Русская линия
Отрок.uaПротоиерей Андрей Ткачев30.11.2007 

Поцелованные Богом

Помните ли вы «Невский проспект» у Гоголя? Всю пеструю суету столичного города, так мастерски прописанную в немногих словах? Помните ли вы, как молодой человек, герой повести, повстречал дивной красоты незнакомку? Пылкий юноша побежал за легким стуком каблучков, как бежит олень на источники водные. Он верил в любовь и искал любви. Да и как можно не верить в любовь, если тебе лет 19−20 и ты видишь свое отражение в высоких витринах самой красивой улицы имперского города?.. Стук каблучков привел его в бордель. Обладательница небесной красоты жила как крыса в сточной яме и дарила себя всем, кто мог купить шампанского и заплатить за ночь. Да неужели такое возможно?! — как гром загремело в душе главного героя. Неужели красота ничего не значит и за ее фасадом может скрываться свиной хлев или даже бесовская рожа?

Я думаю об этом, когда говорю о таланте. Талант — это то, что дано в залог, наперед, то, что еще предстоит отработать. Красота — это тоже талант. Она подарена ни за что, но для чего-то. Если красивое втаптывается в ничтожное или служит приманкой для зла, то это худшее, что может случиться с облагодетельствованным человеком. Для телесной красоты втаптывание таланта в грязь — это проституция (в различных формах). Если мы это поймем, будет легче перейти к разговору о других талантах и о других проституциях: живописной, словесной…

Предположим, Господь поцеловал вас в темечко. Предположим, что вы любую мелочь превращаете в произведение искусства. Например, падает осенью лист: скользит вдоль ствола, взмывает вверх, носимый ветром, потом изящно крутится и будто в танцевальном поклоне ложится на землю. Таких листьев каждый год падают на землю миллионы, и миллионы людей видят это. Но находится один, который может это красиво описать. Мы вникаем в строки его рассказа и вдруг понимаем, что мы ни разу в жизни по-настоящему не смотрели на падающие листья. Мы их не видели, хотя на них смотрели. Так искусство совершает чудо, и мы фиксируем свой взгляд на том, что видели всегда, но никогда не замечали. Теперь падающий лист будет предметом нашего созерцания.

Нужно ли это человечеству? О да! Боже, как это нужно! Кто-то первый должен был умилиться детской улыбкой или застыть над распускающимся цветком. Кто-то первым должен был, задрав голову, смотреть на закатные облака до тех пор, пока звезды не засияли на небе и луна не озарила небосклон. Эти первые созерцатели обычного, те, кто в повседневном угадал вечное, были учителями всего человечества.

Теперь представим, что Тот же Господь поцеловал вас в то же темечко. Но взгляд ваш, удесятеренный, как будто мощной линзой, вашим талантом, вы направили не на клейкие листочки, не на пробивающуюся сквозь асфальт зелень и не на две пары глаз, утонувшие во взаимном пристальном взгляде. Вы, поцелованные в темечко, пристально взглянули в полную до краев выгребную яму четырехметровой глубины. Вы все там рассмотрели и выучили. Вы безошибочно узнали, кто и что поел из тех, кто присел над этой ямой. Еще бы, ведь вы же — талант! В омут творчества вы нырнули без респиратора, поскольку вы любите жизнь такой, какая она есть. Вначале вонь родила рвотные спазмы, но вскоре вы свыклись (на то вы и гений). И вот уже весь мир идет за вами, как за дудочкой Крысолова. Весь мир нагибается над той же клоакой и вдыхает ее зловоние. Весь мир научается различать, кто, что и когда покушал и когда сходил сюда, куда вы только что склонились. Талантом вашим и прозорливостью вы сослужили дурную службу всем тем, кто купился на красоту слога и не почувствовал запах параши, но обманулся ароматом стилистики.

Талант непременно от Бога. Но поскольку «все от Него, Им и к Нему», талант дается неспроста и не каждому. Талант — это способ служения. Пресвятая Троица — истинный Бог наш — положил на всем творении печать троичного совершенства: добра, красоты и истины. Человек религиозный похож на человека, копающего колодец. Нужно найти место, попотеть и потрудиться, чтобы затем дать источник жизни себе и всем после себя. Талантливые люди копают колодцы для многих будущих поколений. Мораль, эстетика и боговедение — вот три области действия талантливого человека. Мир должен быть добрее, красивее и ближе к Творцу. И кто еще займется этим, как не те, кто смотрит глубже, слышит тоньше и постигает не для всех постижимое.

А если вдруг прозорливый зрит не то и музыкальный слух одаренного прислушивается к ненужному — что тогда происходит? Тогда Архистратиг становится дьяволом. Вождь многих к Небу становится вождем стольких же в преисподнюю. Такова сила таланта. В этой силе важно не только качество, но и вектор. Талант силен не от себя, но от Бога, давшего талант. А вот вектор приложения таланта, вектор силы — это наши труды и наша ответственность. И потому как просто человек я ненавижу талантливых мерзавцев. А как человеку, знакомому с правдой Божией, мне жалко их — талантливых глупцов, растративших небесный бисер на развлечение и соблазнение толпы.

Утром трамвай подъезжает к остановке напротив твоего дома. Это видно всем жителям вашего квартала. Но кто может об этом написать так красиво и нежно, чтобы каждый посмотрел на трамвай, как будто впервые? Если ты это сможешь — будь внимателен.

Дети рисуют на камнях двора смешные и однотипные рожи. а ты вдруг рисуешь такое, над чем замирают соседи. Взрослые дяди и тети охают и, пожимая плечами, судачат о том, «что будет из этого мальчика». Будь осторожен.

Все мы поем иногда, хоть из-за нашего пения вянут цветы и разлетаются в разные стороны птицы. А ты вдруг лет в восемь поешь о страданиях взрослых людей, о любви, о разлуках, о вечной тоске… Так поешь, что деды замолкают, бычкуют окурки и шмыгают носом. Ты тоже будь осторожен.

Бог, дающий талант, имеет право спросить о том, как мы его использовали. Смиряющийся талант научит других смиряться. Кающийся талант поможет другим покаяться. Рвущийся к Богу, как через заросли к свету, талант поможет туда же прорваться всем тем, кто его уважает.

Талант, утонувший в разврате, ответит за всех, кто за ним побежал по обрыву. Воюющий с Богом талант ответит за тысячи слабых и глупых своих почитателей, сглотнувших с красивой наживкой острые крючья проклятья.

Вразумлять талантливых — труд тяжелый. Они горды и влюблены в себя. Но потребителей талантов нужно вразумлять.

Люди обязаны отличать волков от пастырей, палачей — от лекарей, друзей — от предателей. Наши чувства должны быть навыком приучены к различению добра и зла. Если в наших христианских странах, где подавляющее большинство людей омыты во святой купели во имя Святой Троицы, у этого большинства будет воспитан правильный и здоровый вкус, то искусные «болтуны ни о чем», талантливые проповедники паскудства вскоре станут голодать. Народ перестанет голосовать за них кошельками: дескать, пардон, мы отбросами не питаемся.

Паразитам на Божественном таланте придется переквалифицироваться в управдомы или уехать на Запад, пока его не раскроили мусульмане. Ангела Хранителя.

http://otrok-ua.ru/sections/art/show/pocelovannye_bogom.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru