Русская линия
НГ-Религии Андрей Мельников22.11.2007 

«Не надо бояться русских!»
Митрополит Кирилл заговорил на языке «патриотов»

РПЦ устами своего высокопоставленного иерарха в который раз продемонстрировала приверженность консервативной политике. И снова копья ломаются по поводу словоупотребления, ставшего нормой в прошедшем либеральном десятилетии. Глава Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл на встрече с активистами движения «Молодая гвардия» и студентами МГТУ им. Баумана 12 ноября в Москве призвал не бояться слова «русский». Свое раздражение в отношении принятого в постперестроечном политическом лексиконе термина «россияне» Церковь высказывает уже не впервые. И в этом смыкается с национал-патриотической идеей, в последнее время переместившейся с обочины общественной мысли на ее магистральное направление.

«Я глубоко убежден, что термин „россиянин“ — это политкорректный термин, искусственно внедренный в нашу жизнь в 1990-х годах», — сказал митрополит Кирилл. Позволим себе поправить владыку. Впервые это слово зазвучало в документах петровской эпохи. Оно должно было подчеркнуть изменение статуса государства — от Московской Руси к Российской империи. И на всем протяжении XVIII и начала XIX века воспеватели и идеологи новой мощной империи, от Ломоносова и Державина до Карамзина, намеренно обозначали ее население как «россияне», даже далеких предков задним числом называя гордо «славяно-россами». Термин «русские» появился уже в следующем столетии, когда в результате геополитических изменений в состав государства вошли народы с высоким уровнем национального сознания. Попытки ассимилировать их, проводя политику «русификации окраин», сопровождавшейся религиозными ограничениями меньшинств, привели к росту национально-освободительных движений. Сегодня Церковь словно нарочно наступает на те же грабли, призывая к соучастию и государство.

Интересно, что при этом митрополит Кирилл заявляет о недопустимости призывов к национализму. По словам иерарха, когда мы произносим слово «русский», «мы имеем в виду ведь не этническую чистоту — о какой этнической чистоте в России можно говорить! — мы говорим о русском мире». Слово «русский» не должно обижать этнически нерусских людей, «потому что это принадлежность всех нас к единому культурному миру, единой России», — заключил митрополит Кирилл.

Действительно, принадлежность к одному культурному и языковому пространству часто определяется в языковом обиходе как «русскость». Но как быть, если речь идет о национальном происхождении или гражданстве? Графа «национальность» в советских паспортах приучила нас отличать русских от татар, евреев, украинцев и т. д. Эта традиция сохранилась и в новой России — например, при всеобщей переписи населения. Вспомним, что перепись 2002 года в Татарстане проходила под лозунгом: «Запишись татарином!» В царские времена было в некотором смысле проще: подданные различались по вероисповеданию, и этническое происхождение оставалось частным делом. Когда речь заходит о гражданстве, возникает необходимость отделить обладателей паспортов с двуглавым орлом от нескольких миллионов так называемых «соотечественников», или, как их еще называют, «русскоязычных». Русский по происхождению и в Казахстане не превращается в казаха, но — в казахстанца. Обозначение россиянами граждан РФ прежде всего удобно для официального словоупотребления, не вызывает разночтений, а термин, как знают лингвисты, предполагает лексическую однозначность.

Вводя в обиход термин «россияне», Петр I начал работу по превращению подданных периферийного Московского царства в государственную нацию европейского типа, структурируя ее по западной схеме. В начале 1990-х в своем проекте модернизации страны реформаторы пошли по тому же пути унификации и бюрократизации распадающегося на национальные территории государства.

Не случайно в кабинете у первого президента стоял бюст первого Императора Российского. И не случайно в раскатистом ельцинском «россия-а-ане» ненавистники молодой демократии слышали «западнические» и «космополитические» нотки. По степени раздражения оно сравнимо с отношением к термину «русскоязычные» — это действительно неологизм, рожденный постсоветской эпохой. В национал-патриотической среде ходит популярная присказка: «В стране живут русские, а управляют ею россияне». Дескать, государство управляется элементами, лишенными национального самосознания, а то и вовсе представителями «нетитульной нации». Кто же эти инородцы, прячущиеся за безликим обозначением «россияне», ревнителям «национальных интересов» объяснять не надо. Митрополит наделяет негативной эмоциональной окраской слово «политкорректность», что тоже заимствовано из идеологического инструментария политических изоляционистов. Новое поколение исподволь готовят к ориентации на традиционные православные ценности в ущерб общечеловеческим, воспринимаемым как идеологическое оружие чуждой западной культуры.

Вот в какой контекст решил ввести политически и общественно активную молодежь признанный церковный златоуст митрополит Кирилл. Не будем забывать, что выступление иерарха проходило перед аудиторией будущих «госкадров», как представляют молодежное движение «Молодая гвардия» кремлевские кураторы, и технической элитой страны. Вряд ли, конечно, дипломатичный иерарх желает воспринять примитивное черносотенство. Но объективно национал-консерваторы — наиболее верные сторонники идеи построения государственной политики на основах православия и народности (а может быть, и самодержавия). И у Церкви нет иного выхода, кроме как использовать приемы, ранее отработанные представителями радикальных патриотов, предварительно выхолостив, конечно, экстремистские страсти. Если высшие иерархи смягчают изначальный радикализм такой позиции, то в приходах, особенно удаленных от столицы, священники склонны выражаться без обиняков. В этой связи мне вспоминаются откровения настоятеля одного из сельских храмов. Сетуя на трудно продвигающееся восстановление церковного здания, он упомянул о повальном пьянстве в приходе. «Черные приезжают, спаивают», — неожиданно зло заключил этот проповедник любви к ближнему.

Лингвистическо-политологические инициативы митрополита Кирилла вполне согласуются с попытками представить РПЦ ведущей идеологической силой Российского государства. Эта деятельность поддерживается и нынешними национал-патриотами. Их самосознание, использующее архаичные образы патриархальной Руси, не отягощено императивом цивилизованных норм политкорректности. Не обернется ли это бедами для самой Церкви? Ведь уже и сейчас в консервативной среде ходят разговоры об излишнем либерализме руководства РПЦ…

http://religion.ng.ru/facts/2007−11−21/1_russkie.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru