Русская линия
Фонд стратегической культуры Юрий Прокофьев28.11.2007 

Каким быть политическому полю России?

Складывается впечатление, что Россия вступает в новый период политического строительства. Этот период подготовлен принятыми во время второго срока президентства В. Путина законами «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах» и «О политических партиях», позволяющими создать в стране политическую систему, включающую несколько сильных партий, способных, придя во власть, нести ответственность за проводимую политику, за судьбу страны.

Безусловно, большую роль сыграют предстоящие 2 декабря выборы депутатов Государственной Думы и мартовские, 2008 года, выборы Президента России. Ярким подтверждением назревающих перемен стали согласие В. Путина возглавить избирательный список партии «Единая Россия», позиционируемой как «партия власти», создание массового движения в поддержку В. Путина, его выступление во Дворце спорта на Форуме сторонников, беседа в Красноярске с дорожными строителями.

Президент явно взял курс на завершение формирования структуры политического поля России. Каким ему быть — с учетом уже накопленного в мире в новейшую эпоху опыта функционирования политических партий?

Партии можно как угодно бранить, но именно они организуют политическую жизнь, отбирают и формируют политическую элиту, мобилизуют и выражают волю избирателей, являются неотъемлемой частью механизма власти в демократическом обществе.

Формирование политических партий (за исключением наиболее развитых стран, где этот процесс начался раньше) происходило, в основном, в ХХ веке. Происходило в соответствии с политическими, социально-психологическими, духовно-нравственными традициями каждой страны. В результате сложились несколько типов партийных систем:

— однопартийная система,

— система с преобладающей (доминирующей) партией, или полуторапартийная,

— двухпартийная система,

— система ограниченного плюрализма,

— система крайнего плюрализма,

— атомизированная система.

Примеры однопартийной системы — КПСС в Советском Союзе, КПК в Китае, Партия трудящихся Вьетнама. Последние две обозначаются также как партии, осуществляющие гегемонию, поскольку в этих странах существует несколько партий, но фактически и юридически правит неизменно одна.

Как показала и продолжает показывать жизнь на примере Китая и Вьетнама, однопартийная система не только не является тормозом в развитии страны, но и способна обеспечивать ее форсированное развитие, если созданы механизмы, ограничивающие злоупотребление властью.

Однако со временем партийный аппарат в однопартийной системе становится главным органом власти, партия распространяет свое монопольное влияние на все сферы жизни общества, подавляется любой плюрализм мнений. Нарушается один из основных законов диалектики — закон единства и борьбы противоположностей, что ведет вначале к стагнации, а затем к крушению партии, если она не сумеет реформировать себя в соответствии с изменяющимися условиями жизни общества.

Пример тому — Коммунистическая партия Советского Союза.

Яркий пример двухпартийной системы — Соединенные Штаты Америки и Великобритания. В данной структуре могут присутствовать и иные партии, но они не играют сколько-нибудь существенной роли. Главный признак двухпартийной системы — отсутствие в ней партии, выступающей против существующего социально-экономического и политического строя. Обе партии практически едины в стратегии достижения опять же единой для обеих цели и отличаются только тактикой. Главное для них — оказаться у власти, дающей возможность полнее отразить интересы различных кланов и крупных монополистических объединений. Совершенно безразлично, какая партия будет у власти в США — Демократическая или Республиканская. Цель у них одна — сохранение существующей в стране системы, укрепление экономической и военной мощи Америки, продвижение американского понимания демократии во всем мире, обеспечение Соединенным Штатам роли глобального гегемона. Конечно, не забываются и корпоративные финансово-экономические интересы тех кланов и компаний, которые стоят за спиной каждой партии.

Двухпартийные системы успешно функционируют только в тех странах, где достигнута определенная однородность общества и основная часть населения поддерживает существующий строй.

Система ограниченного плюрализма характерна наличием в обществе значительного числа политических партий, ни одна из которых не имеет большинства голосов избирателей. Все они ориентированы на участие в правительстве, и с этой целью близкие по взглядам партии образуют блоки. Примером может служить современная Италия, где правоцентристские партии объединились в блок «Дом свобод», левоцентристские — в блок «Оливковое дерево».

К подобному типу систем близки партийные системы многих европейских стран. Так же, как и при двухпартийной системе, в странах с системой ограниченного плюрализма общество, в основном, поддерживает существующее общественно-политическое и экономическое устройство.

Система крайнего плюрализма характеризуется наличием партий, которые выступают против существующей в стране общественно-политической системы, не разделяют ценности политического строя и идеологически не только различны, но и противоположны. При этом складывается двухсторонняя оппозиция, располагающаяся по обе стороны от правящей партии — справа и слева. При такой системе в обществе неизбежен элемент постоянной конфронтации. Учитывая ограниченную возможность крайних партий (как справа, так и слева) получить доступ к формированию правительства, они становятся безответственной оппозицией, раздавая избирателям ничем не обеспеченные обещания.

Системы подобного типа существуют в ряде стран Латинской Америки.

Несмотря на то, что в России в настоящее время действует недостроенная многопартийная система (победившие на выборах партии не обладают правом формировать правительство), можно с полным основанием говорить о существовании в нашей стране системы «крайнего плюрализма». В центре — партия власти, оппозиция ей имеется как справа, так и слева.

Система крайнего плюрализма не в состоянии обеспечить устойчивое развитие страны.

Примером может служить IV республика во Франции, существовавшая в период с 1946 по 1958 год. Это время ознаменовалось распадом Французской колониальной империи, войнами во Вьетнаме и Алжире, нестабильностью во внешней и внутренней политике, ее несамостоятельностью, отказом от защиты важнейших национальных интересов. В начале этого периода наибольшее политическое влияние в стране имели коммунисты, в конце — крайне правые. На всем протяжении своего существования режим IV республики не имел массовой поддержки. Страну сотрясали непрекращающиеся стачки и массовые беспорядки. Экономический рост сопровождался неконтролируемой инфляцией. Часто менялись призрачные (так их тогда называли во Франции) правительства (обычно по 2−3 отставки премьер-министров в год). Республика скатывалась к диктатуре. И только возвращение в 1958 году к власти генерала Шарля де Голля, создавшего во Франции на развалинах обанкротившегося режима новую V Республику с сильной президентской властью, спасло Францию.

Атомизированная партийная система складывается в том случае, когда число партий доходит до 50−100 и больше. Это крайне неустойчивые системы, где партии не имеют никакого реального влияния на политику исполнительной власти. Как правило, в таких странах государственная власть либо очень слаба, либо принимает выраженную авторитарную форму. Это можно наблюдать в некоторых государствах Латинской Америки.

Нечто подобное складывалось и в России в первой половине 90-х годов, когда количество партий и политических движений достигло более полутора сотен. Подавляющее большинство этих партий и движений никакого влияния на жизнь общества не оказывало и оставалось незамеченным. В народе такие партии, подразумевая их никчемность, называли «партиями Садового кольца».

Пытаясь ответить на вопрос, какая партийно-политическая модель наиболее оптимальна для России сегодня, рассмотрим систему с преобладающей, или доминирующей партией (полуторапартийную), поскольку иные партийные системы либо не соответствуют нынешнему состоянию российского общества (одно- и двухпартийные системы), либо не обеспечивают его устойчивого развития.

В системе с преобладающей партией существуют равные условия для всех партий, но одна по своему авторитету и влиянию превосходит все остальные. Ее доминирующее положение в обществе обеспечивается не путем запрета всех остальных партий (как при однопартийной системе), а в результате проведения курса, отражающего так или иначе настроения преобладающей части общества и придающего этому обществу устойчивость.

Одним из примеров модели «многопартийности при преобладании одной партии» является Япония, где в течение сорока лет доминировала Либерально-демократическая партия (ЛДПЯ). Все экономические успехи современной Японии были достигнуты при одной и той же правящей партии. Именно такая система получила название «полуторапартийной» (в обществе свободно действовали другие партии, и каждая политическая сила занимала свою нишу).

Обеспечивая устойчивое развитие страны, полуторапартийная система с учетом наличия других, кроме преобладающей партии, политических сил, способна производить коррекцию правительственного курса в том случае, если этот курс начинает расходиться со взглядами и ожиданиями большинства граждан.

Именно это произошло на последних парламентских выборах в Японии, когда общество не поддержало курс премьер-министра Синдзо Абэ на восстановление имперского величия Японии. И хотя ЛДПЯ сохранила большинство в палате представителей, что позволило ей после отставки Абэ провести на пост премьер-министра члена своей партии, в целом правящему блоку ЛДПЯ и партии «Комэйто» пришлось уступить оппозиции во главе с Демократической партией Японии.

Другой страной с полуторапартийной системой является Швеция — страна с высокоразвитой экономикой и одним из наиболее высоких в мире уровней жизни населения. По ВВП и потреблению на душу населения Швеция, имеющая «смешанную» форму экономики, занимает одно из первых мест в Европе. По степени выравнивания доходов она опережает все другие страны мира. Уровень безработицы в последние годы был не более 5%, инфляция — меньше 2%. В многопартийной Швеции преобладающей партией является самая многочисленная политическая партия — Социал-демократическая рабочая партия. Партия ориентирована на профсоюзы, политкорректность, социальные программы. Социал-демократы управляли Швецией 65 лет из последних 74-х. Представители других партий трижды брали власть в свои руки, но каждый раз срок их правления заканчивался возвращением социал-демократов.

Социал-демократическая рабочая партия Швеции совместно с профсоюзными экономистами и идеологами сумела разработать и претворить в жизнь свой проект государства всеобщего благосостояния. Общепринятым в мире стало понятие «шведская модель социализма».

Вернемся, однако, к главному вопросу: какая партийная система наиболее оптимальна для России? Прежде чем дать ответ, отметим, что наша страна уже около двадцати лет, после надлома, а затем краха однопартийности, находится в состоянии перманентного партийного строительства.

В 90-е годы партии в России росли, как грибы после дождя. Никто уже не мог сказать, сколько их на самом деле и чем одна отличается от другой. Практического влияния на жизнь общества они не имели, некоторые из них в условиях разгула «дикого» капитализма представляли просто бизнес-проекты. Единственной структурированной массовой политической партией была КПРФ. Политическая жизнь страны напоминала беспорядочное броуновское движение, что в сочетании со слабым президентом закрывало перспективы развития. Затем стала формироваться классическая многопартийная система. Из общей массы политических партий выделялись наиболее заметные, имевшие относительно равные рейтинги: КПРФ, ЛДПР, СПС, «Яблоко», Аграрная партия и одна из последовательно сменявших друг друга «партий власти». Это была система «крайнего плюрализма». В центре — «партия власти», справа — СПС и «Яблоко» (одна представляла олигархический и крупный капитал, вторая защищала интересы широких слоев частного предпринимательства). Слева — КПРФ и Аграрная партия, отражавшие интересы, в основном, малоимущего трудящегося населения. ЛДПР в этом раскладе занимала межеумочную позицию, но чаще всего примыкала к «партии власти».

В тот период Государственная Дума превратилась в арену идеологических стычек, многие необходимые законодательные акты не могли быть приняты из-за «крайнего плюрализма» позиций депутатов, государственный бюджет принимался с большой задержкой, некоторые законодательные акты носили откровенно популистский характер.

Все это резко отрицательно сказывалось на настроениях общества, на жизненном уровне населения, на возможности сохранения российской государственности.

В начале нового тысячелетия, со сменой президента, в стране, вплотную подошедшей к грани распада, постепенно стала формироваться устойчивая властная структура, а затем и новая партийная система. Одна за другой стали исчезать партии-однодневки, никого не представлявшие, кроме узкого круга лиц. Была изменена система выборов — вместо смешанной принята пропорциональная, что также повысило роль политических партий.

Ряд ограничений, включенных в закон о политических партиях (требование, чтобы численность партии была не менее 50 тысяч человек, наличие отделений более чем в половине субъектов Федерации), значительно сократило их число. Ряд партий объединились, часть самоликвидировалась. Если в 2005 году в России было 37 политических партий, то к предстоящим выборам их осталось только 15, из них 11 зарегистрировали свои списки кандидатов в депутаты Государственной Думы и примут участие в выборах 2 декабря.

Таким образом, за исторически короткий отрезок времени страна отказалась от однопартийной системы, перешагнула через атомизированную систему и систему крайнего плюрализма (со сцены практически сошли праворадикальные партии). Вместо этого сформировалась довольно влиятельная, располагающая значительными ресурсами, пользующаяся поддержкой президента партия власти — «Единая Россия».

Изменения в конфигурации многопартийной системы России не были случайными. Предыдущая система крайнего плюрализма соответствовала слабой (не по Конституции, а на деле) президентской власти. С приходом нового президента в Думах 3-его и 4-го созывов образовалось ядро из праволиберальных и центристских партий, которые сгруппировались вокруг нового сильного президента.

Из ряда публичных заявлений президента В. Путина явствует, что он видит в России двухпартийную систему: правящая правоцентристская партия и альтернативная ей партия социал-демократического (не коммунистического) типа. Однако в стране нет сильной партии данного типа, имеющей поддержку той части населения, которая придерживается левых взглядов (по разным оценкам, это 40−60% населения России).

А поскольку, как отмечают исследователи, в стране отсутствует общая для всех граждан ценностная почва, необходимая для созидательной деятельности, наиболее оптимальной для России является сегодня «полуторапартийная система», при которой одна партия является преобладающей (доминирующей). Ее преобладающее положение не вводится искусственно и не закрепляется законодательно, — оно должно складываться естественно, на основе устойчивой поддержки большинства избирателей. Другие же партии, имеющие меньшую поддержку населения, выступают как сотрудничающие с ней или оппозиционные. Их задача — не позволять правящей партии войти в состояние застоя, оторваться от реальных запросов общества, «о-КПСС-иться».

Следует подчеркнуть, что полуторапартийная система способствовала формированию весьма эффективных социально-экономических моделей не только в Швеции и Японии, но и в ряде азиатских стран (Южная Корея, Сингапур, Малайзия), обеспечив им экономический взлет.

Как показывает мировой опыт, полуторапартийная система эффективно работает не только в высокоразвитых странах, но и в странах, которым предстоит решать масштабные и долговременные задачи, требующие консолидации общественно-политических сил для проведения кардинальных преобразований.

Конечно, такая система в России будет иметь свою специфику. Партии в Российской Федерации не вырабатывают государственную политику, не несут ответственность за ее проведение в жизнь. Нормативно не закреплено право победившей на выборах партии формировать правительство. Следовательно, роль победившей на выборах партии будет сводиться к подготовке и выдвижению кандидата в президенты, подготовке кадров для правительства, к обеспечению политической и законодательной поддержки исполнительной власти.

Чтобы обеспечить действительно лидирующее положение партии, стремящейся стать правящей, необходимы по крайне мере три условия:

— Президент должен возглавить список этой партии (уже сделано);

— партия должна напрямую участвовать в формировании правительства страны;

— правящая партия должна стать по-настоящему массовой, авторитетной (для чего требуется очиститься от «прилипал»), иметь четкую идеологию.

Такая правящая партия в условиях полуторапартийной системы органически дополнит институт президентства, став кадровым резервуаром политически подготовленных профессиональных назначенцев на всех уровнях власти в интересах реализации важнейших национальных проектов.

Только завершение строительства партийно-политической системы, отвечающей социально-психологическим и духовно-нравственным традициям народа, обеспечит стабильное, устойчивое развитие России, преемственность внутри- и внешнеполитического курса страны при смене президента и правительства.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1090


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru