Русская линия
Правая.Ru Александр Байгушев06.12.2007 

Мы хотели восстановления монархии
Интервью с бывшим сотрудником личного аппарата Л.И.Брежнева, историком, филологом, писателем, ветераном знаменитого «Русского клуба» Александром Байгушевым

— Александр Иннокентьевич, раз уж Ваше имя теперь стало известным, расскажите несколько слов о себе, о своей работе?

— Я закончил романо-германское отделение филологического факультета МГУ, затем работал в разных советских СМИ. Но это, как вы понимаете, была скорее работа под прикрытием. Дело в том, что по окончании такого факультета его выпускникам сразу же предлагалось соответствующее занятие. Было это предложено и мне. Так я начал свою карьеру в журналистике, параллельно выполняя нужные государству поручения. Надо сказать, что эти поручения, как бы многим ни хотелось обратного, были действительно полезными для государства. О том, что политика по возрождению самосознания русского народа тогда велась, сейчас предпочитают не говорить. Но это было, и мне повезло рука об руку пройти с людьми, всецело преданными служению Родине и русскому — именно русскому — народу. В итоге я оказался в АПН — Агентстве Печати Новости или, как сейчас оно именуется, РИА Новости. Это был уже серьезный международный выход, возможность отслеживать и корректировать идущую извне подрывную деятельность в информационной сфере. Числился я официально помощником по Суслова по особым поручениям. И к тому времени у меня имелся выход на самый верх, а именно — на генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева.

— Если можно, расскажите подробнее об этом.

— Я занимал пост координатора личной стратегической разведки и контрразведки Брежнева, т. е. через меня шел весь поток информации, касающийся Леонида Ильича. Плюс к этому, я координировал работу разных групп и соратников. Дело в том, что начиная со Сталина, в СССР у руководителей имелась своя специфическая разведка, занимавшаяся всеми вопросами, касающимися личной безопасности генсека. Это была немногочисленная, но сильная аналитическая группа, имевшая доступ к различным источникам информации. Эта была, если можно так сказать, личная гвардия. Помимо такой — партийной или стратегической разведки, существовали еще три ветви: «красная паутина» (общемировая резидентура, связанная с бывшим Коминтерном), ГРУ (внешняя и внутренняя военная разведка) и КГБ (выросшая из НКВД). На этих столпах и строилась безопасность нашего государства и государственной власти. Впрочем, эти структуры часто конкурировали между собой.

— А была ли какая-то связь с дореволюционной разведкой?

— Нет, не было. Фактические все начиналось с нуля.

— В чем была особенность стратегической разведки именно при Брежневе?

— Она почти целиком состояла из русских людей и проводила исключительно прорусскую политику поддержки Леонида Ильича. Эта идея — опереться на русских людей, была воспринята Брежневым еще в бытность его членом личной разведки Сталина. А когда он возглавил Союз, эта идея стала реализовываться. Причиной тому было мощное и окрепшее в результате хрущевской «оттепели» еврейское лобби, которое вместе с серьезным давлением из-за рубежа могло пошатнуть государство. И Брежнев — во многом во избежание репрессий — принял решение о «двуглавой» внутренней политике — опоре против евреев, точнее, левых кругов, во многом действительно этнически еврейских, на русских людей. Это было не «антисемитизмом», а естественным способом обеспечения безопасности государства от тех, кто часто ощущал себя гражданами не только этого государства, но и иных, а также частью скорее международной, нежели исторической, общности. Именно тогда стали создаваться по всему Союзу якобы культурно-просветительские ВООПИКи, которые на самом деле стали центрами по подготовке кадров и защите и восстановлению православных памятников, в том числе изданию книг — так называемые «русские клубы». Это был важный и необходимый шаг, который сохранил страну.

— Александр Иннокеньевич, почему же именно сейчас появилась книга, рассказывающая о перипетиях той борьбы? И какова ее цель?

— Ранее середины 90-ых говорить об этом было нельзя по понятным причинам. В конце 90-ых это было просто невозможно. И только сейчас появился и шанс издать такую книгу, и необходимость в этом. Мы уходим, а ведь нужно объяснить современному русскому народу методы работы. Мы — и я, и мои соратники — хотим показать сегодняшним патриотам пути самоорганизации, методы общения и выработки стратегии. К тому же книга показывает, что сохранение власти, тем более такой, как сейчас, это и сохранение нашей Родины. Бездумная критика и подрывная деятельность, даже если она идет от чистоты помышлений и стремления защитить русский народ, сегодня может закончиться крахом государства. А это гибель русского народа.

— А каковы были ваши цели, Ваша стратегия развития русского движения?

— Мы хотели, если говорить об идеале, восстановления монархии. Да, в тех условиях не шло речи о каких-то конкретных кандидатурах. Это была отдаленная, но четкая цель, к который мы аккуратно и последовательно шли. Среди тактических установок было противодействие разлагающему влиянию западного мира, сохранение и восстановление Церкви, освобождение России от ненужных — случайных регионов — стран Балтии, некоторых среднеазиатских республик. Мы тогда считали, что Империю должны составить коренные народы — русские, украинцы, белорусы, а также молдаване, армяне, грузины, казахи. С некоторыми оговорками речь могли идти и о латышах. Смысл таких преобразований — воссоздание православной Империи (именно так, а не по узко этническому принципу — русская Империя). Увы, не все получилось.

— Значит, все-таки внутренне Вы хотели уничтожения Союза?

— В конечном счете, да, поскольку мы хотели избавиться от советской власти.

— Но ведь Украину и Белоруссию Вы ведь предполагали оставить в составе государства?

— Мы вообще не могли себе даже представить того, что они отделятся, поскольку считали, что русский народ един.

— Но ведь, не желая советской власти, Вы публично выступали как раз в ее защиту.

— Да, но развал Союза имел, к сожалению, и внутриполитические причины. В результате такой катастрофы были легализованы деньги «теневой» экономики, которые копились в основном в республиках. Их приватизировали через подставных лиц, названных олигархами.

В 1991 году ГКЧП, который пытался приостановить ретивую деятельность Горбачева, не пошел на переговоры с русскими, а стал вести сепаратную игру с генсеком, из-за чего потерял время и был смещен. В 1993 году все было в наших руках, нам удалось даже выключить телевизионную «иглу». Однако, среди нас не нашлось человека, который бы сумел бы взять власть на себя. Некоторые усомнились в своих способностях, некоторым, как например, Хасбулатову, мы власть сами доверить не могли. В итоге, хотя это была ночь победы, время ушло, а после вы все сами знаете. Ельцин бегал в американское посольство, СNN в прямом эфире транслировало расстрел Белого дома. Хотя Ельцина удалось все же припугнуть, и до 1996 года он держал вокруг себя русских патриотов. Однако, Березовскому вскоре удалось перекупить его дочь, и элита была зачищена от русских.

— Каким будет нынешнее развитие России, на Ваш взгляд?

— Из окружения Путина есть люди, которые могли бы аккуратно вернуть русских к власти и возродить страну. Возможно, именно на них он будет опираться в ближайшее время и передаст им власть. Во всяком случае, такой поворот прогнозируем.

С Александром Байгушевым беседовали Владимир Карпец и Алексей Чесноков

http://www.pravaya.ru/expertopinion/393/14 526


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru