Русская линия
Храм Рождества Иоанна Предтечи на Пресне Карен Степанян29.11.2007 

О рабстве и свободе

Рецензия на книгу архиепископа Марселя Лефевра «Они предали Его. От либерализма к отступничеству». — М.: Издательство «Владимир Даль», 2007. — 350 стр.

Книгу Марселя Лефевра «Они предали Его. От либерализма к отступничеству» должен, на мой взгляд, прочесть каждый, кого интересует проблема христианства в современном мире. В узком смысле перед нами — изложение тезисов одного из высших иерархов Католической Церкви, с которыми он выступил против нововведений Второго Ватиканского собора (1962−1965) и политики папского престола последних десятилетий, определявшейся Иоанном ХХIII, Павлом VI и Иоанном Павлом II. Но на самом деле это глубокое и аргументированное исследование тех опасностей и недопустимых компромиссов, которые угрожают не только Католической Церкви, но всей христианской цивилизации нашего времени — последствий вторжения в жизнь (и в жизнь Церкви) либеральной идеологии или того, что за подобную идеологию выдается.

Во вступительной статье о. Александра (Шаргунова) подчеркнуты основные положения книги архиепископа Лефевра: либерализм, на недопустимо широкий компромисс с которым пошла после Второго Ватиканского собора Католическая Церковь, стремится освободить разум от всякой объективно установленной истины, от непреложных догматов, освободить волю от какого-либо закона (исключая нормы общественной безопасности), освободить государство от каких-либо связей с Церковью. Но о. Александр (в отличие, понятно, от монсеньора Лефевра) показывает, что такая эволюция Католической Церкви была закономерным результатом предпринятых много раньше искажений основных догматов христианства, главным образом «филиокве». Тем, кто не понимает, как сказывается искажение Символа веры (исхождения Святого Духа «и от Сына»), на жизнь и учение Церкви, культуру, философию и науку, даже повседневную жизнь и быт западного общества, советую внимательно прочесть эту статью о. Александра.

Второй Ватиканский собор, пишет архиепископ Лефевр, руководствуясь желанием «облегчить» людям принятие Церкви и пребывание в Ней (неупоминание о благодати и чудесах, замена латинского языка, «упрощение» литургии, отказ от нравственных императивов и т. п.), на деле способствовал растворению Церкви в лежащем во зле мире, в человечестве — в его постгрехопадном состоянии. Все это совершалось под лозунгом свободы личности. «Все, что отмечено ярлыком свободы, вот уже двести лет пользуется престижем, который даруется этим обожествленным словом. И, тем не менее, именно это слово несет нам гибель, именно либерализм отравляет и светское общество, и Церковь». Наряду со свободой в этой же либеральной традиции, некритически воспринятой Церковью, принято обожествлять разум. Но лишенный благодати разум ведет лишь ко злу. За решениями Второго Ватиканского собора следует не только к окончательное размежевание науки и веры, но прямой натурализм: человек ограничен природным миром и никоим образом не предназначен Богом к сверхприродному состоянию.

Архиепископ Лефевр категорически отвергает излюбленные либеральные принципы отделения государства от Церкви и утверждения равноправия всех религий и культов: ведь это означает, что государство уклоняется от заботы о духовном состоянии своих граждан и признает разные права и за теми, кто несет им свет истины, и за их растлителями. Такого рода политический индифферентизм — это атеизм под другим именем, утверждает, вслед за папой Львом XIII, монсеньор Лефевр. Разве могут люди заявить своему Создателю: «цари в сердцах, в ризницах, в капеллах, но на улице, в городе — нет»? «Свобода совести и вероисповеданий, свобода прессы, свобода обучения суть вредоносные свободы, ибо заблуждение всегда распространяется легче, нежели истина, зло передается быстрее добра». Между тем Христос говорил, что только Божественная истина делает человека по-настоящему свободным. Проповедуемая же либерализмом свобода становится «бессодержательной декларацией» — ибо пользующиеся мощной финансовой поддержкой многочисленные секты берут в духовное рабство сотни тысяч беззащитных перед их пропагандой людей (как это актуально сегодня для нашей страны, не стоит и говорить!). Заботясь о мирском благе своих граждан, государство не должно забывать о главном — способствовать, в меру своих возможностей, их приходу к небесному блаженству. Стремление выслушать все мнения, терпимость по отношению ко всем поступкам, моральный и религиозный плюрализм — «признаки общества в состоянии глубокого разложения, каким и является либеральное общество масонских грез» (очень существенно, кстати, что в книге серьезного и занимавшего высокий пост — а значит, имевшего доступ к закрытой информации — католического иерарха подробно и доказательно говорится об активной деятельности масонства, направленной на подрыв позиций христианской Церкви). В результате Церковь Христова оказывается «в одном ряду с ересью, изменой и идолопоклонством!». Второй Ватиканский собор «приглашает нашего Господа принять участие в спасении и оживлении общества вместе с Лютером, Магометом и Буддой!» — возмущенно восклицает монсеньор Лефевр. Те, кто призывают к терпимости и диалогу с другими религиями, забывают: Христос посылал апостолов не вести диалог, а проповедовать истину. Справедливо не приемлющий плюрализма в вероисповеднических вопросах, автор книги так отвечает на излюбленный нынешним «прогрессивным» временем вопрос: «что же, вы исключаете возможность спасения для десятков миллионов людей, находящихся вне Церкви?» — они, по бесконечному милосердию Божьему, могут спастись в своей религии, но не своей религией. Обращаясь к области права, монсеньор Лефевр подчеркивает: право имеет духовную основу — существуют только такие права человека, которые помогают ему подчиниться правам Бога. «Только истина обладает правами, у заблуждения нет никаких прав!».

Однако, отвергая вместе с автором книги религиозный релятивизм, зададимся вопросом: кто же будет определять, где истина и добро, а где заблуждение и зло? Католическая Церковь? Но тогда в тех государствах, где она занимает главенствующее положение, будут ущемлены и права православных — «схизматиков» Но даже внутри Католической Церкви существуют разные понимания истины — о чем свидетельствует книга архиепископа Лефевра. Очевидно, в каждом конкретном случае отвечая на этот вопрос, человеку надо сверять голос своей совести с соборным мнением Церкви. Нам, православным, это легче сделать — в нашей Церкви нет догмата непогрешимости одного лица, будь то даже глава Церкви.

http://www.ioannp.ru/publications/25 560


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru