Русская линия
Седмицa.Ru23.11.2007 

375-летие поставления св. Петра Могилы на Киевскую митрополию

Святитель Петр Могила
Святитель Петр Могила
Петр Могила — митрополит Киевский и Галицкий, экзарх Константинопольский. Родился Петр 21 декабря 1596 года в семье молдавского господаря Симеона, носившего фамилию Могила. Фамилия эта соответствует русской фамилии князей Холмских и происходит от молдавского слова mohila, означающего холм, возвышенность. Родной дядя его по отцу, Иеремия, был господарем Молдавии, а отец, Симеон, господарем Валахии и потом Молдавии. Оба эти господаря отличались приверженностью к Православию, старались покровительствовать Львовскому православному братству и присылали ему значительные денежные пособия на постройку братской церкви. Образование получил во Львовском братском училище. Выслушал полный курс словесных наук и богословия в Парижском университете. Свободно владел латинским и греческим языками.

После захвата господарства Молдавии Кантемиром Мурзою в 1612 году семья Петра (Могилы) вынуждена была искать убежища в Польше, где они имели сильные родственные связи. Здесь Петр сначала поступил на военную службу и участвовал в известной битве под Хотином в 1621 году.

Его могло ожидать блестящее будущее, но он оставил все и пришел в Киево-Печерскую лавру, чтобы разделить судьбу гонимых польской властью православных иноков. Надо сказать, что, несмотря на гонения, в лавре в то время собралось много высокообразованных иноков, поставивших своей целью оказать поддержку Православию. Среди них были святогорские иноки: Киприан, получивший образование в Венеции и Падуе; Иосиф, протосингелл Александрийского патриарха; виленский протоиерей Лаврентий Зизаний Тустановский и другие. Одни из них занимались переводами святоотеческих книг, другие писали труды в защиту Православия.

В лаврской типографии печатались книги для церквей и училищ. В такой среде молодой инок Петр завершил свое образование, начатое за границей. Воодушевленный их примером, с благословения митрополита Иова (Борецкого) и архимандрита лавры Захарии (Копыстенского), он на свои средства отправил за границу несколько способных молодых людей для усовершенствования в науках. В 1627 году, после смерти архимандрита Захарии, по настоянию ученых монахов, 30-летний Петр был избран архимандритом лавры. Этого звания он не сложил и будучи митрополитом и всегда усиленно заботился о лавре. Его попечением была обновлена церковь Успения Божией Матери, украшены святые пещеры, возвращен под управление лавры древний Пустынно-Николаевский монастырь; он же основал Голосеевскую пустынь и на свой счет устроил богадельню.

Много сил положил он и на основание высшего духовного училища в Киеве, необходимого для защиты Православия от униатов, получавших высшее образование в Риме и в своих коллегиях. Архимандрит Петр дождался возвращения посланных за границу юношей и поставил их учителями, взял ученых из Львовского братства, организовал в Киево-Печерской лавре училище по образцу тогдашних латинских коллегий, а в 1631 году перевел его в Братский монастырь и соединил с братской школой.

Так было положено начало Киево-Могилянской коллегии, которая в 1701 году была преобразована в Киевскую духовную академию. При училище было организовано первое общежитие для бедных учеников. Для содержания училища Петр (Могила) отдал несколько деревень из своего имения и волостей лаврских. Создание этого училища благословил патриарх Константинопольский Кирилл Лукарис, митрополит Киевский Исайя (Копинский, † 1640), письменно одобрили православные епископы и знатнейшее духовенство и братство лаврское. Один из братии подписался так: «Антоний Мужиловский, иеромонах и старец монастыря Печерского, в том кровь свою пролить готов». В 1628 году под руководством архимандрита Петра состоялось осуждение «Апологии» Мелетия Смотрицкого.

В 1632 году архимандрит Петр (Могила) был депутатом на сейме в Варшаве, избравшем нового короля польского Владислава IV. В это время усиленными стараниями Петра (Могилы) и других православных депутатов, в первый раз после основания унии, было торжественно признано существование Православной Церкви наряду с униатской. Одним из условий соглашения с польским королем Владиславом IV было отрешение многих прежде избранных епископов и выбор новых. Митрополит Киевский Исайя (Копинский) был признан лишенным сана, а на его место был избран Петр (Могила) с сохранением лаврского архимандритства. Это избрание дало повод для упреков Петру в неблагодарности к своему благодетелю митрополиту Исайи. Но Петр понимал, что борьба с униатами еще только разгорается, что престарелый и слабый митрополит Исайя не может вести ее достаточно энергично; он сам поставил это на вид православным членам сейма и без колебаний принял избрание, а затем и хиротонию.

Пользуясь правами, которые давал ему сан митрополита Киевского, Петр (Могила) приступил к возвращению православным храмов и монастырей, которые были захвачены униатами, в том числе Софийского собора и Выдубицкого монастыря. Он восстановил старинную церковь Спаса на Берестове, а также церковь Трех Святителей, которую отдал Братскому монастырю. В 1635 году были открыты и очищены от развалин остатки Десятинной церкви, под развалинами которой обрели мощи святого равноапостольного князя Владимира. Средства для восстановления разрушенных во времена унии храмов и монастырей митрополит Петр (Могила) брал отовсюду: от лавры, из своего личного имущества, из пожертвований благочестивых людей, обращался за помощью и к московскому царю. В своем духовном завещании митрополит Петр писал: «…видя, что упадок веры и благочестия в русском народе происходит не от чего иного, как от совершенного недостатка у него просвещения и школ, дал обет Богу моему: все мое имущество, доставшееся от родителей, и все, что будет оставаться от доходов с имений, принадлежащих вверенным мне по моему служению святым местам, обращать частию на восстановление разрушенных храмов Божиих, от которых остались жалкие развалины, частию на основание школ в Киеве и утверждение прав и вольностей народа русского…».

Поэтому огромное значение митрополит Петр придавал изданию церковных книг. При Петре (Могиле) Киево-Печерская типография стала самой главной в ряду западнорусских типографий как по количеству, так и по достоинству ее изданий. Им был исправлен и издан в 1629 году Служебник, в котором впервые было дано изъяснение литургии для руководства священникам, чего в прежних Служебниках не было. Псалтирь и Триодь Постная были изданы дважды. При последнем издании Триодь была сличена с греческим текстом «тщанием» архимандрита Захарии (Копыстенского) и в ней помещены синаксари, переведенные с греческого Тарасием Левоничем Земкою «на общую российскую беседу», т. е. на простой общенародный язык. Два раза были изданы Акафисты.

В 1629 году был издан Номоканон с предисловием Петра (Могилы). Триодь Цветная и Служебник изданы даже его «благословением и исправлением», или «тщанием», т. е. были предварительно им самим исправлены. При нем был составлен Патерик Печерский и введен обычай совершения пассий. В 1637 году по благословению митрополита Петра (Могилы) в Киевской лавре напечатано было «Евангелие учительное». К 1640 году митрополитом Петром был подготовлен Катехизис и рассмотрен на Соборе в Киеве. Затем Катехизис был послан на Ясский Собор на рассмотрение всех восточных патриархов. Под именем митрополита Петра (Могилы) Катехизис стал известным как на Востоке, так и в России. Одобрив Катехизис, они утвердили его своими подписями 11 мая 1643 года. Желание митрополита Петра исполнилось. Оставалось только его напечатать. Из Константинополя митрополит так и не дождался возвращения своей книги. Но не теряя надежды издать Катехизис в полном виде, когда он будет получен из Константинополя, митрополит решился немедленно напечатать его в сокращенном виде. Книга была издана в Киево-Печерской типографии сперва на польском языке, доступном и иноверцам, для того, как сказано в предисловии, чтобы «зажать рот бесстыдным неприятелям восточного Православия, которые осмеливаются взводить на него разные ереси», а потом в 1645 году и на русском языке, чтобы служить руководством для православных. Как велика была нужда даже в таком кратком Катехизисе, видно из того, что в 1646 году он дважды перепечатан во Львове епископом Львовским Арсением (Желиборским, у1662), а в 1649 году с некоторыми изменениями напечатан и в Москве по благословению патриарха Иосифа († 1652).

К концу 1646 года митрополит Петр издал в Киево-Печерской типографии книгу, которая имела огромное значение для Церкви, — «Евхологион, альбо Молитвослов, или Требник». Митрополит Петр стремился дать православному духовенству надежное руководство к совершению таинств и других церковных служб, в котором не было бы погрешностей и содержались бы чинопоследования на все случаи церковной, общественной и частной жизни. Кроме самого текста богослужения, митрополит Петр поместил в своем Требнике также и наставления священникам, как они должны готовиться и приступать к богослужению, как понимать смысл того или иного чинопоследования. Он указывал затруднительные случаи и давал им объяснения.

Значение Требника, составленного митрополитом Петром (Могилою), до сих пор велико для Церкви; и ныне к нему обращаются как к авторитетному руководству при разрешении спорных вопросов православной богослужебной практики. Печатание церковных книг продолжалось при Петре (Могиле) во всех западнорусских типографиях. Во Львове действовали три типографии. Во всех этих львовских типографиях было напечатано тогда до 25 церковных книг. Иноки виленского Свято-Духова монастыря трудились сразу в двух своих типографиях — в Вильне и Евье и напечатали до 15 книг. В Киеве была теперь только одна — Киево-Печерская типография, и в ней напечатано до 12 книг. Петр (Могила) обращал особое внимание на печатание церковных книг. В лаврской типографии все книги печатались только его «благословением и повелением»; при некоторых он помещал от своего имени предисловие к читателям.

Особенного труда потребовало обличение сочинения отступника от Православия Кассиана Саковича, который в 1642 году издал на польском языке книгу под заглавием: «Перспектива, или Изображение заблуждений, ересей и суеверий Греко-Русской дезунитской Церкви, находящихся как в догматах веры, так в совершении таинств и в других обрядах и церемониях». Книга Саковича, проникнутая явною неприязнью к той Церкви, к которой он некогда принадлежал, наполненная ложью, клеветами и насмешками против нее и представлявшая состояние ее в самом мрачном, безотрадном виде, не могла не произвести тягостного впечатления на православных, тем более на их архипастыря Петра (Могилу), и он не остался безмолвным.

В 1644 году он выпустил книгу на польском языке под заглавием «Лифос, или Камень, брошенный с пращи истины святой Православной Русской Церкви смиренным отцом Евсевием Пименом (по-русски: православным пастырем) на сокрушение лживотемной Перспективы… Кассиана Саковича». Это была полная апологетика Православной Западнорусской Церкви против тогдашних нападений на нее униатов и латинян, а отчасти и ее лиургика с объяснением ее богослужения, таинств и обрядов, ее постов, праздников, устройства храмов и прочее. В Москве по указу царя Алексея Михайловича книга эта под названием «Камень» в славянском переводе списана была еще в 1652 году. Митрополит Петр вел строго аскетическую жизнь.

Скончался он скоропостижно, прожив всего 50 лет. За девять дней до своей кончины, чувствуя себя больным, он написал духовное завещание. Своей любимой Киевской коллегии он завещал библиотеку, недвижимую собственность, приобретенную для нее, и значительную сумму денег, а наставников ее обязывал, чтобы они жили по его правилам и каждый четверг совершали о нем поминовение. Много митрополит Петр завещал лавре и другим монастырям и церквам, воздвигнутым им из развалин. Он вполне мог сказать: «Все, что имел я, посвятил вместе с собой на хвалу и служение Богу». «Имя Петра Могилы — одно из лучших украшений нашей церковной истории. Он, несомненно, превосходил всех современных ему иерархов не только Малорусской, но и Великорусской Церкви и даже всей Церкви Восточной, превосходил своим просвещением, еще более своею любовию к просвещению и своими подвигами на пользу просвещения и Церкви», — писал выдающийся историк Русской Церкви митрополит Макарий (Булгаков, † 1882).

Труды

Триодь Постная. — Киев, 1627. Агапита диакона главизны поучительны. — Киев, 1628. Акафисты. — Киев, 1629. Служебник. — Киев, 1629. Номоканон. — Киев, 1629. Триодь Цветная. — Киев, 1631. Крест Христа Спасителя и каждого человека. — Киев, 1631. Анфология, сиреч молитвы. — Киев, 1636. Евангелие учительное. — Киев, 1637. Лифос, или Камень, брошенный с пращи истины святой православной Русской Церкви смиренным отцом Евсевием Пименом на сокрушение лживо-темной Перспективы… Кассиана Саковича. — Киев, 1644; М., 1652. Собрание короткой науки об артикулах веры православных кафолических христиан. — Киев, 1645. Слово на брак Януша Радзивилла. — Киев, 1645. Краткий катехизис. — Киев, 1643; Львов, 1646; М., 1649. Евхологион, альбо Молитвенник, или Требник. — Киев, 1646. Духовное завещание // Памятники, изданные временною комиссиею для разбора древних актов, высочайше учрежденною при Киевском, Подольском и Волынском генерал-губернаторе: в 4 т. — 1845−1859, с. 149−181. Грамота бельским гражданам с благословением на учреждение братства и школы // Акты, относящиеся к истории Западной России, собранные и изданные Археографическою комиссиею: в 5 т. — СПб., 1846−1853. — Т. 5, N 9. Грамота, данная Петром Могилою львовскому типографу Михаилу Слезке на друкование книг // Киевские епархиальные ведомости. — 1873, N 22. — Отд. 2, с. 645−652. Православное исповедание веры. — Амстердам, 1662; М., 1696.

Литература

Поторжинский М. А. История русской церковной проповеди в биографиях и образцах с половины IX—XIX вв. — 2-е изд. — Киев, 1891, с. 164. Попов М. С, священник. Святитель Димитрий Ростовский и его труды. — СПб., 1910, с. 55. Толстой М. В. Рассказы из истории Русской Церкви. — М., 1873, с. 497−505. Захарченко М. М. Киев теперь и прежде [988- 1888]. — Киев, 1888, с. 56, 59, 60, 62,100,104, 107, 182, 200, 206, 209, 214, 248, 250, 282, 283, 286. Едлинский М. Е., священник. Подвижники и страдальцы за веру православную и землю свято-русскую от начала христианства на Руси до позднейших времен. — 2-е изд. — СПб., 1899. — Т. 2, с. 159−171. Вербицкий В. Поездка на Валаам // Исторический вестник. — СПб., 1913, март, с. 988−1015. Сементовский Н. М. Киев, его святыни, древности, достопамятности и сведения, необходимые для его почитателей и путешественников. — 6-е изд. — Киев и СПб., 1881. Голубев С. Т. Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники: в 2 т. — Киев, 1883- 1898. — Т. 1. Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковнослужителей. — Киев, 1913, с. 1403. Календарь крестный иллюстрированный на 1883 год // Ред. А. Гатцук. — М., 1883, с. 134. Ратшин А. Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России. — М., 1852, с. 123. Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви. — СПб., 1877, с. 4. Сергий (Ларин), епископ. Православие и гитлеризм (машинопись). — Одесса, 1946−1947, с. 110. Денисов Л. И. Православные монастыри Российской империи: полный список всех 1105 ныне действующих в 75 губерниях и областях России. — М., 1908, с. 164,167,295,307,383,397, 478, 717, 828. Летопись церковных событий и гражданских, поясняющих церковные, от Рождества Христова до 1898 года, епископа Арсения. — СПб., 1899, с. 641, 643, 647, 648, 652. Бекетов П. П. Портреты именитых мужей Российской Церкви с приложением их краткого жизнеописания. — М., 1843, с. 5−6. Филарет (Гумилевский), архиепископ. Обзор русской духовной литературы: в 2 кн. — 3-е изд. — СПб., 1884, с. 190−193. Жития святых, на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней святителя Димитрия Ростовского с дополнениями, объяснительными примечаниями и изображениями святых: в 12 кн. и 2 кн. доп. — М., 1903−1911, 1908, 1916; сентябрь, с. 408, прим. 2. Православный собеседник. — Казань, 1897, декабрь, с. 708. — 1901, февраль, с. 132; июль-август, с. 33−73. Прибавления к «Церковным ведомостям». — СПб., 1897, N 1, с. 23. Труды Киевской духовной академии. — 1869, июль-сентябрь, с. 439−486. — 1870, июль-сентябрь, с. 110, 129, 154, 438, 542, 562, 563, 575. — 1888, февраль, с. 206. — 1890, ноябрь-декабрь, с. 535−557. Душеполезные размышления. — М., 1878−1887; 1884, с. 357−400. Русский инок. — 1916, N 6, с. 371. Русский паломник. — 1893, N 44, с. 695. Русская старина. — СПб., 1872, декабрь, с. 687. — 1876, июнь, с. 288−289. — 1888, ноябрь, с. 543. — 1907, май, с. 381. — 1911, июнь, с. 634. Церковный вестник. — СПб., 1891, N 41, с. 650; N 42, с. 665. — 1895, N 10, с. 310. Журнал Московской Патриархии. — М., 1950, N 7, с. 29. — 1954, N 5, с. 35. Известия по Казанской епархии. — 1884, N 4, с. 125. Православное обозрение. — М., 1865, апрель, с. 203−204. — 1874, январь-февраль, с. 210−243; март-апрель, с. 303−326. Русский архив. — М., 1895. — Кн. 2, N 7, с. 350, 352. Полный православный богословский энциклопедический словарь: в 2 т. // Изд. П. П. Сойкина. — СПб., б. г. — Т. 2, с. 1802−1803. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 41 т. — СПб., 1890−1907. — Т. 23-а (кн. 46), с. 484−485. Н. Д[урново]. Девятисотлетие русской иерархии 988−1888. Епархии и архиереи. — М., 1888, с. 14. Русская Православная Церковь 988−1988. Очерки истории I—XIX вв. — М., 1988. — Выпуск I, с. 64−69. Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви: в 9 т. — М., 1994−1997. — Т. 6, с. 335, 343, 345−347, 445−447, 450, 451, 454, 460, 462, 466−468, 470−481, 483, 488, 493, 495−501, 505−507, 511−524, 528−534, 538, 540, 542, 544, 549−556, 560−571, 573, 576, 602, 618, 623, 626−629, 633−635, 637.

По материалам сайта Биография.ру

Б. Н. Флоря
ВЛАДИСЛАВ IV ВАЗА
Статья из IX т. «Православной Энциклопедии»

Годы жизни: 9.06.1595, Краков — 20.05.1648, Мереч.

Владислав IV Ваза — польский король (1632−1648). В ходе польско-шведской интервенции часть русской знати в феврале 1610 г. провозгласила королевича Владислава царем в Русском государстве; по Поляновскому миру 1634 г. Владислав отказался от претензий на русский престол.

Правление Владислава IV было осложнено множеством внешне- и внутриполитических конфликтов. Последние зачастую имели религиозный характер и были следствием религиозной политики, проводившейся отцом Владислава королем Сигизмундом III Вазой и имевшей главной целью утверждение приоритета католичества на территории Речи Посполитой над Православием и протестантизмом. Сигизмунд III старался не давать важных государственных должностей протестантам и православным, активно содействовал заключению Брестской унии 1596 г., не признавал православных иерархов, поставленных в 1620 г. Иерусалимским Патриархом Феофаном IV.

Владислав IV имел другие политические цели. После смерти Сигизмунда III весной 1632 г. началась Смоленская война с Россией. Правящие круги Речи Посполитой нуждались в лояльности православного населения, прежде всего Запорожского казачьего войска, упорно выступавшего против религиозной политики Сигизмунда III. В этих условиях Владислав IV был инициатором уступок требованиям православного населения страны. Он мог опираться на поддержку шляхты Волынского, Киевского и Брацлавского воеводств, выбравших православных послов на сейм, который должен был определить порядок и условия выборов на польск. трон. На сейме была создана комиссия во главе с В. для урегулирования положения правосл. Церкви в Речи Посполитой, о чем были срочно уведомлены послы Запорожского казачьего войска. Однако никаких серьезных решений сейм не принял.

На собравшемся 27 сент. 1632 г. элекционном сейме, еще до избрания Владислава IV на трон, участники поручили Владиславу разработать документ, который определял бы положение Православной Церкви в Речи Посполитой. Проект соглашения — «Пункты успокоения», — созданный Владиславом при участии близкого к нему теолога В. Магни, хотя учитывал далеко не все пожелания православных, тем не менее признавал за православными право свободно совершать богослужение, строить новые церкви, иметь семинарии, школы, типографии, православные получали доступ к должностям в городах. Главой Православной Церкви «Пункты успокоения» признали православного митрополита, которому должен быть передан собор Св. Софии в Киеве. Православным возвращались также 4 епископские кафедры — Львовская, Луцкая, Перемышльская и новосозданная Мстиславская (для православных на территории Литовского великого княжества). «Пункты успокоения» предполагали передать православным Киево-Печерский монастырь, все храмы и монастыри в Киеве, кроме Выдубицкого Всеволожа во имя арх. Михаила монастыря, 3 храма в Вильно и часть храмов на территории Мстиславской епархии. Кроме того, предусматривалась организация комиссий в каждой епархии для раздела храмов между православными и униатами. Важное значение имело установление о том, что на землях униатской епархии могут жить православные, подчиняющиеся архиерею соседней православной епархии. 1 нояб. 1632 г. «Пункты успокоения», скрепленные подписью и печатью Владислава IV, были внесены в варшавские городские книги. Папскому нунцию, недовольному документом, Владислав сказал, что лучше униаты сохранят за собой часть владений, чем будут силой лишены имущества казаками. Однако и католические епископы, и униаты заявили, что согласятся принять «Пункты успокоения», если они будут одобрены папой.

14 нояб. 1632 г. Владислав был избран на польский трон. Опираясь на «Пункты успокоения», православные провели выборы кандидата на митрополичий престол, а также на Луцкую и Мстиславскую кафедры. Одновременно Конгрегация пропаганды веры предписала нунцию добиваться, чтобы сейм не утверждал «Пункты успокоения».

На собравшемся в февр. 1633 г. коронационном сейме вопрос о «Пунктах успокоения» снова стал предметом дискуссии. Отрицательные отзывы дали католические теологи, католический епископат выступал против реализации документа. Владислав, которому нужна была поддержка православных в условиях военных действий, опираясь на православных послов в сейме, представил утвержденный сеймом «Диплом», по которому за православными было признано право иметь иерархию, храмы, братства, школы и типографии, а также создавать и строить новые церковные учреждения. «Диплом» сообщал также о передаче митрополичьего стола избранному православными митрополиту св. Петру (Могиле), Луцкой кафедры — Афанасию (Пузыне), Мстиславской — Иосифу (Бобриковичу). Кроме того, «Диплом» содержал обещание, что «Пункты успокоения» получат подтверждение на следующем сейме. В ряде грамот Владислав подтвердил права православных монастырей и братств, издал распоряжения о передаче православным нескольких храмов. Однако выполнение этих распоряжений натолкнулось на сопротивление униатов.

В 1633 г. Владислав IV направил посольство в Рим, в т. ч. с целью получить одобрение сделанных православным уступок. Посольство лишь частично выполнило свою миссию. Об одобрении папой «Пунктов успокоения» не могло быть и речи. Польскому послу Е. Оссолиньскому удалось добиться лишь того, что папа не выступил открыто против «Пунктов успокоения» и «Диплома». Когда в янв. 1635 г. собрался следующий сейм, война с Россией была закончена и заинтересованность Владислава в поддержке со стороны православного населения Речи Посполитой сильно уменьшилась. Хотя сейм, как и было обещано, формально подтвердил «Пункты успокоения», в привилегиях Владислава 14 и 18 марта 1635 г., определявших положение униатской и Православной Церквей в Речи Посполитой, уступок, сделанных православным в «Пунктах успокоения», оказалось намного меньше. Так, в Перемышле наряду с православным должен был находиться и униатский епископ, православным не был передан Спасский монастырь в Могилёве, который должен был стать резиденцией Мстиславского епископа, им было запрещено иметь храмы в Полоцке, Витебске, Новогрудке и др. Несмотря на это, большая группа католических и униатских сенаторов и послов продолжала протестовать против принятых решений.

В соответствии с «Пунктами успокоения» в Польском королевстве и в Великом княжестве Литовском были организованы комиссии для раздела храмов и имущества между православными и униатами. Комиссия в Польском королевстве работала с осени 1635 до апр. 1636 г. Ее деятельность натолкнулась на упорное сопротивление униатов, которые во многих случаях, опираясь на поддержку представителей власти на местах — старост, саботировали выполнение решений комиссаров. На сторону униатов стал и Владислав, предписавший в апр. 1636 г. вернуть униатам ряд переданных ранее православным церквей. На этом деятельность комиссии прервалась, попытки православных добиться возобновления ее работы оказались безрезультатными. В Великом княжестве Литовском комиссия вообще не приступила к работе. В результате большая часть храмов и имущества, захваченная униатами в первые десятилетия XVII в., так и осталась в их руках.

Особое положение сложилось в Смоленской земле, где действовала выданная по просьбе смоленской шляхты Сигизмундом III в 1623 г. «Прерогатива», согласно которой на данной территории разрешалась деятельность только католических и униатских церковных организаций. В янв. 1634 г. Владислав IV подтвердил установление отца, дополнив его запретом строить на Смоленщине православные храмы и протестантанские «зборы». Правда, в мае 1634 г. Владислав по просьбе местной православной шляхты разрешил восстановить в Смоленске храм во имя св. князей Бориса и Глеба, но зимой 1636 г. построенный храм был разрушен по решению сеймика местной шляхты, и это не вызвало никакой реакции со стороны Владислава. В 1641 г. он подтвердил установленный им ранее запрет строить в Смоленской земле православные церкви.

После заключения соглашений 1635 г. одной из главных задач политики Владислава по отношению к православным стала организация «новой унии» Православной и униатской Церквей. В. хотел поддержать разработанный во 2-й пол. 20-х гг. XVII в. проект объединения этих Церквей в рамках особого Патриархата, который был бы подчинен Риму, но пользовался широкой автономией. Универсалами в авг. и сент. 1636 г. Владислав IV предложил православным и униатам выслать на сейм своих представителей, чтобы совместно выработать соглашение о создании такого Патриархата. Одновременно были сделаны шаги в Риме для обеспечения поддержки проекта со стороны Папской курии. Проект вызвал сочувственную реакцию православной и униатской иерархии, но курия выступила против него. В 1638 г. Владислав обратился с письмом к папе Урбану VIII с просьбой разрешить созыв в Варшаве совместного Собора представителей 2 исповеданий. И хотя эту просьбу поддержал униатский митрополит Рафаил Корсак, ответ курии был отрицательным. Владислав продолжал добиваться своего, но безуспешно: курия не разрешала проведение совместного Собора, утверждая, что условия унии выработаны Ферраро-Флорентийским Собором, а вопрос о возможном сохранении православной литургии и других обрядов должен решаться в Риме, а не на Соборе православных и униатов.

Возвращение к планам «новой унии» произошло в сер. 40-х гг. XVII в., когда под воздействием Владислава, нуждавшегося в субсидиях Ватикана для осуществления планов войны с Османской империей, Киевский митрополит Петр (Могила) и лидер православной шляхты А. Г. Кисель изложили свои предложения о возможных условиях «соединения» с Римом. Эти предложения доставил в Рим в нач. 1645 г. Магни. Ответа на них не последовало, но в инструкциях новому нунцию в Польше Дж. ди Торресу курия, подчеркивая, что объединение Церквей возможно только на условиях, выработанных во Флоренции, все же дала согласие на созыв совместного Собора. Вскоре после приезда Торреса в Польшу скончался свт. Петр (Могила). Нунций стал добиваться передачи Киевской митрополичьей кафедры униату, но Владислав в мае 1647 г. передал кафедру кандидату, выдвинутому православными, — близкому к Петру (Могиле) Мстиславскому еп. Сильвестру (Коссову). Владислав и его ближайший советник Оссолиньский заверяли нунция, что в вопросе о соединении Церквей новый митрополит будет следовать указаниям короля.

На съезде православных, созванном в связи с избранием нового митрополита, были выработаны условия соединения Церквей, воспроизводившие в основном предложения, направленные в Рим свт. Петром (Могилой). Одновременно на сейме, во время работы которого король пожаловал Киевскую кафедру Сильвестру (Коссову), было принято постановление, дававшее королю полномочия для реализации «Пунктов успокоения» и предусматривавшее создание комиссии для рассмотрения претензий православных. Таким путем рассчитывали ослабить сопротивление со стороны православных планам унии. Во время поездки Оссолиньского на Украину в авг. 1647 г. он вел переговоры о возможных условиях унии с лидерами местной православной шляхты Киселем и М. Бжозовским. В первых месяцах 1648 г. той же теме был посвящен ряд встреч В. и Оссолиньского с Киселем и митр. Сильвестром. На Пасху 1648 г. Владислав выступил с речью перед представителями православных в Вильно, призывая их к заключению унии. 15 июня 1648 г. в Варшаве должен был собраться совместный Собор православных и униатов, но эти планы были сорваны начавшимся восстанием Б. Хмельницкого.

Как представитель старшей ветви шведской династии Ваза, Владислав IV выдвигал претензии на шведский трон, который после гибели на войне короля Густава Адольфа занимала его малолетняя дочь Кристина. В этих условиях Владислав был заинтересован в создании себе репутации толерантного политического деятеля и в отличие от отца стремился поддерживать хорошие отношения с влиятельными протестантскими политиками (например, с гетманом К. Радзивиллом), давал им высокие должности и земельные пожалования. Вместе с тем Владислав был далек от того, чтобы ради улучшения правового статуса протестантов вступать в конфликт с католическими епископами, магнатами и шляхтой. Поэтому он не оказал поддержки требованиям протестантов дополнить текст соглашения о религиозном мире — Варшавской конфедерации 1573 г.- постановлениями, о наказаниях для организаторов погромов протестантантских «зборов». Вместе с тем Владислав принял ряд мер против организаторов таких погромов (в частности, в Люблине).

Когда расчеты на приобретение шведского трона мирным путем рухнули и Владислав женился на дочери императора Фердинанда II, рассчитывая с его помощью завоевать Швецию, польский король перестал препятствовать действиям, направленным против протестантов. Так, после столкновений, происшедших в Вильно осенью 1639 г., король приказал вынести кальвинистский «збор» за пределы Вильно, запретив на территории города протестантские богослужения даже в частных домах. На сейме 1638 г. при активном участии Владислава были приняты суровые меры против представителей наиболее радикального направления среди протестантов — социниан. Были закрыты «збор», школа и типографии в одном из главных их центров — Ракове, оттуда были изгнаны социнианские учителя и проповедники.

Отношение Владислава к протестантам несколько улучшилось в последние годы его правления, когда король хотел выступить в роли посредника на мирных переговорах, которыми должна была завершиться многолетняя война между Габсбургами и антигабсбургской коалицией. Владислав был заинтересован в приобретении репутации веротерпимого политика и не мог и не хотел идти на серьезный конфликт с католиками. Этим целям должна была служить «приятельская беседа» (colloqium charitativum) между католиками и протестантами, целью которой было обсуждение «того, что их объединяет, выяснение того, что вызывает сомнения, и обсуждение того, что противоречит Священному Писанию и свидетельствам древней Церкви». В. лично пригласил участвовать в «беседе» представителей разных протестантских конфессий. Состоявшаяся осенью 1645 г. «приятельская беседа», как Владислав и ожидал, никаких конкретных результатов не принесла, но факт мирных переговоров между представителями разных конфессий в условиях, когда Европу терзали религиозные войны, произвел впечатление и цель, к которой стремился В., была достигнута. Однако в Речи Посполитой происходило нарастание нетерпимости по отношению к протестантам. Социнианский публицист И. Шлихтинг за сочинение, в котором он выражал сомнения в «божественности Христа», на сейме 1647 г. был приговорен к смертной казни.

Важное место в религиозной политике Владислава IV первых лет его правления занимало урегулирование отношений между католическим духовенством и шляхтой, в частности вопрос об отказе Церкви от приобретения новых земельных владений (compositio inter status). Шляхта была недовольна переходом земли в руки Церкви и не хотела отвечать в суде за неуплату десятины. На конвокационном сейме 1632 г. шляхтичи предлагали, не считаясь с мнением духовенства, принять решение, запрещающее духовным людям и учреждениям приобретать землю. Требования осуществить compositio inter status выдвигали на многих сеймиках и перед выборами на польский трон. После активных выступлений шляхты (и протестантской, и католической) католическое духовенство было вынуждено дать письменное обещание в том, что на коронационном сейме в первую очередь будет рассмотрен вопрос о праве монастырей приобретать земли.

На коронационном сейме 14 марта 1633 г. был принят ряд конституций, регулировавших отношения духовенства и шляхты в интересах последней. Так, шляхта получила право сохранить за собой земли, ранее принадлежавшие Церкви, если они 60 лет находились в ее владении. Другая конституция запрещала поручать судебное расследование духовным лицам, если одной из сторон в споре является духовенство. Решение наиболее важных вопросов было отложено до переговоров с папой.

В 1633 г., направляя Оссолиньского в Рим, Владислав поручил ему урегулировать вопросы об отмене права посылать в Рим апелляции на решения духовных судов относительно десятин и о возможности духовенства приобретать землю. Оссолиньский сумел добиться того, что папа запретил польским монастырям приобретать земли, суд нунция стал высшей апелляционной инстанцией по уголовным делам между светскими и духовными лицами. Папа также разрешил заменять десятину от урожая выплатой денежной суммы. На сейме 1635 г. эти договоренности с папой были оформлены как государственные законы. Их принятие на длительное время предотвратило возникновение конфликтов между шляхтой и католическим духовенством.

Лит.: Голубев С. Т. Киевский митр. Петр (Могила) и его сподвижники. К., 1883−1898. 2 т.; Kubala L. Jerzy Ossoli? ski. Warsz., 19 242; Andrusiak M. Sprawa Patriarchatu kijowskiego za W? adys?awa IV // Prace historyczne w 30-lecie dzia? alno?ci profesorskiej Stanis? awa Zakrewskiego. Lw? w, 1934; Krajcar J. The Ruthenian Partiarchate: Some Remarks on the Project for its Establishment in 17 Cent. // OCP. 1964.? 1−2; Dzi? gelewski J. O tolerancj? dla zdominowanych: Polityka wyznaniowa Rzeczypospolitei w latach panowania W? adys?awa IV. Warsz., 1986; Плохий С. Н. Папство и Украина: Политика рим. курии на укр. землях в XVI—XVII вв. К., 1989; Макарий. История РЦ. Кн. 6; Флоря Б. Н. Положение правосл. населения Смоленщины в составе Речи Посполитой (20−40-е гг. XVII в.) // RES. 1998.? 2. P. 00−00.

http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=48 421&p_comment=belief&call_action=print1(sedmiza)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru