Русская линия
Правая.Ru Илья Хаськович27.11.2007 

Сербо-пакистанский инцидент

Теперь, когда США активно готовятся к решительному перекраиванию мира, они сознательно создают целую дугу нестабильности от Индии до Балкан, которая включает в себя и Иран, и Ирак, и Турцию, с ее курдским вопросом и, конечно, Косово. И многое говорит о том, что старт к началу решительного передела может быть дан уже в январе 2008 года

За прошедшие после окончания Холодной войны полтора десятилетия стало ясно, что все современное политическое мироустройство требует коренного изменения и переформатирования на неких новых основаниях, придумать которые искусственно невозможно и которые могут возникнуть только в процессе исторического развития. В этой ситуации неизбежны кризисы и катаклизмы глобального масштаба.

Первыми на решительные шаги в этом направлении решились, естественно, США как мировой лидер, во многом определяющий и одновременно навязывающий дальнейшее развитие событий. В Вашингтоне решили, что пришло время пожертвовать двумя священными коровами времен Холодной войны — незыблемостью государственных границ и связанной с этим стабильностью и предсказуемостью международных отношений. С приходом к власти в США вместе с Джорджем Бушем команды неоконов и озвучиванием ими идеи перманентной революции этот процесс резко ускорился. Американцы пришли к выводу, что в однополярном мире, гегемон может сохранять и наращивать свою власть над остальными только в условиях глобальной нестабильности, не позволяющей появиться потенциальным конкурентам, постоянно занятым решением внутренних проблем и вовлеченным в навязанные им конфликты.

Кроме того, порождая все новые зоны нестабильности, США делают себя нужными, то есть, говоря языком лучших рыночных традиций, «сами находят себе работу». Ведь ни для кого не секрет, что американская промышленность находится в глубочайшем кризисе и уже почти ничего сама не производит. Страна погрязла в долгах, а доллар, хоть и является мировой валютой, на самом деле ничем не обеспечен, кроме собственной незаменимости, потому что на него завязана вся мировая экономика. В этих условиях задача США — заставить всех остальных кормить себя, и кормить хорошо, а это можно сделать только будучи жизненно необходимым всем, в качестве последнего оплота стабильности во все более погружающимся в хаос конфликтов и противоречий мире.

Теперь, когда США активно готовятся к решительному перекраиванию мира (которое при этом неизбежно в любом случае), они сознательно создают целую дугу нестабильности от Индии до Балкан, которая включает в себя и Иран, и Ирак, и Турцию, с ее курдским вопросом и, конечно, Косово. И многое говорит о том, что старт к началу решительного передела может быть дан уже в январе 2008 года.

Датой запуска механизма глобального переустройства, которое может до неузнаваемости изменить политическую карту мира, могло бы, стать уже 10 декабря нынешнего года. Самый простой сценарий развития событий, один раз в истории (в 1914 году) уже опробованный, наметили некоторые наиболее радикальные сербские политики, которые намекнули, что в случае признания независимости Косово западными странами, Сербия может ввести в этот край свои войска. Ответную реакцию НАТО на такие действия предугадать нетрудно — бомбардировки Белграда в 1999 году, покажутся сербам скромной артподготовкой, по сравнению с тем, что может произойти теперь. Однако и Россия сейчас позиционирует сейчас себя на мировой арене так, что просто «сдать сербов», как 8 лет назад, она уже не захочет.

Если Москва не решится вмешаться в новую войну на Балканах, то грош цена будет всем прозвучавшим за последний год воинственным заявлениям президента Путина. Таким образом, Россия окажется в очень непростом положении и может быть втянута в глобальный конфликт с Западом с совершенно непредсказуемым итогом. Конечно, это крайний вариант развития событий, однако, судя по всему, и он показался многим довольно реалистичным.

Первыми заволновался, естественно, Евросоюз. Как только лидер победившей по результатам прошедших 17 ноября парламентских выборов Демократической партии Косова, бывший албанский полевой командир Хашим Тачи заявил, что «жители региона сделали выбор в пользу суверенитета, а, значит, никакие рекомендации международных посредников и даже решения СБ ООН не смогут помешать Приштине стать самостоятельным государством», из Брюсселя, где немедленно собрались руководители внешнеполитических ведомств государств ЕС, последовала довольно жесткая реакция. Так, министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт открыто предупредил Хашима Тачи, что «одностороннее провозглашение независимости может привести к изоляции региона».

В то же время, никто в европейском истеблишменте не подвергает сомнению необходимость и неизбежность предоставления Косову полной независимости. Так, по словам британского министра по европейским делам Джима Мерфи «Косово должно получить независимость, но данный шаг необходимо координировать с международным сообществом, а не предпринимать в одностороннем порядке, — отметил он. — Подавляющее большинство государств ЕС уже выступает за независимость края, однако, пока не все 27».

Ссылка на то, что в самом Евросоюзе нет единства по вопросу о независимости Косова, во многом сделана для того чтобы хоть немного успокоить Белград и Москву, на самом деле трудно себе представить чтобы между европейскими странами существовали серьезные разногласия по этому вопросу, несмотря на официально озвученные «сомнения» Испании, Греции, Румынии и Кипра. Во всяком случае, вся политика ЕС в последние почти уже 10 лет была направлена на отторжение этого края от Сербии. Проблема для Европы не в том, признавать или нет будущую независимость Косово, а в том, как минимизировать связанные с этим издержки. В Брюсселе надеются, что со временем в Белграде и Москве примирятся с неизбежностью потери края и воздержатся от резких действий, когда это действительно произойдет. Наиболее точно это настроение выразил тот же Карл Бильдт, отметив что «Балканы — это очень взрывоопасный регион, и «мягкая посадка» там предпочтительнее «большого взрыва».

Одновременно Евросоюз продолжает давить на Сербию. Результатом такого давления стало новое предложение сербского президента Бориса Тадича, сделанное им во время очередного раунда переговоров о статусе Косово, состоявшемся 20 ноября. Он предложил проект договоренности, аналогичной той, которая регулирует отношения между Китаем и Гонконгом, при котором Косово остается на долгий период под протекторатом ЕС, но с существенными полномочиями собственных органов власти, формально при этом считаясь сербской территорией.

Надо сказать, что ЕС такой вариант, скорее всего, устроил бы, но дело в том, что далеко не все здесь зависит от европейцев, и уж тем более не от самих албанцев с сербами. От кого действительно зависит то или иное решение этого вопроса видно из слов Хашима Тачи, который в ответ на призывы к сдержанности, заявил, что «Косово готово к независимости, но не сделает ничего без согласования с Вашингтоном и Брюсселем». В свою очередь один из сотрудников ООН, работающий в Приштине, отметил в интервью The Guardian, что «Тачи займет весьма выгодную позицию, но он ничего не будет делать, пока Вашингтон и ключевые государства ЕС не дадут ему зеленый свет. Он очень внимательно прислушивается к американцам. А они выбирают середину января».

Тем временем, хотя в Вашингтоне торопятся с провозглашением независимости Косово, чуть ли не больше, чем в Приштине, там согласились перенести окончательное решение вопроса с 10 декабря на январь. Напомним, что 10 декабря — дата, когда официально истекает срок, отведенный ООН международным посредникам, чтобы сблизить точки зрения Белграда и Приштины на окончательный статус провинции. В отличие от ЕС, американцы уже не готовы выслушивать никаких предложений от сербов и вообще давно считают продолжающиеся переговоры излишней формальностью с предрешенным исходом. США вообще торопятся и смотрят уже в посткосовский мир, обещающий им много всего интересного и захватывающего.

Сейчас внимание американцев не в меньшей степени привлечено к другому концу создаваемого ими пояса нестабильности, где развязка может наступить также ближе к середине января. Речь идёт о казавшемся еще недавно весьма прочным режиме верного союзника США генерала Мушаррафа. В свое время генерал под давлением американцев пошел на серьезный конфликт с пуштунским населением приграничных с Афганистаном районов страны, которое традиционно поддерживало талибов. Закончилось это все открытым восстанием под предводительством муллы Фазлуллы, в результате которого пуштунам удалось взять под свой полный контроль несколько ключевых городов на северо-западе страны. На севере Пакистана разгорелась самая настоящая война, незаметно сливающаяся с непрекращающимися боевыми действиями между талибами и западными войсками в Афганистане, и преимущество, во всяком случае, пока, в этой войне не на стороне пакистанской армии.

В этом конфликте США, естественно, поддержали Мушаррафа. По информации New York Times, «Америка готова увеличить присутствие своих специалистов в Пакистане, а также усилить финансовую поддержку полувоенных сил страны на границе. Новый план предполагает увеличение военной и финансовой помощи полупрофессиональным войскам Пакистана, которые согласятся бороться с боевиками на границе».

Но одновременно США фактически воткнули генералу нож в спину, резко ослабив его позиции внутри страны, когда в Пакистане случился новый политический кризис после того, как Мушарраф объявил в стране чрезвычайное положение.

Далее события стали развиваться по классическому хорошо известному на территории бывшего СССР «оранжевому» сценарию. На улицы вышли толпы сторонников так называемой «демократической оппозиции» во главе с бывшим премьер-министром Пакистана Беназир Бхутто, срочно вернувшейся из Объединенных Арабских Эмиратов, где она жила в последнее время. Неожиданно для многих американцы не поддержали своего давнего союзника по «антитеррористической коалиции». Джордж Буш в телефонном разговор с Мушаррафом, сообщил ему, что «разочарован», предложил оставить пост главнокомандующего армией и поскорее провести выборы. Правда, при этом Буш все-таки назвал его «своим главным союзником» в борьбе с терроризмом. В результате под давлением Вашингтона Мушарраф был вынужден назначить на 8 января (приблизительно тогда же планируется объявить и независимость Косово) парламентские выборы, на которых самые высокие шансы на победу будут у партий двух его главных противников — бывших премьеров Беназир Бхутто и Наваза Шарифа. Все эти люди по обе стороны баррикад, безусловно, лояльны США, то есть очевидно, что американцев в Пакистанских событиях интересует не результат — будь то сохранение надежного союзного режима (Мушарраф) или, тем более восстановление демократии (оппозиция), а сам процесс борьбы внутри элиты, при котором страну бесконечно лихорадит.

Притом, что все наблюдатели, в том числе и американские, в один голос говорят, что ослабление режима генерала Мушаррафа приведет к дестабилизации Пакистана с самыми непредсказуемыми последствиями и напоминают, что речь идет о стране, обладающей ядерным оружием. Однако само американское руководство сохраняет удивительное спокойствие. «Я чувствую себя вполне спокойно в настоящий момент времени. Конечно, мы будем уделять очень большое внимание любой стране, у которой есть ядерное оружие. Однако сейчас я не испытываю опасений по поводу этого», — заявил Джордж Буш отвечая на вопрос о том, считает ли он, что пакистанское ядерное оружие находится вне досягаемости для экстремистов, несмотря на политический кризис в этой стране.

Отсюда можно сделать вывод, что так пугающее всех в нынешней кризисной ситуации пакистанское ядерное оружие находится под полным контролем США. Можно даже предположить, что оно никогда и не было пакистанским и его на территорию этой страны привезли США для того, чтобы уравновесить политический баланс между Пакистаном и Индией, нарушившийся после того, как последняя официально объявила себя ядерной державой.

Это, конечно, всего лишь гипотеза, однако, так или иначе, очевидно, что пакистанское ядерное оружие находится под полным контролем США, и возможность попадания его не в те руки американцев не сильно беспокоит. Зато выгоды от дестабилизации положения в Пакистане для Вашингтона могут оказаться весьма велики, особенно в случае весьма возможной утраты ослабевшим от внутренних неурядиц Исламабада контроля над своими северными провинциями, которые в таком случае образуют вместе с соседним Афганистаном «зону хаоса». Эта дикая и ничейная территория, вместе с новым погрязшим в нескончаемых разборках внутри политических элит Пакистаном станет, в свою очередь, постоянным источником напряжения сразу для России, Китая и Индии — трех самых перспективных конкурентов США на мировой арене. Нельзя исключать, что США сделали ставку на постепенный демонтаж Пакистана, позволяющий им постоянно сохранять свое непосредственное присутствие в этом регионе, под видом борьбы со все усиливающимся «исламским фундаментализмом».

Это очень похоже на то, что уже произошло в Ираке, только без прямого военного вторжения. Почти весь мир был против нападения США на эту страну, но сейчас, когда как раз в результате именно действий американцев, в Ираке царит полный хаос, никто, несмотря на всю внешнюю риторику, не знает, что произойдет в случае, если США оттуда уйдут. Поэтому в реальности прямо сейчас этого не хочет никто, за исключением главного конкурента в борьбе за роль гаранта стабильности в регионе, Ирана. Однако и здесь США делают все, чтобы Ирану было не до забот о том, что происходит у соседей. Тегеран постоянно держат в напряжении, угрожая ему войной, которая, правда, может так и не начаться в обозримой перспективе.

Несмотря на всю критику, как внутри страны, так и за рубежом, Ирак оказался для США настоящей находкой. Турция видит в американском присутствии в Ираке гарантию того, что курдский сепаратизм не зайдет слишком далеко, а Саудовская Аравия — защиту от иранской экспансии и от своих собственных радикалов, отношение которых королевскому дому, пустившему войска неверных на священную для любого мусульманина землю Мекки и Медины, оставляет желать лучшего.

Частью все той же создаваемой СЩА дуги нестабильности можно считать и Грузию, где так же, как в Пакистане, президент и оппозиция соревнуются в выражении преданности Вашингтону, который, в свою очередь, не торопится делать выбор в чью-либо пользу. Там, как известно, также после серии сотрясших страну выступлений оппозиции, назначены внеочередные президентские выборы, которые, в свою очередь, пройдут 5 января 2008.

Здесь можно вернуться к тому, что говорил анонимный чиновник ООН в Приштине о том, что в вопросе о провозглашении независимости Косово «американцы выбирают середину января». Похоже, что середина января выбрана не только для Косово. Случайно или нет, в январе, в течение одной-двух недель сразу в трех разных странах произойдут события, способные буквально взорвать политическую ситуацию как в них самих, так и вокруг. Нетрудно предположить, что шансы на то, что ни парламентские выборы в Пакистане, ни президентские в Грузии, ни тем более одностороннее объявление косовскими албанцами своей независимости от Сербии не пройдут гладко, очень велики. Наоборот, скорее всего, от этих событий стоит ожидать самых неожиданных эксцессов.

Но самое главное, что всем основным игрокам на мировой арене придется реагировать сразу на несколько угроз, к тому же не в самое удобное для этого время. Так, Россия будет находиться в промежутке между думскими и президентскими выборами, и все мысли ее политического руководства будут сосредоточены на проведении операции «Преемник», что уже подразумевает некоторую нестабильность. Скорее всего, в переходный период российская власть, вообще не будет склонна к резким внешнеполитическим движениям. Это может позволить США с меньшим, чем в другое время, сопротивлением реализовать выгодные для них сценарии развития событий в Грузии и Косово. Кроме того, кризис в Пакистане может укрепить позиции США в среднеазиатских странах, которые уже давно с опаской смотрят в сторону Афганистана, и убедить их в том, что только Вашингтон обладает достаточными военно-политическими ресурсами, чтобы гарантировать их безопасность.

Другие главные участники мирового политического процесса также сейчас не хотят предпринимать резких шагов. Китай занят подготовкой к Олимпиаде в Пекине, которая для него очень важна, и очень боится в последний момент столкнуться с какими-нибудь непредвиденными обстоятельствами — например, нарваться на бойкот. Поэтому в своей внешнеполитической деятельности Пекин, и так традиционно ведущий себя осторожно, будет до осени следующего года особенно сдержан.

Что же касается Евросоюза, то там после прихода к власти во Франции Николя Саркози, которого многие открыто называют чуть ли не американским ставленником, подавлен последний очаг возможной фронды, и на него США, начиная новый и, возможно, решающий этап своей экспансии могут уже внимание не обращать.

Но есть и еще один момент, заставляющий США предпринимать резкие шаги. Весь финансовый мир с замиранием ждет 30 января 2008 года, когда на заседании Федеральной Резервной Системы может быть принято решение об очередном снижении учетной ставки по кредитам, которую многие эксперты считают и без того достаточно низкой для экономики, находящейся в стадии замедления. Однако на возможное решение влияет всеобщее мнение ФРС о том, что в следующем году экономику ждут еще большие трудности и что основная масса финансовых проблем еще впереди. В сочетании со все с большей скоростью падающим курсом доллара и резким падением потребительской активности, которое на ключевом для США рынке ипотечного кредитования грозит вылиться в жесточайший кризис, это приведет к серьезнейшему сокращению доходов федерального бюджета — денег Вашингтону и так катастрофически не хватает.

В этих условиях единственный для американцев выход, чтобы избежать экономического кризиса, масштаб которого может быть сравним с Великой Депрессией 30-х годов, — это убедить мировые финансовые круги, что деньги в США надо вкладывать в любом случае, поскольку больше некому контролировать все более погружающийся в бездну хаоса мир, и сделать это лучше всего еще до 30 января.

Наконец, с января пойдет отсчет последнего года президентской власти Джорджа Буша, что одновременно явится началом активной фазы предвыборной кампании в самих США. В условиях более чем вероятного поражения республиканцев на президентских выборах осенью 2008 года, неоконам из нынешней администрации, всегда отдававшим приоритет внешней политике перед внутренней, необходимо создать такую ситуацию, в которой следующему американскому президенту, кем бы он ни был, придется продолжать дело своего предшественника, а для этого начинать активные действия надо уже сейчас.

http://www.pravaya.ru/look/14 428


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru