Русская линия
Храм Рождества Иоанна Предтечи на Пресне Виталий Иванов27.11.2007 

«Так надлежит нам исполнить всякую правду». Часть 2

Часть 1

Относительно ксенофобии следует напомнить, что неоднократно недвусмысленно осуждена самим Богом в Священном Писании Достаточно вспомнить слова о том, что для христиан «нет ни эллина, ни иудея», ни «варвара», ни «скифа» «но все и во всем Христос» (Кол 3:11). Именно на отвержение ксенофобии было направлено откровение, данное в видении апостолу Петру (Деян 10:1−48; 11:1−18). Наконец, нельзя забывать и собственные слова воскресшего Христа, призвавшего к Себе «все народы» (Мф 28:19).

О том, что активное участие в общественной и государственной жизни представляет собой долг православного христианина свидетельствуют сотни православных святых государственных деятелей (причем, не только царей, князей или военачальников, но и гражданских чиновников в том числе областных и городских начальников в Римской и Византийской империях, на Руси и в других православных странах). Можно еще вспомнить, какими похвалами изобилует Ветхий и Новый Завет в адрес мудрых царей, верных сановников и справедливых судей, чтобы всякие сомнения на этот счет были отброшены.

Что до надлежащего участия в предусмотренных в конкретном обществе выборах, то оно объявлено для православных христиан не только правом, но и долгом многими величайшими святыми различных эпох и народов, в частности, Иоанном Златоустом в IV—V вв., Феофаном Затворником в XIX в., Нектарием Эгинским в XX веке.

Вообще вопрос об отношении церкви и государственной власти четко и однозначно решен в Библии. Хрестоматийно известными словами «нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены» (Рим 13:1). По-славянски это звучит еще точнее — «сущие же власти от Бога учинены суть» (это в частности означает то, что всякие земные власти предназначены Богом для свершения определенных дел).

При этом, как учат святые, всякая власть — от Бога, а от человека — употребление власти и тем более злоупотребление ею. И такое злоупотребление всегда осуждались Церковью. Вспомним, как святой Николай Чудотворец бесстрашно вразумлял римского императора (тоже впоследствии ставшего святым) Константина Великого. Вспомним, как святой митрополит Филипп обличал Иоанна Грозного, за что и был убит по его приказу. Вспомним, как святой митрополит Арсений (Мацеевич) выступил против антицерковных мер Екатерины II и кончил свою жизнь в ревельском каземате. Наконец, вспомним святителя Тихона, Патриарха Всероссийского, и многих других церковных иерархов, осуждавших властителей, проливавших невинную кровь…

При этом не забудем и то, что даже в еще языческой Римской империи христианские мученики не только молились за правителей, по воле которых их отправляли на мучения, но до последнего своего часа верно служили империи. Ибо, как верно отмечал блаженный Августин Иппонийский, злоупотребление не отменяет употребления и, как правильно говорил святой Иоанн Златоуст, государственная власть, по воле Божьей, установлена для того, чтобы предотвратить впадение земного общества в хаос.

Кстати упомянутый Иоанн Златоуст, не просто пострадавший от императорской власти, но фактически замученный (уже в христианской Византийской империи!), неоднократно подчеркивал, что у Церкви и государства одна цель — «общее благо». Да, он прекрасно знал и понимал, что вовсе не всегда действующая власть стремиться к достижению этой цели. Но один из величайших святых, видевший власть во всех её проявлениях, равно не страшившийся выступить против фактически угрожавшего ему убийством временщика Евтропия и дать ему (уже низвергнутому) убежище в храме, всегда отделял конкретных носителей власти от государства, которое является всеохватывающей политической организацией общества. Специально для нас, россиян, его слова о том, что человеку невозможно спастись, если он не будет заботиться об общем благе (и, следовательно, в соответствии со своим положением, участвовать в жизни Церкви и государства) неоднократно повторяли на рубеже XIX — XX вв. святые Феофан Затворник и Иоанн Кронштадтский.

9

Как известно, крайности сходятся. И нежелание или неумение что-то сделать самим для своего государства зачастую сопровождается убеждениями в том, что в России обязательно должен воцариться самодержавный монарх, который «все за нас решит», «раздаст всем сестрам по серьгам» и устроит «земной рай».

Причем, по мнению многих монархистов подобного извода, под властью православного царя Россия благополучно переживет даже царствование антихриста. Эта «концепция», кстати, весьма активно пропагандируется некоторыми пишущими в жанре фэнтэзи псевдоправославными писателями и писательницами. Здесь достаточно напомнить, что в Апокалипсисе (13:7) четко и недвусмысленно сказано, что антихристу будет дана власть над «всяким коленом и народом, и языком и племенном», а значит, в том числе и над русским народом, и над всеми народами населяющими ныне Россию. Налицо очередная разновидность ереси хилиазма. Всякий, исповедующий ее, подпадает под анафему II Вселенского собора и, если не покается и не отступит от своих заблуждений, то должен быть отлучен от Церкви.

Оставим в стороне вопрос о том, что из трех предсказаний о неизбежном восстановлении монархии одно, приписываемое святому Иоанну Кронштадтскому, на самом деле составлено уже после его смерти в антиправославной секте иоаннитов; другое высказано монахом Авелем, подвергнутым святым Филаретом Московским церковному наказанию за лжепророчества; третье, сделанное епископом Феофаном Полтавским, во-первых, известно в нескольких вариантах (допускающих различные толкования), во-вторых, распространялось кругами, близкими к эмигрантскому течению «русских фашистов», а в-третьих, представляет собой, по сути, пересказ епископом слов неизвестных нам лиц, о святости которых на данный момент нельзя сказать абсолютно ничего.

В России среди «рядовых» православных христиан сейчас чрезвычайно широко распространилось мнение о том, что монархия в принципе является единственной угодной Богу формой правления, а самодержавие — единственным согласным с Божественной волей политическим режимом.

Аргументировать точку зрения о богоугодности исключительно монархии и самодержавия какими-либо ссылками на Священное Писание нельзя. Напротив, Библия однозначно свидетельствует об обратном. Например, при учреждении монархии в Израиле имело место следующее событие «не понравилось слово сие Самуилу, когда они (представители иудейского народа — авт.) сказали: дай нам царя, чтобы он судил нас. И молился Самуил Господу. И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними (1 Цар 8:6−7). Господь Бог в Священном Писании прямо говорит израильтянам, что Он дал им «царя во гневе Моем и отнял в негодовании Моем»! (Ос 13:11). Напротив, республиканский государственный строй удостоился в Библии, по словам ряда современных православных апологетов «весьма возвышенной похвалы» (1 Макк 8:1−16), причем произнесенной, вернее, написанной, самими же иудеями, вступившими в союз с Римской Республикой.

Равным образом сторонники исключительной богоугодности монархии и самодержавия не могут опереться и на решения Святых Соборов. Правда, иногда они пытаются обвинять наш народ в нарушении клятвы Земского Собора 1613 г. на верность дому Романовых. Однако при этом забывают, во-первых, что эта клятва была взаимной, и гораздо раньше была нарушена самими монархами. Последние, согласно клятве, не должны были беззаконно вмешиваться в дела Церкви и нарушать её канонический строй. Между тем, это неоднократно происходило при Алексее Михайловиче, Петре Великом, Екатерине II, а также практически при всех следующих за ней императорах. А во-вторых, почему-то упускают из виду принятые в марте-апреле 1917 г. решения Священного Синода (являющегося малым церковным Собором, слово «синод» по-гречески и означает «собор»). Указанными решениями, подписанными целым рядом святых новомучеников и исповедников Российских (в частности митрополитами Владимиром Киевским, Макарием Невским и будущим Патриархом Тихоном) население России было освобождено от какой бы то ни было присяги на верность императору Николаю II и его наследникам. Интересно, надо ли напоминать людям, претендующим на выражение православной позиции о том, что церковный собор вправе освободить народ от какой бы то ни было индивидуальной или коллективной клятвы?

Не имея возможности найти доказательств своей позиции в Священном Писании и решениях Святых Соборов, сторонники монархии и самодержавия обычно приводят высказывания православных святых, стремясь доказать что практически все православные святые поддерживали исключительно монархическую форму правления и самодержавную власть.

В качестве подобного рода доказательств обычно приводятся высказывания русских святых XIX — нач. XX вв. — Филарета Московского, Феофана Затворника, Игнатия (Брянчанинова), Владимира Киевского, Андроника Пермского, а также Иоанна Кронштадтского. Что же касается святых, просиявших в иных православных странах, то нередко цитируется высказывание святителя Григория Богослова (особенно любят при этом следующую фразу «Цари! Горнее принадлежит Богу, а дольнее и вам; будьте же, скажу смелое слово, богами для своих подданных»). Не меньшей популярностью пользуются и слова святого Исидора Пелусиота («Церковь же исконно понимала, что царская власть установлена Богом»), а также высказывания святого Николая Сербского, восхваляющие святого страстотерпца царя Николая Александровича.

При внимательной проверке этих цитат по источникам возникает вопрос — их «любители» сами эти источники видели? Они сознательно фальсифицируют слова святых или просто никогда не читали их в полном, неискаженном виде?

Они что, никогда не открывали собрание сочинений святого Григория, не знакомы с его проповедями, направленными против императоров-гонителей, не знают, что он является одним из основоположников принятого в византийской политической науке разграничения истинных царей и тиранов (первым надлежит оказывать повиновение, а вторым — нет)? В конце концов, они что, незнакомы с тем, что призыв стать богами и «сонаследниками Христу» обращен Богом ко всем людям и имеет в виду обожение нашей человеческой природы Его благодатью (Пс 81:6; Ин 10:35; Рим 8:17)?

Разве из трудов святого Исидора Пелусиота неочевидно, что он имеет в виду богустановленность любой «сущей власти» как таковой (именно такое толкование слов апостола Павла со времен Иоанна Златоуста стало у святых отцов практически общепринятым, ибо все «сущие власти от Бога учинены суть»)?

И разве можно записывать в безоговорочные монархисты и сторонники автократии святого Николая Сербского, до войны смело обличавшего югославский королевский режим, а в послевоенные годы окормлявшего сербскую паству в США и писавшего (например, в своей книге «Земля недостижимая») блестящие апологии народовластию, сторонником которого, кстати, открыто объявлял себя его современник — русский святитель Лука (Войно-Ясенецкий)?

Но может быть все наши, русские святые придерживались другого мнения, все как один были твердыми монархистами, сторонниками самодержавия и ненавистниками республиканского строя и демократии? Да нет же. Названные выше первомученик Российский Владимир, митрополит Киевский и его собрат Макарий (Невский) признавали допустимость немонархического строя (прямо свидетельствуя это в подписанных ими официальных документах, в частности, в решениях Синода). Даже такой твердый монархист, как святой Андроник Пермский в официальной переписке признавал допустимость для России любого государственного строя, который изберет её народ. Священномученик Константин (Сухов) был расстрелян по обвинению в молитвах за Учредительное Собрание (сугубо республиканский орган) и т. д.

И такая позиция была обусловлена не только влиянием революции. Святитель Иоанн (Максимович) еще на рубеже XVII — XVIII вв. давал царской власти такую характеристику: «цари, часто бывают людьми, действующими не по закону Божьему… и здравому разуму, но по своему безрассудному произволу, надеются на…. собственные силы…. а поэтому бывает в делах как общественных, так семейных и частных — пагуба и неустройство со вредом и разорением весьма многих лиц». Святой праведный Феодор (адмирал Ушаков) собственноручно разрабатывал конституцию первого в новой истории греческого республиканского государства — Республики Семи Островов. Священномученик Иоанн (Поммер) будучи в 1930-е годы прошлого века депутатом республиканского парламента Латвии говорил: «Я исполняю и буду исполнять обязанности архиерея и депутата, несмотря на злобное рычание и скрежет зубов».

Как свидетельствует Церковь устами множества святых (Фотия, патриарха Константинопольского, Тихона, патриарха Всероссийского, того же Николая Сербского и многих других), форма правления не предопределена Богом. Она устанавливается людьми в соответствии с их собственным опытом. Церковь же не связывает себя с какой либо формой правления, ибо таковые имеют лишь относительное историческое значение. При всем этом, по словам святого патриарха Тихона, «установление той или иной формы правления» есть «не дело Церкви, а самого народа». А уж святитель Тихон, служивший Богу и в республиканских США, и в императорской России и в Советской России — один из наиболее компетентных в этом вопросе святых. Недаром его слова в практически неизменном виде вошли в принятые Юбилейным Архиерейским Собором нашей Поместной Церкви в 2000 году «Основы социальной концепции РПЦ.

Но даже без подробного разбора соотношения «монархофилии» и подлинной святоотеческой церковной позиции еретичность многих представлений современных православных монархистов очевидна. Среди них широко распространена, например, так называемая «ересь царебожия» — приписывание святому страстотерпцу царю Николаю статуса «царя-искупителя» или «соискупителя», искупившего наш народ вместе со Христом (а по некоторым версиям — даже вместо Него). Это даже не христианская ересь — это откровенное язычество, приписывание тварному человеку свойств нетварного Бога, нарушение самой первой из десяти заповедей Божьих — «да не будет у тебя других богов» (Исх 20:3, Втор 5:7), поклонение сотворенному человеку вместо Творца. Только Господь Бог и Спаситель наш Иисус Христос, и никто иной, является нашим Искупителем (Откр 5:1−9). «Нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян 4:12).

10

Иерархи и другие представители Русской Православной Церкви периодически выступают с разоблачениями и опровержениями всех рассмотренных выше еретических заблуждений. Однако для их системного сокрушительного обличения этого явно не достаточно. В этой связи представляется целесообразным творческое использование опыта Элладской (Греческой) Православной Церкви. Её высший орган управления (Синод) по мере необходимости выпускает специальные Послания, посвященные разъяснению тех или иных актуальных вопросов современной жизни православных христиан. При этом при издании соответствующих Посланий, что очень важно, осуществляется и программа мероприятий по доведению его содержания до православного населения страны. Таким образом осуществляется важнейшая — учительно-проповедническая функция Церкви.

Мысль о необходимости издания подобного рода Послания Священного Синода (или Архиерейского Собора) Русской Православной Церкви «О некоторых актуальных вопросах современной христианской жизни» неоднократно высказывалась в церковных кругах (в частности, на заседаниях Всемирного Русского Народного Собора, ежегодных Рождественских чтениях, в СМИ и т. д.). Такое послание могло бы определенным образом дополнить Основы Социальной Концепции РПЦ — документ, изобилующий описанием критериев православного идеала, но недостаточно четко прописывающий конкретные пути конкретных действий по его достижению.

Думается, что в наших условиях соработниками в подготовке и распространении подобного Послания могли бы стать и православные миряне. Разумеется, не может быть и речи о вмешательстве государственной власти или общественных организаций в церковные дела. Но компетентные православные государственные и общественные деятели должны стать помощниками Церкви в деле проповеди Её правды.

Поэтому для претворения упомянутого выше Послания в жизнь можно было бы использовать опыт действовавшей в 1990-х гг. Синодальной Группы по возрождению деятельности РПЦ на её канонической территории. Состоящая из клириков и мирян, возглавляемая авторитетным церковным иерархом, Синодальная Группа по разработке и реализации рассматриваемого Послания могла бы быть создана и в настоящее время (по образцу различных комиссий, создававшихся на Святых Вселенских и Поместных Соборах). Для обеспечения эффективности её работы специальным определением Священного Синода (или Архиерейского Собора) думается, следовало бы принять и осуществить, в частности, следующие решения:

1. Произвести в течение года, по крайней мере, троекратное оглашение Послания «О некоторых актуальных вопросах современной христианской жизни» во всех храмах РПЦ.

2. Обязать все общецерковные, епархиальные, монастырские, приходские и принадлежащие иным, входящим с состав РПЦ, структурам средствам массовой информации публиковать как само Послание, так и материалы Синодальной Группы, направленные на разъяснения указанного Послания.

3. Обязать настоятелей храмов и иных имеющих право проповеди священников в обязательном порядке включать указанные материалы в свои проповеди (в том числе в проповеди, произносимые во время великих и двунадесятых праздников).

4. Установить, что после истечения кратковременного (1−2 года) переходного периода никакая церковная литература, и никакие церковные средства массовой информации, не имеющие архиерейского благословения (с конкретным номером резолюции об этом) не могут распространяться в помещениях структур, входящих в состав РПЦ. Одновременно составить постоянно обновляемый общецерковный список печатных изданий, запрещенных к распространению в РПЦ. В такой список нужно в первую очередь включить войти книги и брошюры, требующие канонизации тирана и святоубийцы Иоанна Грозного, а также развратника и оккультиста Григория Распутина, призывающие «всех православных убивать колдунов» либо объявляющие, что «правление антихриста уже началось, а все христиане должны немедленно бежать в леса и пустыни, взяв с собой запас лекарств на три с половиной года» (к сожалению, подобную «духовную литературу» нередко можно обнаружить в храмах).

Следует особо отметить, что предлагаемый подход — это не призыв к введению церковной цензуры (изобретенной, кстати, католиками, и, строго говоря, несвойственной Православию). Это призыв к восстановлению традиционной православной церковной дисциплины и святоотеческого принципа «В Церкви без благословения ничего не делается». Разница между благословением и цензурой очень проста. Цензура означает дозволение или недозволение публикации некоего произведения. А благословение означает лишь признание или непризнание данного произведения пригодным для церковного распространения. И, разумеется, ответственность того, кто своим благословением определяет такую пригодность.

5. В случае нарушения положений Послания или указанных выше решений Синода допустившие такие нарушения священнослужители должны при необходимости подвергаться дисциплинарным санкциям, не требующим усложнененного производства — денежным штрафам, лишению права исповедовать или проповедовать, временному освобождению от должностных обязанностей, а при необходимости — отстранению от занимаемых должностей или даже запрещению в священнослужении.

Применение церковно-канонических санкций — прямое требование, содержащиеся в Канонах Святых Вселенских и Поместных Соборов. Требование, которая Православная Церковь обязана исполнять при любой угрозе духовному здравию своей паствы, а также при неподчинении священнослужителей канонической церковной власти. Хотя в целом, думается, даже декларирование Церковью возможности применения упомянутых выше санкций само по себе окажет надлежащий эффект. Ведь недаром отцы Святого Трулльского Собора отметили, что страх наказаний сам по себе является могучим подспорьем в деле спасения.

Проведение в ближайшие годы описанной выше работы (или хотя бы ее начало) могло бы способствовать очищению Церкви от еретических взглядов. Русское Православие явило бы российскому обществу истинно христианское учение, предполагающее активную общественную и государственную позицию, стремление к всемерному участию Православия в развитии российской науки, образования, культуры, экономики, неприятие ксенофобии, открытость Православия всем подлинно здравым тенденциям современного общества. Миру был бы явлен подлинно православный христианский принцип «В главном — единство, в прочем — свобода, во всем — любовь».

Более такого, такого рода действия явились бы подлинным исполнением Божьего призыва к поиску и претворению в жизнь Его правды (Мф 6:33). В самом начале нашей статьи мы говорили о том, что многие представители нашего народа, считая себя православными, впадают в дичайшие суеверия и совершают откровенно антихристианские поступки. Но каким же образом они могут обрести настоящую, реальную, живую веру? Как говорил апостол Павел, такая вера происходит «от слышания» (Рим 10:17) «здравого учения» (2 Тим 1:13). А такое слышание, в свою очередь, невозможно без соответствующей проповеди (Рим 10:14). Проповедь же подлинного учения Церкви и Её главы — Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, является прямой обязанностью как Православной Церкви в целом, так и знающих это учение православных христиан (1 Кор 9:16). Всех вместе и каждого в отдельности.

Зам. руководителя Управления соц-политисследований ВЦИОМ Вадим Балытников, зам. ген. директора ЦПКР Виталий Иванов

http://www.ioannp.ru/publications/24 955


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru