Русская линия
Русский дом Игорь Журавлев01.12.2007 

Голгофа Достоевского

После речи Ф.М. Достоевского на Пушкинском празднике, воспринятой не только как обращение к современникам, но и как завещание потомкам, писателя считали пророком, устами которого русский православный народ пророчествует о самом себе. Об этом говорили многие. Но западники, ориентирующиеся на Европу, — иронически, поскольку считали, что правда, к которой стремится русский народ, ему не принадлежит. Она — в Европе, которой и следует подражать. Достоевский в своём творчестве разоблачает это ложное утверждение, принёсшее великую трагедию для России и её народа

Писателя критики упрекают в том, что герои его книг не готовы к жизни на земле, не ищут и не находят связи с действительной жизнью. Кажется, что они только сейчас вступили в цивилизацию и не успели в ней освоиться. Совершенно беспомощны в этом незнакомом им мире. Отсюда все их беды. Отчасти это действительно так, и Достоевский показывает причины неприспособленности русского человека к «цивилизованной жизни». Он вслед за Гоголем утверждает, что русская нация — молодая, ещё только формирующаяся, и в этом её преимущество по сравнению с европейскими нациями, вступившими в период старческого увядания. Русский человек подобен ребёнку, которому, по слову Иисуса Христа, принадлежит Царствие Божие. А ребёнок может быть счастлив и свободен только в семье, ибо нуждается, а родительской опеке. Европейцы и ныне пытаются включить Россию в «европейскую семью», мечтая стать опекунами «русского ребёнка», который без них пропадёт. Но русский человек давно нашёл своих опекунов: Святую Троицу и Матерь Божию, и в других опекунах не нуждается.

Достоевский приходит к выводу, что беды России и русского человека проистекают оттого, что европейской цивилизации, вопреки воле Бога, удалось в какой-то мере навязать России своё опекунство, например, вынуждая копировать европейские государственные и общественные структуры. Но поскольку «копии» эти противоречат духу Православия, заложенному Богом в русскую душу, они оказываются карикатурными. Государственные структуры приобретают форму бездушной бюрократической системы, в обслуживание которой включены многочисленные «европейские специалисты»; общественная жизнь России разрушается «бесами революции», пытающимися отвратить русский народ от Православия через приобщение к европейскому антихристианскому просвещению, к плодам европейской безрелигиозной цивилизации. Русский человек сердцем чувствует, что правда не в этой цивилизации, давно отвернувшейся от Бога, а в русском Православии. И страдает он оттого, что вынужден жить по безбожным «цивилизованным законам», губящим человеческие души. Его несчастье в том, что он не может к этим законам приспособиться, но в этом же и залог его будущего спасения.

Европейское просвещение вещает мёртвую истину, провозглашающую свободу личности, но на самом деле отдающую человека в рабскую покорность придуманной им необходимости. Не подчинишься ей — и для тебя невозможна творческая деятельность. Русский человек, по мысли Достоевского, несёт в себе не эту мертвящую истину, а живую истину спасения, данную от Бога и бережно хранимую в его русской душе. Поэтому утверждение некоторых критиков, что Достоевский создаёт святых из русских крестьян, игроков и преступников, а его произведения сравнимы с «Деяниями апостолов», имеют определённые основания.

Достоевский как мыслитель совершил немало открытий, которые можно по праву назвать великими открытиями человеческого духа. Однако все они были искажены его многочисленными комментаторами. Так, открытую им неэвклидову гармонию порочного мира европейская наука поспешила назвать истинной гармонией бытия, в том числе и мира физического. Сатанинская логика великого инквизитора, которой, как утверждает Достоевский, придерживается европейская цивилизация, объявлена логикой мышления самого русского духовидца, что явно противоречит истине. И всё это не случайно.

Здравый смысл есть здоровый инстинкт самосохранения русского православного народа, в то время как европейская социологическая наука противоречит ему. Всё это говорит о том, что русский православный народ — народ особый, богоизбранный. Более того, в удивительном романе «Идиот» Фёдор Михайлович показывает, что богоизбранность русского народа проистекает из того, что Святая Русь является избранницей Христовой, Его невестой, через посредство которой человечество окончательно породнится с Богом, а тем самым и спасётся. Однако это величайшее открытие Достоевского оставалось незамеченным вплоть до начала XXI века, поскольку человечество, как это выяснилось, ещё не доросло до восприятия подобных сокровенных истин. И только сейчас эта истина приоткрывается, потому что XXI век — это век торжества Святой Руси, а вместе с ней и торжества Славы Божией.

http://www.russdom.ru/2007/20 0711i/20 071 137.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru