного роста в условиях семейной жизни… Что объединяет между собой эти издания? Отвечают ли они требованиям православной этики и художественным нормам? Есть ли среди них образцы действительно хорошего вкуса и осмысления проблем современной православной женщины?

Издательский бум, не прекращающийся в России с конца 80-х, вызвал к жизни целый ряд новых литературных и публицистических жанров, стилей, направлений. К числу новых жанров в области литературы православной можно отнести, например, ранее не существовавшую на русском языке христианскую фантастику, по большей части эсхатологическую. Увлекательная, «легкая» миссионерская литература продолжает стремиться к жанровому разнообразию, удовлетворяющему практически любой читательский вкус: появляются первые ласточки в жанре русскоязычного христианского детектива а-ля Честертон, приключений, мистического триллера. Похоже, в ближайшее время окончательно оформится и такой жанр, который можно назвать «православным дамским чтением». Он существует на стыке популярной психологической публицистики и наблюдательного бытописательства: автор дает читательницам различные советы житейского характера, попутно иллюстрируя их яркими примерами из жизни современников.

Относить к «женской» литературе все произведения, написанные авторами-женщинами, вряд ли было бы правильно. Например, роман и повесть Олеси Николаевой, вошедшие в сборник «Ничего страшного», или «Бог дождя» Майи Кучерской адресованы читателю вне зависимости от его пола, темы данных произведений не предназначены для обсуждения исключительно в замкнутом женском кругу.

Среди лучших православных произведений, написанных авторами-женщинами о роли и предназначении женщины, в первую очередь следовало бы помянуть замечательную книгу матушки Наталии Соколовой «Под кровом Всевышнего». Книга стала событием в мире православного книгоиздания и приобрела большую популярность. Это воспоминания супруги священника, чья молодость пришлась на годы тяжелых советских антицерковных гонений, матери пятерых детей, двое из которых стали священниками и один — архиереем, талантливой художницы. Пожалуй, главное достоинство этой книги — исключительная откровенность, реалистичность, правдивость. В отличие от ряда «благочестивых мифотворцев», произведения которых в изобилии можно было обнаружить в ассортименте церковных лавок начала 90-х, Наталия Соколова ясно дает понять: подлинная христианская жизнь — не лубочная картинка, переступив однажды церковный порог, вы не будете раз и навсегда избавлены от ошибок, несовершенства, боли. В книге откровенно рассказывается об острых душевных переживаниях молодой девушки, женских болезнях, тяжелых родах, трудностях христианского воспитания детей во враждебной среде, семейных нестроениях. Самое удивительное, что, несмотря на такое обилие «негатива», книга оставляет радостное впечатление, дает надежду. Этот неожиданный эффект объясняется безупречной христоцентричностью книги, крепкой верой ее автора — в любых скорбях она неизменно обращается к Господу, черпает в молитве силы и утешение. Множество житейских и бытовых советов матушки Наталии — как православной девушке определиться в жизни, найти жениха, строить семью и воспитывать детей — вполне применимы и актуальны в наши дни, многие крупицы христианской мудрости, собранные в книге, принадлежат духовным наставникам автора, современным ей подвижникам благочестия, новомученикам и исповедникам.

Другая православная публицистическая книга, написанная женщиной о женщинах и выдержавшая несколько изданий многотысячными тиражами — это брошюра «Дерзай, дщерь!», подписанная «Монахиней N». Автор книги развенчивает ложные стереотипы, сложившиеся относительно роли и места женщины в Церкви и мире, совершенно беспощадно бичует наиболее свойственные дочерям Евы грехи и пороки: ханжество, лицемерие, празднословие, склонность к суевериям и оккультизму… Несмотря на то что воцерковленные женщины чуть не на каждой странице этой брошюры называются то «гибридом между человеком и змеей», то «православными ведьмами» («Благочестивая и благообразная ведьма куда страшнее традиционной, старой и беззубой, с метлой»), автора хочется постоянно благодарить за каждую строчку, и, возможно, в первую очередь — за эту бичующую беспощадность. Это книга о том, какой в Церкви быть не надо, какие движения души следует пресекать на корню как губительные. Она не об абстрактных «злых бабках» и «приходских ведьмах», а о каждой из нас: «Как людоедка Эллочка, мы хотим мигом перекрасить облезлого кролика и выдать его за шиншиллу: четки до полу, потупленные глазки — вот и смирение, три канона да еще с акафистом — вот и молитва, лужа слез на исповеди — вот и покаяние. Ищем не чистоты сердца и послушания воле Божией, а доброго имени, показной праведности, почитаемой у людей».

В числе наиболее ярких «женских» книг следует отметить и «Женское одиночество» Марины Кравцовой, также выдержавшую несколько изданий. На первый взгляд кажется, что книга посвящена одной достаточно распространенной проблеме — трудности, а порой и невозможности для огромного количества наших православных современниц создать семью, особенно с братом по вере. Но, познакомившись с произведением Марины Кравцовой ближе, понимаешь, что книга может служить целой энциклопедией, включающей в себя самые разные аспекты жизни современной православной женщины: общение на приходе, социальное служение, диспуты на интернет-форумах, моду и стиль одежды и т. д. Автор призывает читательницу честно разобраться в себе, предельно ясно ответить на вопрос, является ли ее теперешний одинокий статус желанным, гармоничным состоянием, либо ее мучает нереализованное желание брака, материнства? В первом случае можно найти способ реализовать себя в чем-то ином, помимо семьи: духовной жизни, благотворительности, творчестве, работе. Во втором следует понять, какие именно качества мешают тебе познакомиться с мужчиной, заинтересовать его, построить серьезные отношения, и начать работу над собой. В книге приводится множество примеров из жизни святых Царственных страстотерпцев, которых автор особенно почитает, а также выдающихся женщин в российской истории.

А теперь поговорим о том, какие книги для женщин писать не надо. В годы интенсивной политической борьбы против либерализма приобрела популярность идеология, которую можно было бы условно назвать «патриотическим женоненавистничеством». Ее основные идеи вкратце можно сформулировать так: сильное государство невозможно без многочисленного населения. А мы, русские, катастрофически мало рожаем, и потому скоро нас вытеснят мигранты с юга, таджики, китайцы, или Запад превратит в колонию, сырьевой придаток.

С призывом «больше рожать» трудно не согласиться. Православная Церковь благословляет многодетные семьи, поддерживает традиционный уклад. Проблема в том, что в «патриотических» статьях и брошюрах вина за российскую демографическую катастрофу возлагается исключительно на один пол: «Женщины эмансипированы, стремятся делать карьеру, не хотят подчиняться мужу, курят, пьют, пользуются контрацепцией…» Подлинные мотивы шовинистического ворчания и брюзжания очень верно подметила уже упомянутая выше «Монахиня N»: в этой идеологии сквозит только желание самоутвердиться за счет более слабого и безответного, выместить собственные психологические комплексы, а не найти пути решения реальных проблем. Авторы одного из патриотических ресурсов дописались до того, что, по их мнению, «женщины с удовольствием делают аборты». Без комментариев.

Возможно, кто-то возразит, что «женщины просто не желают слышать о себе правду». Но почему тогда книги «Дерзай, дщерь», метко обличающая лицемерие, ханжество и «платочковость», или «Женское одиночество», довольно жестко высмеивающая духовную инфантильность с ее бесконечными «благословите, батюшка», воспринимаются читательницами с благодарностью? Да потому, что их авторы указывают читательницам на наши общие реальные грехи, а «патриоты» пытаются обвинять женщину в том, что далеко не всегда лично от нее зависит. Представьте себе реакцию на «патриотическо-демографические» призывы разведенной сорокалетней женщины, матери двоих детей, надрывающейся на нескольких работах, чтобы прокормить семью: «Дорогая редакция, я бы рада дома сидеть и еще третьего ребенка родить, только вот мужа, способного семью содержать, и давно потерянное здоровье вы мне заказной посылкой вышлете или манной непосредственно с неба?» А ведь читательниц, которые по различным экономическим и социальным причинам никогда не смогут жить в патриархальной семье с традиционным распределением ролей, у нас миллионы. Стоит им принять голос «патриотов» за официальную церковную позицию, и они никогда не переступят порог храма.

Другой часто встречающийся неудачный прием в «женской» православной литературе можно назвать «благочестивым мифотворчеством». С читательницей пытаются общаться языком «сказки», предельно упрощая действительность. К сожалению, это дает не ту евангельскую простоту, о которой прп. Амвросий Оптинский говорил «где просто, там ангелов со сто», а примитивный бытовой магизм. В такого рода литературе обычно большое внимание уделяется «правильному» внешнему виду верующей женщины, если и обличаются какие-то грехи, то людей неверующих, нецерковных: «Надела длинную юбку и платок, научилась тихим голосом отвечать „спаси, Господи“ — уже спасаешься, а они, что по улицам ходят с голыми пупками — позор и погибель». Не удивительно, что «мифотворческие» книги и журналы могут иметь завидный коммерческий успех, — ведь куда утешительнее читать о чужих грехах, нежели о собственных. Зачастую в подобной литературе даются сомнительные с научной точки зрения советы. Например, один священник в популярной брошюре утверждает, будто в период грудного вскармливания зачатие следующего ребенка не может произойти. Иногда пересказываются и просто бабьи басни вроде того, что «на каждом накрашенном ногте сидят бесы», а за ношение брюк женщины наказываются бесплодием.

Конечно, не следует переоценивать роль популярной православной литературы в процессе поиска новообращенной женщиной своего пути в Церкви. Помимо книг, существует еще и практическая жизнь приходской общины, пастырское окормление. Но так уж устроена современная женщина, и об этом свидетельствуют серьезные социологические опросы: поиск ответов на вопросы «как жить» в наших условиях прерванной традиции ищут не у мамы или бабушки, а в глянцевых журналах, брошюрах из серии «популярная психология» и на интернет-форумах. Несколько лет назад в журнале «Фома» было опубликовано печальное письмо девушки, которая пыталась жить в строгом соответствии с представлениями о порядочности, распространенными в православной среде и публицистике: «не строила глазки», «не вертела задом"… А итог-то вышел горьким: в 30 лет — ни семьи, ни любимой работы, да и духовная жизнь за навалившимися житейскими скорбями как-то смысл потеряла. Вряд ли кому-то хочется принимать на свою совесть тяжесть ответственности за чужие жизненные и духовные трагедии, а потому будем внимательнее к тому, что пишем, издаем и распространяем.

http://tserkov.info/numbers/reading/?ID=2359


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru