Русская линия
Татьянин день Дарья Курдюкова23.11.2007 

Сан-Витале в Равенне (продолжение)

Начало

Продолжение рассказа о соборе Сан-Витале в Равенне. Мозаики Сан-Витале — главная ценность этого великого ансамбля, в котором навсегда соединяются пространство, свет и цвет.

Главную ценность ансамбля Сан-Витале представляют его мозаики, из которых до наших дней полностью дошло убранство восточной части (пресбитерия): подпружная арка, отделяющая эту часть храма от основного пространства, свод и боковые стены пресбитерия, а также алтарная конха.

Апсида. Итак, на золотом фоне конхи изображен Христос-Эммануил (позднее вместо него будет изображаться Христос Средовек), Который, как Царь Небесный, восседает на круглой мандорле славы и в окружении ангелов. С одной стороны от Христа стоит мученик Виталий, которому Христос протягивает венок славы; с другой — с моделью храма находится епископ Экклесий (при котором и была заложена эта церковь на месте мученичества Виталия). Таким образом, ныне в едином пространстве Царства Небесного и едином, уже вечном времени вместе предстоят перед Христом персонажи разных эпох, заслужившие здесь свое место верой в Господа и благодетельными поступками.

На боковых стенах апсиды располагаются две ставшие хрестоматийно известными монументальных композиции (копии которых есть, например, в Московском Государственном музее изобразительных искусств): император Юстиниан и его супруга Феодора со свитой. В свите Юстиниана рядом с ним стоят епископ Максимиан (заканчивавший после Экклесия строительство собора) и предположительно его знаменитый полководец Велизарий. Сам император держит в руках дискос, литургическое блюдо, которое он подносит церкви Сан-Витале. Феодора также несет собору дары, в том числе литургическую Чашу. Столь смелое и, вообще говоря, беспрецедентное изображение императорской четы в алтарной части храма, вероятно, не только демонстрирует дань уважения конкретной церкви, но и подчеркивает особое значение императора с супругой для духовной и культурной жизни той эпохи.

Пресбитерий. При выходе из самого алтаря, на стенах пресбитерия размещены композиции, посвященные Моисею, Авелю, Аврааму, Мельхиседеку, а также изображения пророков Иеремии и Исайи. По традиции, которая пройдет сквозь все Средневековье, эти ветхозаветные персонажи и сцены, с ними связанные, так или иначе отражают главную, новозаветную христологическую, тему. Так, принесенный Авелем в жертву агнец, а также Исаак, которого возложил на алтарь Авраам, — прообразы жертвы Христа. Вместе с тем одной из главных предтеч Христа считался Моисей. С другой стороны, Авраам с тремя ангелами и Мельхиседек с хлебом и вином суть прототипы Троицы и Евхаристии соответственно, также непосредственно отсылающих к образу Господа. Нужно помнить, что символика таких изображений воспринималась особенно остро благодаря их размещению в алтарной зоне, где и в действительности совершались литургические службы. И наконец, одни из наиболее чтимых пророков — Исайя и Иеремия — связаны с предсказанием пришествия Мессии.

В центре свода пресбитерия — мозаичный медальон с Агнцем (символом Христа), поддерживаемый четырьмя ангелами. Затем тема Христа вновь повторяется на подпружной арке. Тут Его образ в центральном медальоне фланкирован медальонами с апостолами, а также Гервасием и Протасием, местными святыми, которые предположительно были сыновьями самого патрона церкви св. Виталия.

Таким образом, в целом в системе декорации храма можно выделить несколько важных моментов. Во-первых, это тема Христа — Господа Небесного Царства, символической земной моделью которого явлется храм. Как главный персонаж Христос в разных Своих ипостасях представлен на центральной оси церкви: в виде отрока в конхе, как Агнец в своде и Средовеком на подпружной арке. Другая важная тема — это аллюзии на литургическую службу, которые есть в образах пресбитерия (в сценах с Авраамом и Мельхиседеком), но также в ктиторском портрете. Так символически акцентируется настоящая служба, регулярно совершаемая в храме. Кроме того, в мозаиках Сан-Витале представлен самый путь Христа, от вести о грядущем пришествиии Господа до Его воплощения в виде Отрока, в виде жертвенного Агнца и затем в виде Средовека судии и Учителя (Чье учение проповедуют представленные тут же апостолы). Наконец, программа декорации связана и непосредственно с историей данного памятника, о чем свидетельствуют «портреты» местных епископов (Экклесия и Максимиана) и святых (Виталия, Гервасия и Протасия), а также императорской четы.

Сан-Витале в Равенне — один из важнейших образцов ранневизантийского искусства, гармоничный ансамбль статичной, но в то же время будто бы ожившей архитектуры со всеми ее пространственными ракурсами и вибрациями поверхности между мерным ритмом круглящихся ниш и пронизанным воздухом пространством арок. Это синтез пространства, света и растворяющейся в них плоскости стены. Ведь те самые стены — покрытые мозаиками со всевозможными орнаментальными и растительными мотивами райских кущ, сверкающие золотом и пурпурно-красным, глубоким синим и зеленым — но также нежнейшими оттенками карнации ликов — кажется, утрачивают свою материальность, отражая особый мир, поднятый своей одухотворенностью на какую-то неведомую высоту. Однако в формировании нового искусства пересекаются разные стилистические традиции. Так, если, например, в более раннем алтарном образе Христа-Эммануила чувствуется большая округлость линий, большая, если угодно, материальность фигуры, восходящей еще к античным образцам, то в более поздних «портретах» императора и императрицы появляется нечто иное. Они как будто уплощаются и постепенно теряют вес реального тела; они то ли стоят, то ли уже парят над землей; за их одеждами не чувствуется объема; наконец, черты их ликов приобретают заостренность и даже некоторую утрированность. И здесь на смену старым идеалам приходят новые, иначе выражающие особую внутреннюю духовную жизнь.

И именно этот собор будет весьма почитаем во времена Каролингов и, в частности, сыграет особую роль при возведении капеллы в Ахене (где будет коронован Карл Великий). Позднее, в эпоху Ренессанса, на Сан-Витале обратит особое внимание великий флорентийский архитектор Филиппо Брунеллески при работе над куполом Санта-Мария дель Фьоре, вехой в истории архитектуры Нового времени. Сан-Витале в Равенне сегодня — один из тех памятников, что занесены в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

http://www.taday.ru/text/80 162.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru