Русская линия
Татьянин день Александра Кузьмичёва (Сопова)26.11.2007 

Реальная практика Церкви не вполне соединена с учением

Последний день богословской конференции «Православное учение о церковных таинствах» выдался очень активным: было озвучено множество докладов, в том числе инославных ученых. Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл возглавил собравшихся обсудить практические аспекты совершения таинств — насущные проблемы бытия Церкви, которые, по мнению большинства, нуждаются в пристальном внимании и осмыслении.

Конференция завершилась круглым столом, посвященным не столько богословским основаниям, сколько практическим аспектам совершения таинств Церкви. Многие из вопросов обсуждались на подготовительных семинарах. Совершенно очевидно, что каждая из обсуждавшихся проблем актуальна в сегодняшнем бытии Русской Православной Церкви.

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл открыл последний день заседаний Международной богословской конференции докладом на тему «Таинства в жизни Церкви», в котором поднимались как вопросы определения понятия «таинство» и уточнения количества таинств в Церкви, так и связь учения о таинствах с экклезиологическим учением в целом. Таинства связывают христианина со Христом, сама Церковь является главным таинством, и в ней имеют начало прочие таинства. Благодаря таинствам Церковь существует как единый живой организм.

Многие проблемы, по мнению владыки Кирилла, возникли из-за того, что реальная практика Церкви была не вполне соединена с богословским учением.

В дальнейшем докладчики последовательно освещали основные проблемы, обозначенные во время работы секций, посвященных отдельным таинствам Церкви, сосредотачиваясь на практических аспектах их совершения. Именно так звучали темы кратких сообщений: «Церковно-практические аспекты совершения таинства Крещения, Венчания, Покаяния, Евхаристии, Священства…»

Прот. Ростислав Снигирев (Калужская Духовная семинария) рассказал о практических аспектах таинств Крещения и Миропомазания. Он выделил основные проблемы, остающиеся актуальными со времени массовых крещений 90-х годов: обязательность оглашения, его объемы и продолжительность; необходимость совершения крещальных Литургий, их оправданность в ситуации преобладающего Крещения младенцев. Был поставлен вопрос о том, должны ли издаваться пособия по оглашению и кто должен их утверждать. Следует ли строго регламентировать необходимость совершать Крещение взрослых только с полным погружением? Особенно остро этот вопрос стоит для бедных приходов. Возможно ли сделать это несмутительным и гигиеничным в стесненных условиях?

Важно определиться, стоит ли административно унифицировать решение этих вопросов или оставить в сфере ответственности приходских священников. Первый путь вызовет значительные затруднения: невозможно реализовать одинаковую практику на больших многоштатных приходах и в маленьких, испытывающих в том числе и финансовые затруднения общинах. Не станет ли второй путь официальной ратификацией приходской самодеятельности?

Возможное решение последнего вопроса предложил прот. Николай Балашов в обзоре проблем, поднимавшихся при обсуждении трех чинов приемов инославных. Он посоветовал последовать 47-му правилу святителя Василия Великого о том, что при вопросе о принятии членов тех или иных сект следует собраться епископам и вынести определение, в случае основанное на тщательной предварительной работе группы наиболее опытных и авторитетных богословов.

Среди проблем, обозначенных отцом Николаем, осознанное в нашей Церкви не позднее 1949 года и сформулированное отцом Николаем Афанасьевым расхождение теории и практики: «Православная Церковь до сегодняшнего дня остается при практике, не обусловленной богословским учением, или при учении, которое не оправдывает практики», и с 1949 года эта проблема только усугубилась. Церковь непоследовательно придерживается собственного учения и в вопросе принятия инославных, что связано с нерешенностью богословского вопроса о границах Церкви. Полвека назад по меньшей мере существовало единство практики приема инославных во всей Русской Православной Церкви. Теперь же, особенно после канонического воссоединения с Русской Православной Церковью за границей (где с семидесятых годов истекшего века значительно расширен перечень инославных, принимаемых через Крещение), а также из-за чрезвычайно острой церковной ситуации в некоторых епархиях Русской Церкви (например на Украине), приходится констатировать значительное расхождение практики в пределах РПЦ.

Отдельными вопросами прозвучала возможность признания Крещения, совершенного женщиной-священником, например в англиканской Церкви, или пастором, открыто практикующим гомосексуализм и считающим такое поведение нормой жизни для христианина. Открытыми остаются вопросы о признании Крещения в Македонской Православной Церкви, в церкви Швеции, в украинских раскольнических сообществах.

Профессор священник Николай Лосский (Свято-Сергиевский институт, Париж) осветил тему «Церковно-практические аспекты таинства Евхаристии», сосредоточившись на том, как должна вестись проповедь по отношению к Евхаристии, как следует катехизировать общину, как воспитывать пастыря, как понимать соотношение времени и Вечности в Евхаристии. Особенно были отмечены проблемы младостарчества и подмены покаяния на исповеди сеансом психоанализа.

Прот. Максим Козлов обозначил круг проблем, остающихся неразрешенными в современной практике совершения таинства Покаяния. Это и вопрос о педагогическом соединении таинства Исповеди с таинством Причастия, которое при частом причащении ведет к профанации Таинства Исповеди и восприятия его как «формального пропуска» к Чаше; и вопрос о «теологии непослушания», которая возникает как реакция на осуждение младостарчества и осознание того, что опытных и авторитетных духовных руководителей осталось чрезвычайно мало. Поднимались проблемы меры говения перед частым причащением, авторитетности общепринятого ныне утреннего и вечернего правила, возможности для взрослых подходить ко кресту и Евангелию по несколько раз в день, если они смущаются подойти к Святым Дарам. Как разрешить противоречие между установленным трехдневным постом перед причастием и святоотеческим запрещением поститься в субботу? Какие вопросы имеет право задать на исповеди священник, особенно в отношении грехов против седьмой заповеди, что понимать под общей исповедью (этот термин сейчас неадекватно широко употребляется), каково должно быть душевное состояние человека при частой исповеди, необходимо ли глубокое сердечное сокрушение дважды в месяц или достаточно осуждения себя умом и побуждения волей к исправлению. Есть недоумения и о необходимой подробности исповеди, возможности совершения этого таинства в том числе во время самых важных моментов Литургии, мере епитимийных уставов, сложностях детской исповеди.

Епископ Серафим Бобруйский и Быховский говорил о работе секции, посвященной таинству Священства. Практические проблемы, связанные с этим таинством, относятся к подготовке людей. В наше время для желающих сохраняется возможность принять духовный сан, не имея богословского образования, полученного в духовной семинарии. Так люди, не имеющие последовательных представлений о православном вероучении, становятся наставниками сотен мирян, несмотря на то, что семинарий существует уже немало. Было озвучено предложение вернуться к строгому синодальному определению о невозможности рукоположения без полного семинарского образования. Кроме того, священник, покидая стены семинарии, погружается в приходские проблемы и перепетии требоисполнения, поэтому возникает необходимость регулярного «повышения квалификации».

Отдельным вопросом остается неопределенность перечня нецерковных специальностей, по которым может работать священнослужитель.

Прот. Владимир Воробьев осветил проблематику практического совершения таинства Браковенчания. В настоящее время огромное количество венчанных браков заканчивается разводом. Отец Владимир заново поставил некоторые вопросы, уже освещенные в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви»: можно ли признавать семьей зарегистрированный, но невенчанный брак, насколько строго относиться к средствам контрацепции. В «Основах социальной концепции» поименован целый перечень причин для развода, а в Евангелии — только прелюбодеяние. По мнению отца Владимира, Церковь должна сосредоточиться на поднятии престижа материнства, на разъяснении недопустимости блудного сожительства, абортов. В настоящее время вопросы планирования семьи решаются подчас несовместимым с православным мировоззрением образом. Было также отмечено, что удержания практики обязательной государственной регистрации брака в загсе перед Венчанием может оказаться достаточно затруднительным.

Многие проблемы достались современной Церкви в наследство от дореволюционной эпохи, когда Венчание было единственной формой государственного узаконения брака, так что и В.И. Ульянов (Ленин) вынужден был венчаться с Н. Крупской. При полной формализации таинства Венчания был формализирован и церковный развод. Нормы о допустимости венчания с инославными были значительно смягчены в истории России ради большого числа межконфессиональных браков, совершаемых в царской семье, и в настоящее время могут быть пересматриваемы.

Аналогично с вопросом о крещальных литургиях был поднят и вопрос о литургиях венчальных. В Греции они существуют и вызывают множество сомнений, но следует задуматься о связи таинств Венчания и Евхаристии.

Архиепископ Тобольский и Тюменский Димитрий сделал обзор проблематики, связанной с совершением таинства Елеосвящения (Соборования). Это вопросы и о частоте совершения массовых соборований, и о возможности сокращения чина соборования при индивидуальном его совершении над больным в условиях лечебных учреждений. Можно подумать о возможной разности евангельских чтений при елеопомазании человека, находящегося на смертном одре или имеющего надежду на выздоровление (правда, не было указано, как различать такие состояния: возлагать ли ответственность за такое решение на врачей, священника или самого больного). Остался открытым вопрос о том, следует ли раздавать елей после совершения массовых соборований, и что должны верующие делать с этим маслом.

Следует ли соборовать детей, отпускаются ли в этом таинстве забытые грехи, какой может быть частота соборований, насколько здесь важно утешение, подаваемое болящему, не стоит ли скорее настраивать верующих чаще приступать к таинствам Покаяния и Причастия Святых Христовых Таин.

Дискуссия, последовавшая за обзорными сообщениями, в основном сосредоточилась на проблемах катехизации перед Крещением и чинах принятия инославных в Православие. Модератором обсуждения стал митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Первым высказался отец Даниил Сысоев — сторонник сорокадневной катехизации, предписанной Синодом для принимающих Крещение в зрелом возрасте. Взгляды огромной части современного населения нашей страны могут быть охарактеризованы как язычество. Например, мало кто верит в воскресение всех людей во плоти, хотя многие называющие себя православными признают бессмертие души. Разнобой и неосведомленность заметны и в вопросах принятия инославных, например армяно-григориан. Нужен институт священников-миссионеров, — считает отец Даниил.

Митрополит Кирилл оспорил мнение о том, что сорокадневная катехизация могла быть обязательной в синодальную эпоху, поскольку Крещение в основном совершалось над младенцами. Три чина принятия инославных, существующие в Церкви, никем не отменены и должны действовать, хотя, по мнению владыки, не вполне соответствуют православной экклезиологии. Как можно не признавать Евхаристию в тех сообществах, где мы признаем Крещение, — это тема богословской дискуссии. Однако в отношении катехизации переходящих в Православие инославных митрополит Кирилл был оптимистичен: вряд ли кто-то может без разумного отношения к Православию сменить свою веру. Вряд ли переход, например, из ислама может быть спонтанным (владыка оставил за скобками возможные матримониальные резоны). Это а-приори предполагает, что человек имел какую-либо катехизацию. А иногда поворотной в жизни человека становится беседа со священником перед Крещением, даже если она продолжается несколько минут.

По мнению владыки, следует избежать формализации и тотального регламентирования церковной жизни в этих вопросах.

Прот. Максим Козлов указал на необходимость разграничивать понятия: нужно обеспечить возможность оглашения, но не навязывать его как обязательную практику. В отношении взрослых оправданным может быть соединение Крещения с покаянием: разумеется, некрещеному человеку не будет прочитана разрешительная молитва, его грехи будут омыты водами Крещения, но осуждение неправды в своей предыдущей жизни и осознание греха именно грехом поможет человеку сознательно войти в ограду церкви.

Проблема в отношении принятия инославных, по замечанию отца Максима, осложняется тем, что инославные ни в одном документе не распределены по трем чинам. Современные лютеране или англикане не тождественны тем, с кем приходилось иметь дело в XVIII веке, а баптисты, едва ли не вторая по численности конфессия современной России, обойдены молчанием во всех наших церковных документах.

Владыка Кирилл согласился с оправданностью соединения Крещения взрослых с покаянием: это будет конкретизацией отречения от зла, которое в чинопоследовании таинства Крещения представлено как «дуни и плюни».

Отец Георгий Кочетков поддержал идею, что унификации в Церкви быть не может. Следует особенно избегать формализации Крещения как простой требы, которую можно заказать. По словам отца Георгия, в настоящее время в Русской Церкви сохраняется тенденция крестить всех желающих, не только не проведя катехизации, но и не поинтересовавшись, веруют ли они. Иллюстрацией послужило упоминание о священнике, подвергнутом прещению за отказ крестить пьяного человека. Впрочем, даже если такой случай имел место в реальности, он никак не может характеризовать современную ситуацию в Русской Церкви.

Прот. Владислав Цыпин кратко обрисовал историю вопроса о принятии инославных и членов новых раскольнических образований. Учение в неправославных церквях со временем повреждается все сильнее, — сказал отец Владислав, проиллюстрировав эту идею словами знакомого ему католического монаха: «Если бы современный католик верил во все, во что верил Лютер, это было бы прекрасно». Вероятно, именно поэтому наблюдаются расхождения в практике принятия членов тех или иных конфессий в Православие. Отец Владислав предложил не считать учения инославных гибельно поврежденными, пока то или иное беззаконие покрывается в них на уровне икономии, но решительно обозначать свое неприятие ситуации, когда грех в том или ином сообществе называется нормой. К раскольническим же новообразованиям, хотя они обычно и сохраняют догматику, более близкую к исходному Православию, нежели католики или протестанты, применяются более жесткие правила, поскольку они являются не просто инакомыслящими, а церковными преступниками.

Митрополит Кирилл при упоминании о раскольниках поднял также тему запрета на молитву с еретиками. Этот канон предотвращает разрушение Церкви, помогает избежать мимикрии. Раскол всегда мимикрирует под истинную Церковь, а совместная молитва создает иллюзию единства.

Епископ Венский и Австрийский Иларион (Алфеев) обозначил специфику служения за пределами России. Например, зафиксированное о необходимости присутствовать на вечернем богослужении накануне Причастия не может быть выполнено в кафедральном соборе Вены, где на всенощной в субботу молятся около 50 человек, а на Литургии в воскресенье причащаются не менее 250-ти. Спорной остается практика трехдневного поста перед Причастием, обязательная для мирян и не относящаяся к священнослужителям. По мнению владыки Илариона, священству следует либо воспринять такие же неудобоносимые бремена, то есть оказаться в ситуации непрерывного поста, либо смягчить дисциплину для мирян. Владыка вспомнил высказывание одного знакомого ему священнослужителя: «Я не должен поститься перед Причастием, а мирянин должен, потому что я преподаю ему Причастие, а не он — мне». Епископ Иларион еще раз напомнил о проблеме непонятности церковнославянского языка и вероятной необходимости перевода богослужения. Например, на венгерском языке просто не существует канонов, которые православному христианину следует вычитывать перед Причастием.

Епископ Афанасий (Йевтич) обозначил крайнюю опасность признания существования таинств вне Церкви. По мнению владыки, следует стремиться к возвращению Крещения в Литургию. Связь поста и Причастия, существующая в современной практике, — достаточно новое представление. С постом связана Литургия Преждеосвященных Даров, но как может быть связана с ним Литургия на Светлой седмице?

Проф. Иван Желев (Софийский университет, Болгария) спросил о том, существует ли стремление к унификации практики совершения таинств в остальных поместных православных церквях. Ответить на этот вопрос попросили Высокопреосвященного Каллиста, митрополита Диоклийского (Константинопольский Патриархат). Он рассказал об опыте служения на приходе в Оксфорде, где община состояла частично из русских, которые не представляют себе возможности причащаться без предварительной исповеди, а частично из греков-киприотов, в традиции которых исповедь настолько ушла на дальний план, что они не приступали к этому таинству ни разу в жизни. В такой ситуации не следует пытаться заставить всех жить по единому стандарту: общину покинут и те, и другие, а ее следует сделать живым организмом. Помня о том, что Православие изучается не по книгам, а через передачу живого опыта от человека к человеку, от сердца к сердцу, на приходе постарались перенести акцент на фигуру духовного отца. Если у человека его нет, его надо найти. Таким образом, первым вопросом к человеку, попавшему в приход Оксфорда, стал бы вопрос о его предшествующей церковной традиции, а вторым — вопрос о его духовном руководителе.

Диакон Владимир Василик (СПбДА) поднял вопросы о месте проповеди на Литургии (стоит ли отделять ее от чтения Евангелия, если она призвана его толковать), об оправданности сохранения ектеньи об оглашенных в условиях, когда их реально нет, но они должны быть, о возможности чтения тайных молитв вслух и о необходимости достойной подготовки чтецов и певцов клироса для лучшего восприятия богослужебных текстов молящимися.

Отец Владимир Шмалий обрисовал проблему, связанную с восприятием таинства Священства в связи с возможностью лишить ставленника в будущем священного сана. Таинство Священства неизгладимо, иначе придется констатировать некий функционализм, близкий к протестантскому: совершается таинство или делегирование определенных функций человеку на какое-то время? Отец Владимир также призвал различать действительность и действенность таинств. Вне пределов Церкви таинства могут существовать, то есть быть действительными, но не могут быть действенными.

Практическая польза подобных конференций, по мнению митрополита Кирилла, состоит в том, что появляется возможность собраться и обсудить актуальные проблемы без взаимного напряжения и «навешивания ярлыков». Вне ученой дискуссии человек, поднявший вопрос, например, о переводе богослужения, скорее всего сразу получит наименование «неообновленца». Надо надеяться, что впервые имевшая такой масштаб и уровень богословская конференция будет не последней. Несомненно, возможность обговорить важнейшие проблемы современной церковной жизни была ценна и в свете подготовки к ближайшему пленуму Богословской комиссии, которая должна будет подготовить документ для подачи на обсуждение Священному Синоду. Возможно, однажды в практике совершения таинств в Русской Православной Церкви станет несколько меньше недоумений и больше ответов на поставленные сегодня вопросы.

http://www.taday.ru/text/81 053.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru