Русская линия
Нескучный сад30.11.2007 

Церковь — вне политики? Продолжение
Продолжаем публикацию результатов нашего полит-опроса

Читать предыдущий опрос

Василина ОРЛОВА, писатель, обозреватель «Московских новостей»: «Лучше не подражать политикам».

— Любой серьезный политик вызывает у людей противоречивые чувства. Например, для одних Петр I — великий реформатор, для других — человек, принесший России только вред. Первые никогда не переубедят вторых, и наоборот. И какую фигуру ни возьми… Макиавелли. Беспредельный цинизм, но настолько откровенный, что даже восхищает. Именно честностью. Может быть, стоит подражать Макиавелли? Мне кажется, если уж обязательно хочется кому-то подражать, лучше искать примеры не среди политиков. Или, по крайней мере, чтобы политическая деятельность человека не была для нас определяющей. Во всяком случае, если мы сами не политики.

Я не знаю, о каком сознательном выборе простого избирателя можно говорить. Даже если у него есть время подробно ознакомиться с предвыборной программой, эти программы, как правило, написаны таким суконным языком, что редко кто их осилит и до середины. Так что большинство, на мой взгляд, делает свой выбор на уровне эмоций.

Православная политика — не теория, она реально существует. Мистически Церковь — Тело Христово, но Церковь земная, воинствующая — это также общественный институт и, как любой институт, имеет свои интересы. Наши архиереи взаимодействуют с представителями других организаций и конфессий не только в России, но и за границей, и в странах СНГ. Это не что иное, как христианская политика. А возможна ли христианская политика в рамках политики государственной, зависит от готовности православных мирян идти в большую политику и отставать там принципы своей веры. Теоретически это возможно. И, конечно, христианин, как и любой член общества, имеет право создать свою партию. А что из этого получится, покажет только практика. Но я не считаю себя вправе утверждать, что ничего хорошего получиться не может, что православие для политика — лишь конъюнктурный ход. Кто уверен в собственной непогрешимости, пускай выносит категоричные суждения. Мне кажется, мы никому не можем отказать в праве на самоопределение. Называет человек себя православным — не нам судить, хороший ли он православный. И, наоборот, если он считает себя атеистом или агностиком, не надо додумывать за него, что на самом-то деле, в глубине души, он православный. Надо уважать человеческий выбор.

В наше время многие люди (не только старшего поколения, но и молодые) сочетают в своем мировоззрении вещи, кажущиеся со стороны несовместимыми. В том числе православие с коммунизмом или либерализмом. Но раз это есть, значит, это возможно. Другое дело, что мы видим только внешнюю сторону — человек говорит, что он православный либерал или православный коммунист. А как он понимает тот же либерализм или коммунизм? Кроме того, самоопределение человека — не разовый акт. Оно подтверждается каждый день на протяжении всей жизни.

По-моему, на вопрос, должно ли государство вмешиваться в вопросы нравственности, невозможно ответить однозначно. Если ответим «да, должно», то еще при жизни будем расхлебывать последствия этого вмешательства. Но говорить «нет» нелепо — государство не может совсем не вмешиваться в такие вещи. Вопрос, как именно оно вмешивается? На мой взгляд, тут нужен минимум эмоций и максимум знания и изучения ситуации. Тогда государственное вмешательство будет конструктивным, а противном случае оно может только скомпрометировать власть.

Александр ЧУЕВ, депутат Государственной думы РФ, партия «Справедливая Россия»: «Не понимаю, как можно быть православным либералом или коммунистом».
— Я очень ценю вклад в русскую историю Александра I и святого царя-страстотерпца Николая II, но императоров я бы все-таки не называл политиками. Политика — это борьба идей, конкуренция политических партий. Монархия — пример того, что можно иметь власть и использовать ее во благо людям и при этом не быть политиком. А из политиков мне симпатичны Рузвельт (прикованный к инвалидному креслу, управлял страной, и хорошо!), Маргарет Тэтчер, Джавахарлар Неру, Ганди. И именно потому, что они люди. Для меня политик — прежде всего человек. И избирателям надо смотреть на людей, на их лица. Слушать, что они говорят и, главное, как выглядят. Если забронзовевшее расплывшееся лицо не помещается на экране, какие бы красивые вещи человек ни говорил, ему не поверят. А если видим в глазах огонь… Наверное, искренность должна быть критерием для избирателя. Если кандидат или партия баллотируется впервые, то по-другому и невозможно выбрать. А если политик уже работает в Думе, мы можем оценить его по делам.

Я 12 лет, с 1990 по 2002 год, возглавлял Российскую христианско-демократическую партию. Она успешно выступила на выборах в блоке «Единство». Но по Закону о партиях в 2002 году ее лишили регистрации — нельзя в названии подчеркивать религиозность партии. Но партия может быть христианской и с другим названием, важнее дух. Думаю, со временем такая партия вновь появится на политической арене. Только кричать политику о своей религиозности на каждом углу ни к чему. Православный человек виден по делам.

Свобода совести, политические и гражданские права, право на частную жизнь безусловны для всех, и православные люди не могут их не уважать. Но когда частная жизнь выплескивается на экраны и заставляет зрителей краснеть?.. В чьем-то понимании, возможно, это тоже свобода, но православный человек не может с этим согласиться. По-моему, это как раз нарушение прав человека. В этом отличие православного понимания свободы от либерального. Поэтому как можно быть православным либералом, я не понимаю.

Так же мне трудно представить православного коммуниста. Коммунизм — атеистическое учение. Верующий может быть сторонником социального равенства, справедливости, выступать за социализм в европейском варианте. Если же он понимает под коммунизмом какие-то новые, нам еще неизвестные идеи, лучше ему все же называть себя социал-демократом или как-нибудь еще. Все-таки в нашей стране слово «коммунист» вызывает ассоциации с конкретной идеологией, нетерпимой к религии. В советское время были случаи, когда верующие состояли в КПСС, но не по собственной воле — обстоятельства заставляли их. Сегодня никто не заставляет, и вступать православному человеку в коммунистическую партию более чем странно.

Государство не имеет права называться государством, если не стоит на защите общественной морали. Считаю, что сегодня государство от этой проблемы отвернулось. Но если мы этим не займемся, не изменим духовный климат в обществе, никакие экономические успехи нам не помогут.

http://www.nsad.ru/index.php?issue=44§ ion=9999&article=760


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru