Русская линия
Нескучный сад Александр Лани08.12.2007 

Крест у дороги

В России возрождается традиция установления поклонных крестов. Сегодня их ставят при въезде в города, на месте разрушенных храмов, на возвышенностях, в память о жертвах репрессий, вдоль автотрасс в местах аварий и даже в честь создателей танка Т-34.

Но в чем подлинный смысл поклонного креста? И чем поклонный крест отличается от креста обетного или миссионерского? В этом пытался разобраться корреспондент «НС» Александр ЛАНИ.

Кому кланяются на Поклонной горе

Многие москвичи и гости столицы видели на Поклонной горе одиноко стоящий высокий деревянный крест. Именно здесь Наполеон ждал в 1812 году ключи от «поверженной» Москвы. Большинство опрошенных корреспондентом «НС» прохожих из тех, кто был в День города на Поклонной горе, связывают установку креста с памятью погибших в годы Великой Отечественной войны. Действительно, крест был поставлен в ночь на 22 июня 1991 года в память начала войны общиной расположенного неподалеку храма Живоначальной Троицы в Голенищеве. По мнению опрошенных, такой крест напоминает об исконной вере, многие считают крест духовным символом нации, памятником культуры. Поэтому две трети респондентов против установки крестов в местах автокатастроф родственниками погибших («иначе вся страна превратится в виртуальное кладбище»), а «за» только 20 процентов («это повышает бдительность водителей»). Но откуда пошла традиция установки больших крестов на открытых местах и связаны ли они как-то с крестами на кладбищах?

«Сим победиши»

Называть все отдельно стоящие кресты «поклонными» не совсем верно. Современные исследователи — ставрографы называют такие кресты монументальными. Внутри этой группы кресты различаются по своим функциям. При этом поклонным может стать и могильный, и миссионерский, и памятный, и другие кресты. Но об этом чуть позже.

Первые монументальные кресты появились в апостольские времена. Их водружали святые апостолы, возвещая жителям о начале в их землях христианской проповеди. В частности, Нестор-летописец в «Повести временных лет» упоминает о водружении крестов святым апостолом Андреем Первозванным на Киевских горах, а также на Валааме после свержения идолов Перуна и Велеса. Примером миссионерского креста вполне можно считать и крест святой равноапостольной Ольги, поставленный на берегу реки Великая вблизи Пскова, в месте, где святая княгиня и ее спутники увидели три небесных луча, сходящихся на земле. А также крест святителя Стефана Пермского на месте его первой проповеди пермякам.

Во времена гонений стремление христиан к исповеданию своей веры нашло выход в изображениях на надгробных памятниках и их форме. И если в центральной части Римской империи христиане не решались изображать крест на надгробиях (там могилы христиан узнают по рисунку рыбы, виноградной лозы, голубя с оливковой ветвью, монограмме имени Христа:

то на окраинах, где власти были менее бдительными (например, в Карфагене), археологи обнаружили фрагменты мраморных плит с изображением креста. Известно, что святитель Григорий Армянский, ставил кресты над могилами христианок-мучениц и учил новообращенных почитать эти памятные знаки.

В 312 году римский императора Константин Великий у Мульвиева моста вблизи Рима одержал победу над своим главным конкурентом за власть Максенцием. По преданию, накануне этой битвы Константину было видение креста и глас: «Сим победишь!». Император-победитель распорядился поставить на римской площади свою статую с высоким копьем, заканчивающимся крестом, с надписью: «Этим спасительным знаменем я спас город от ига тирана» (в 313 году Константин Великий совместно с восточным императором Лицинием эдиктом о веротерпимости отменил преследование христиан). Подражая императору, правители городов разрушили изображения местных богов, заменяя их крестом. Так, в Александрии в IV веке изображение Сераписа (египетского божества, чей культ был широко распространен в античном мире) на стенах, воротах, колоннах домов и площадях заменили крестом в знак падения язычества и утверждения христианства. Через два века по установленному на холме кресту можно было узнать о массовом поселении христиан. Так, в начале VI века в Аравии восставшие иудеи осадили город Награн и требовали от жителей под страхом смерти отречься от веры и уничтожить «стоящий на возвышенности крест». Христиан становилось все больше, и крестами начали отмечать те места на берегах рек и водоемов, где происходят массовые крещения. И даже когда крещальни перенесли в храмы, прежние кресты оставались и поддерживались как памятный знак.

Кресты в полях и у дорог часто напоминают и о заброшенных поселениях: благоговение требовало отметить крестом или даже часовней место покинутого кладбища или храма.

Знак благодарности или надежды

У жившего в XIX веке автора популярной статьи о придорожных крестах старосты одного из киевских храмов Ивана Малышевского есть версия, что в России возникновение крестов возле деревень и городов связано с татарским игом. Якобы наиболее смелые из жителей, укрывшихся в лесах от «хищных гостей», возвращались в разоренные жилища и ставили кресты на возвышенных местах в знак благодарности Богу. Одновременно кресты служили знаком и для остальных «беженцев», что беда миновала.

По мнению Светланы Гнутовой, кандидата искусствоведения, ведущего эксперта в области ставрографии, эту гипотезу еще нужно проверять. Но точно известно, что кресты возле сел и городов, а также на развилках дорог существовали еще до нашествия татар, в XI—XII вв.еках. Правда, до нас дошли только те из них, что были высечены из камня. Наиболее известные — поклонный Боголюбовский крест, по преданию, поставленный во времена святого Андрея Боголюбского (на отмели реки Нерли неподалеку от церкви Покрова на Нерли), Стерженский крест — в истоках Волги, при ее впадении в озеро Стерж, и Лопастицкий крест, стоявший на берегу пролива, соединяющего озера Лопастицы и Витбино. Оба последних креста, установленные в XII веке, находились в нынешнем Пеновском районе Тверской области и освящали водные пути. По мнению историков, первый напоминал о тяжелых работах по углублению и расширению русла Волги, второй — об искусственном канале от истоков реки Кудь к истокам реки Полы. Все эти кресты сейчас в музеях.

В 1694 году при паломничестве в Соловецкий монастырь в Унской губе на Белом море едва не погиб во время бури царь Петр I. В благодарность Богу за спасение монарх поставил на берегу бухты деревянный крест. Когда его перенесли в Пертоминский мужской монастырь (основание креста подгнивало, и он падал), то на этом месте крестьянин Петр Челищев установил еще один деревянный крест — в память о первом кресте. Такая традиция поновления приходящих в негодность крестов была очень распространена (прежний крест переносился в храм), причем новый крест старались вырезать точно таким же.

«На Руси было много так называемых обетных крестов, — рассказывает Светлана Гнутова. — Например, во время эпидемии чумы, холеры или моровой язвы среди скота в надежде на избавление люди собирались на совместную молитву и давали обет Богу за одну ночь поставить крест или деревянный храм. Обратите внимание: не по окончании напасти, а именно во время нее. И болезни прекращались. Такие обетные кресты (а иногда и часовни) стояли при дорогах, на развилках, переправах, на месте слияния и истока рек, родников, одновременно обозначая узловые точки сухопутных и водных путей. Место для них выбирали самое заметное — чтобы каждый идущий мимо почтил крест крестным знамением и молитвой. И то что с ранних веков до нас не дожили кресты деревянные, вовсе не значит, что их не было». Известно, что в холерном 1817-м было много крестных ходов по селам, и они, как правило, заканчивались водружением креста. В западных русских землях много крестов ставилось и в холерный 1831 год.

У поморских рыбаков и Соловецких монахов была традиция ставить обетный крест перед выходом в море, чтобы благополучно вернуться домой. А по счастливом возвращении они ставили уже благодарственные кресты. В северных краях кресты часто служили навигационными знаками (верхний конец наклонной перекладины указывал точно на север), сведения о них содержались в морских лоциях. Иногда попавшие в беду на дальних становищах ставили кресты, чтобы подать о себе весть проходящим мимо судам. Такие кресты стояли, например, на Новой Земле.

Были случаи, когда кресты ставились просто в опасных и гиблых местах. Иван Малышевский приводит факт, когда такой крест поставили «в одном из костромских лесов при дороге, на месте, где разбойники убили почтальона». Крест должен был обезопасить это место от «повторения на нем подобных несчастий».

Крест как призыв

Иногда кресты ставили, чтобы было где молиться, пока не построен храм или часовня. Именно такие кресты и называют поклонными. Их высота была не менее четырех-пяти метров, и возле них служились молебны и другие службы. Поклонные кресты ставились и в местах разрушенных храмов — там, где был престол и совершалась бескровная жертва (это место специально огораживалось как святое). Эту же традицию продолжают и современные миссионеры, посещающие далекие села на севере и северо-западе нашей страны. Вместе с местными жителями они устанавливают поклонный крест там, где когда-то был алтарь разрушенного храма. Если же храма не было, то крест ставится там, где стоял во время похода миссионерский храм-палатка и был престол. С этого момента такой поклонный крест становится местной святыней. В карельской деревне Шуньга некий предприниматель, проезжая мимо и увидев установленный миссионерами крест, выделил средства для постройки в этой деревне часовни.

Сегодня поклонные кресты устанавливают еще и на местах, где пострадали новые мученики и исповедники российские. Такой 17-метровый деревянный крест, привезенный из Соловецкого монастыря, установили на Бутовском полигоне в память о массовых репрессиях 30-х годов (с августа 1937 года по 19 октября 1938 года там были расстреляны 20 765 человек). Крест резали около полугода, он, как и тот, на котором был распят Спаситель, состоит из трех пород дерева: кипариса, кедра и сосны. В основание положен камень с Соловков, так что крест символически соединил две русские голгофы: Бутовский полигон и Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН). На самом кресте вырезаны молитвы, прославляющие подвиг новомучеников, пострадавших за веру. «Крест — это призыв и напоминание нам всем, чтобы мы, наконец, проснулись и осмыслили, что с нами происходило тогда и что происходит сейчас, — считает один из авторов Бутовского поклонного креста, руководитель кресторезной мастерской Соловецкого монастыря Георгий Кожокарь. — Сами подумайте, здесь только 900 священников было расстреляно. А сколько просто верующих, не отрекшихся от Бога? Этот крест — дань нашего поколения тем, кто мученически за нас пострадал, чтобы мы сейчас могли жить и спокойно исповедовать свою веру. Напоминание, что это право оплачено кровью тех, кто лежит в этих рвах и других братских могилах по всей русской земле».

При подготовке статьи использовались материалы книг:

Ставрографический сборник. Крест в православии / Под ред. Гнутовой С. В. — М.: 2001. Т. 1

Святославский А. В., Трошин А. А. Крест в русской культуре: Очерк русской монументальной ставрографии. — М.: 2005

Гнутова С. В. Крест в России. — М.: 2004

http://www.nsad.ru/index.php?issue=43§ ion=10 014&article=771


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru