Русская линия
Правая.Ru Павел Троицкий21.11.2007 

Революция без конца

Консерваторы, монархисты, православные легко могут быть втянуты в революцию. И вспомнят властям и религиозную толерантность, и приверженность правам человека, и телевизионный разврат, и внедрение электронного контроля. В озлоблении они и не подумают: почему именно сегодня им дана возможность подняться на борьбу с властями?

Это смешное выражение из песни советской эпохи, к сожалению, весьма и весьма верно. Всякая революция начинается и, как правило, начинается кем-то. Но, увы, потом остановить ее весьма трудно, и она продолжает и продолжает свое разрушительное действие. Движущая сила революции — класс разрушителей, для которых созидание вторично, они используют миф о каком-то будущем созидании, чтобы эффективно продолжать свое разрушение. Интересно, что этот класс не бывает замкнутым, он открыт для каких-то внешних сил. Иногда эти внешние силы из других государств и управляют процессом. Это хорошо видно на примере нашей страны в годы революции. Антанта способствовала первой революции, а Германия поддержала вторую.

Да и если обратиться чуть-чуть назад, то мы увидим, что уже и французская революция фактически началась на другом континенте, когда французы принимали участие в войне за независимость САСШ, войне по сути революционной. Франция, борясь с Англией, поддержала американцев. В рядах американской армии сражались около 7 тыс. европейских добровольцев, среди них были французы маркиз Лафайет, и А. Сен-Симон, поляк Т. Костюшко и др. Затем уже Англия вяло наблюдала за развитием событий во Франции, а определенные круги, которые тогда назвались буржуазными, и в Англии, и в Германии, и в Бельгии, и в Голландии поддерживали всей душой революцию во Франции. Американские сепаратисты теперь уже сами воевали во Франции. В ходе Великой французской революции восставший народ воспользовался организационным опытом и революционной военной тактикой американцев.

Но тогда политическая жизнь не была столь напряженна, как в нынешние времена. Другое дело сегодня, когда в общественной жизни почти не осталось стихийных процессов, все они в действительности либо изначально смоделированы, либо после возникновения контролируются и направляются разумом людей.

В августе 1991 года в нашей стране произошла революция, которая была, по сути, контрреволюцией, потому что мы обратились к завоеваниям Февральской революции, отбросив завоевания Октябрьской. Контрреволюция и революция как один и тот же процесс, но если учитывать, что события 1991 года изменили весь строй нашей жизни и материальный, и духовный, то надо признать их именно революционными.

Очевидно, что Февральская революция 1917 года была на 90% управляема. Россия, в отличие от бедствующих Франции и Германии, экономически почти не пострадала от войны, и вдруг не хватило хлеба в Петербурге. Революция стала углубляться — шел процесс развала во всех областях жизни, как и в других подобных ситуациях активно поддержанный нашими внешними врагами. Но и революция 90-ых годов углублялась вовсе не потому, что Запад хотел, чтобы Россия преобразовалась в одну из подобных ему по государственному и общественному устройству стран, а потому что он хотел ее полного разрушения. Впрочем, как в революцию 1917 года, тут было два уровня идей: нижний, где царствовали легенды прогресса и социальных преобразований, и высший, где планировалось уничтожение России. В революции 1991 года один уровень идей — это победа демократии, установление правового государства, другой -демонтаж исторической России.

Существенное отличие революции 1991 года в том, что она была уже почти полностью управляема. Пока СССР совершенствовался в технике и надеялся с помощью вооружения победить своих противников, Запад занялся новым видом оружия массового поражения — воздействием на человека. Если отбросить всякие парапсихологические средства, то успеха тут можно достичь и весьма простыми методами. Это вроде как сеть интернет — в ней нет ничего революционного, но при хорошей организации, какие возможности она открывает! Так же знание социальной психологии с учетом национального фактора, техника массового обмана и другие способы способны сокрушать государства.

Когда-то Победоносцев очень опасался всеобщего образования, потому что предвидел, что это образование будет не просвещением, а оболваниванием масс. «Есть в человечестве, — говорит он, — натуральная сила инерции, имеющая великое значение… Сила эта, которую близорукие мыслители новой школы безразлично смешивают с невежеством и глупостью — безусловно необходима для благосостояния общества. В пренебрежении или забвении этой силы — вот в чем главный порок новейшего прогресса». Разумный человек понимает значение этой силы и ясно чувствует, что, поддавшись логике и рассуждениям, он должен будет изменить все свое мировоззрение; поэтому он твердо хранит ее, не поддаваясь «доводам здравого смысла». Эта сила покоится не на знании, а на непосредственном ощущении, чувстве, опыте. «Один разве глупец может иметь обо всем ясные мысли и представления, утверждал тот же Победоносцев, — Самые драгоценные понятия, какие вмещает в себе ум человеческий, — находятся в самой глубине поля и полумраке; около этих-то смутных идей, которые мы не в силах привести в связь между собою, вращаются ясные мысли, расширяются, развиваются, возвышаются».

Современность развеяла «мрак неведения», и каждый смотрящий телевизор имеет обо всем самые достоверные знания. Для оболванивания важно в первую очередь бросить кость народу, объяснить каждому индивидууму: «Ты свободный неповторимый, способный обо всем составлять собственное мнение, причем это мнение очень важно». Это понял еще В.И. Ленин, когда говорил, что при коммунизме каждая кухарка будет управлять государством. Дескать, государство — такая простая штука, с которым можно справиться безо всякой подготовки. Посмотрите, как обрадуется простой человек, лишенный всякой веры, отбросивший вековые традиции, почитающий себя умнее старших. И сразу же и тот правитель у него — дурак, и этот. Он единственный знает, что делать, и это без особого труда: надо окончить только среднюю школу, научиться каким-то штампам и уже сразу можно во всем разбираться и все прекрасно понимать. Естественно, что такой человек скоро превращается в хулителя, и все деятели и руководители для него — ничто. Сталин — трус и жалкий дурак (непонятно, как при нем Россия одержала такую победу), раннее он же фигурировал в воспаленном сознании кухарок работником охранки, Ленин — полный идиот, Гитлер — ненормальный еврей, Николай II — то кровавый, то абсолютно безвольный человек, Александр III — деспот и пьяница, Павел? — самодур и истерик. Разбираемые фигуры и их оценки, меняются в зависимости от политической ситуации. Ну, а лучший строй — это полная и безоговорочная демократия.

И в результате этих кухонных исследований правителей, примеренных на собственный примитивизм, мы и получили первым президентом России Бориса Ельцина, про которого действительно трудно сказать что-то положительное. Все положительное получается опять с приставками «не»: не кололся он и не был половым извращенцем. После последней революции мы получили государство без идеологии. Идеология состояла только в том, чтобы следовать западным ценностям. Но как может быть суверенным государством образование, не имеющее ничего своего: ни истории, ни традиций? Пришлось искать традиции и историю. Сейчас наши вожди вспомнили, что когда-то была Великая Российская Империя, в которой не занимались исключительно эксплуатацией и притеснением других народов. Такое ощущение, что некоторым нынешним руководителям даже понравилась та, старая, история, сегодня вновь в очередной раз откорректированная и переписанная заново. Но достаточно ли этого? Революция же продолжается и расширяется, потому что «нет у революции конца». И двигают ее истинные революционеры, которым не надо, чтобы Россия занимала значительную часть суши. Им не нужно России. И, увы, сейчас уже очевидно, как будут действовать революционеры, за которыми стоят заинтересованные западные державы, вкладывающие деньги в эту революцию.

Острожные западные политики не хотят ничем рисковать и отрабатывают свои программы постепенно. То, что они применяют сегодня, было уже проверенно в меньшем масштабе и, как правило, на других государствах и других народах. Возьмем Сербию. Не все знают, что наши западные славянские братья на самом деле не любили Милошевича, которого в России почитают за героя. Во-первых, за то, что он был коммунистом, а во-вторых, за то, что он вел двойственную политику, наступал, когда надо бы отступать, или, наоборот, сдерживал свои войска, когда надо было идти вперед. Одним словом, действовал по методике «шаг вперед — два шага назад». Сплотить вокруг себя все патриотические силы и заставить их сидеть и ждать, пока развалят страну, — вот сегодня идеал правителя-патриота для Запада. Герой на трибуне и заяц на поле брани — вот кто нужен сегодня революционерам. Все граждане будут спокойны, вот кто нас поведет в бой, а в реальности вся деятельность — звуковые колебания, а за ними неизбежное поражение. Государственные зайцы немалую роль сыграли в революции 1917 года.

Недавно вдруг начали расти цены на соль. Безо всякой на то причины. А вы себе представьте, если не только на соль, но и на все? Неплохо получится. Недавний всплеск, которого очень испугались наши правители, кажется, был еще одним экспериментом. Наши руководители испугались его нелицемерно, значит, не предполагали и не могли его объяснить. И уж точно: он вовсе был им невыгоден. Политика стала наукой экспериментальной. Чтобы проверить, пойдет ли в нужном направлении процесс, надо отработать его на моделях, а потом поставить эксперименты. Сегодня мы точно можем сказать, что революционеры уже держат руку на рубильнике, который запустит в нужный момент цепную реакцию народного недовольства. В общественном сознании царствуют самые простые материальные ценности. Любые перебои с продуктами и другими предметами первой необходимости вызовут революцию. И организованная нехватка хлеба в 1917 году — просто мелочь по сравнению с ними. А что власть? Понимает ли она? Недавняя паника говорит о том, что прекрасно понимает. Но предпринимает ли что в реальности — на этот вопрос ответить сложно.

«Мы будем воевать», — а чем? Армию дезорганизовывали долгое время. Научные разработки в военной области не велись, потому что уже почила наука, если не вечным, то уж точно временным сном. В ней дорабатывают одни старики, и чтобы воссоздать ВПК, нужны годы. Но мы строим плохо, быстро и дорого, будто поставлена задача как можно быстрее избавиться от нефтегазовых денег. А можно было подумать о промышленности и сельском хозяйстве.

О том, что наши СМИ в большинстве своем находятся в неизвестно чьих руках, но только не российских, лишний раз говорить не нужно. Очень удобным оказался лозунг о независимости СМИ. «Даешь свободные СМИ!». Человеку «образованному», не приемлющему всякий мрак, в котором прячутся всякие там традиции, вера, государственность и прочие консервативные штучки, лозунги о независимости очень нравятся. Один день независимости для него мил, пусть за ним следуют годы кабалы. Эти годы наступают по простой причине, что независимости в этом мире не бывает. Тем более у СМИ. Ленин не ошибался, когда писал о партийности литературы, искусства. Увы, почти все партийно, хотя сейчас никто не имеет в кармане партбилета.

Можно себе представить, как поведут себя СМИ в час «Х"… И масса понесется в нужном направлении, как известное гадаринское стадо и, снеся все на своем пути, устремится вниз с обрыва. За последние годы из нашего народа усиленно делали это стадо вера — доллар, пища — зрелище. Но если эти преобразования общественного сознания не так быстро шли среди старшего и среднего возраста, то революционеры, как всегда и везде, обратили свое внимание на молодежь. Если большевики делали ставку на молодежь, по юности своей еще не обладающую «натуральную силу инерции» и поэтому очень полезную для революции, то сегодня уже можно говорить о культе молодежи. Сегодня считается, что все проблемы решит только молодежь, а люди среднего и пожилого возраста, испорченные социализмом, должны быть брошены в топку революции. Общество, проникнутое такими настроениями, вряд ли может существовать долго. Невольно вспоминается пророк Исайя, провидевший подобные времена: «И дам им отроков в начальники, и дети будут господствовать над ними… Юноша будет нагло превозноситься над старцем…» (Ис. 3. 5).

Движущие силы революции не всегда остаются постоянными в ходе ее развития. Вчерашние революционеры могут стать препятствием на пути разрушителей. Ленину и Троцкому мешали делать революцию в 1917 году Зиновьев, Каменев, Сталин, Луначарский, то есть почти все постоянные соратники. Похоже, нечто подобное мы замечаем сегодня. Вчерашние революционеры и преобразователи нынче чрезвычайно напуганы. Сегодня в органах власти царит паника перед грядущими выборами. Группы самых последовательных революционеров носятся по стране с плакатом: «Долой культ личности Путина!». Власти мечутся, пытаются хоть как-то организовать выборы. Московские власти в отчаянии велят всем своим сотрудникам идти на выборы под угрозой увольнения. Дано задание любыми способами обеспечить явку уставшего от бесполезных политических шоу народа. Когда начинают использовать подобные методы, то однозначно дело обстоит весьма плохо.

Выборы — самый подходящий момент для организации оранжевых революций. Те, кто с радостью принимал Путина, когда он сам был на самом острие революции и вполне одобрялся Западом, вдруг вспомнили все его многочисленные прегрешения. Это, как правило, люди, зависимые от «независимых» голубых экранов. Может быть не сегодня, но когда-то, в нужный момент, СМИ напомнят им весь компромат на наших весьма не безгрешных правителей, и нехватка либо хлеба, либо зрелищ может обернуться ликвидацией России, нехватку которой несчастные массы будут ощущать на собственном горьком опыте долгие годы. Консерваторы, монархисты, православные легко могут быть втянуты в революцию. И вспомнят властям и религиозную толерантность, и приверженность правам человека, и телевизионный разврат, и внедрение электронного контроля. В озлоблении они и не подумают: почему именно сегодня им дана возможность подняться на борьбу с властями?

Сегодня вдруг у нас появились активные борцы с коммунизмом, который уже отошел в прошлое со своей ставкой на рабочий класс. На деле они воют с Россией XX века, переболевшей коммунизмом. Борются не с болезнью, а с самим больным. Борются с государственностью России, сегодня имеющей возможность выйти на правильный, исторический путь. Это еще одна из кнопок, на которую можно нажать в час «Х». Задача свиноводов революции поднять одновременно всех недовольных, и повести их к пропасти. Чтобы масса неслась к обрыву, сметая все без разбора на своем пути: и плохое и хорошее, чтобы и самой погибнуть, и уничтожить российскую государственность, которую мы еще сохранили с древних времен.

Хватит ли у нашего народа разума? Хватит ли сил не стать марионетками в руках кукловодов? Есть ли в нас еще «натуральная сила инерции», которая даст возможность остановить революцию, сделает недейственными все западные разработки. Сегодня нам, как никогда, нужны терпение, надежда и вера.

http://www.pravaya.ru/look/14 367


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru