Русская линия
РПМонитор Игорь Омельянчук21.11.2007 

Комплекс Збруча и будущее Украины
Ось Москва-Киев как геополитический стержень православной цивилизации

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ КОНЕЦ ИСТОРИИ

Четверть века назад американский политолог Фрэнсис Фукуяма провозгласил «конец истории», заявив, что с падением СССР либеральная идеология восторжествует на всей планете и человечество вступит в новую и последнюю фазу своего существования. В ней не будет ни борьбы, ни подвигов, ни даже героев (бороться не с кем и не за что), ни наций, ни народов. Останется только объединенное общей либеральной идеей человечество, представляющее собой совокупность индивидов, поставивших своей целью удовлетворение бесконечно возросших материальных потребностей.

Тем не менее, предрекаемый Фукуямой «конец истории» все не наступает. Человечество никак не хочет всей планетой влезать в теплое, грязное, жирно и плотоядно чавкающее болото «общества потребления». Более того, насаждаемая Западом глобализация, под видом которой и загоняют в упомянутое болото страны и народы, только способствует ускоренному росту цивилизационной самоидентификации.

По мнению американского мыслителя Сэмюеля Хантингтона, в современном мире наиболее важными становятся не идеологические, политические или экономические различия, а черты культурно-цивилизационного своеобразия, главным из которых является религия. Хантингтон приходит к выводу, что после окончания «холодной войны» в современном мире не исчезло глобальное противостояние, только изменились его субъекты. На смену военно-политическим блокам (НАТО и ОВД) пришли локальные цивилизации: Конфуцианская, Японская, Индуистская, Исламская, Латиноамериканская, Западная (Евро-Атлантическая) и Православно-славянская или Русская. При этом возможно появление и еще одного самостоятельного игрока на этом поле — Африканского.

По Хантингтону, XXI век вполне может стать веком столкновения этих цивилизаций. А это намного хуже столкновения экономических интересов и даже хуже столкновения идеологий, так как в основе конфликта цивилизаций лежат более глубокие причины, не позволяющие достигнуть компромисса и ведущие к полному уничтожению (не обязательно физическому) одной из сторон или, во всяком случае, к ее полному культурному порабощению, что практически одно и то же.

Главный фронт борьбы будет проходить по границам Западного и Исламского миров. В силу пограничного положения Православно-славянской цивилизации, угрозы для нее будут исходить от обеих конфликтующих сторон, одинаково стремящихся использовать ее ресурсы в своих интересах. А так как со времен падения Второго Рима (Византии) центр Православия перешел в Россию, то именно она станет объектом экспансии.

Почти за столетие до Хантингтона авторы брошюры «Задачи русского монархизма», изданной Русским монархическим союзом накануне Первой мировой войны, утверждали: «Во внешних делах положение нашего Отечества — центральное, — между пробуждающимся полумиллиардным, с одной стороны, населением Востока, стесненным на своей территории, а с другой — сильными государствами Запада, тоже переполненными населением и нуждающимися в расширении своих границ, — в самом недалеком будущем заставит Россию избрать одно из двух: или стать молотом настолько сильным, чтобы сковать Восток и Запад, или же в качестве наковальни, став ареною постоянных кровавых событий — отдать себя на растерзание, т. е. утратить свою государственную цельность».

Действительно, сейчас на границы России оказывают давление сразу три цивилизации: Конфуцианская в лице Китая на Дальнем Востоке, Евро-Атлантическая, представленная блоком НАТО, на наших западных границах и Исламская (фундаменталисты) на южных. Так как российская государственность в течение веков объединяла под своим крылом представителей различных цивилизаций (как минимум двух — Православной и Исламской), и линия «разлома» между ними проходит по территории страны, многие западные политологи предрекают распад России уже в ближайшем будущем, а некоторые из них, в частности Збигнев Бжезинский, усиленно работают в этом направлении.

АТЛАНТИЗМ И УКРАИНА

Казалось, что с развалом СССР исчез единственный на тот момент альтернативный полюс силы, и США с союзниками стали хозяевами мира, подчинив себе все остальные цивилизации и завладев основными планетарными ресурсами. Но на рубеже XXI столетия вдруг выяснилось, как заметил Сэмюэль Хантигтон, что у незападных стран «достаточно стремления, воли и ресурсов, чтобы придать миру незападный облик». Кроме Исламской и Конфуцианской цивилизаций в качестве соперников Запада на политическое ристалище в нынешнем столетии вышли латиноамериканцы (чего стоят только Фидель Кастро и Уго Чавес!) и, казалось бы, окончательно поверженный противник — Россия.

Поэтому для Америки вновь актуальной становится задача не допустить возрождения Российской Федерации, а вместе с ней и самостоятельной Православной цивилизации. Отторжением от России Прибалтийских государств, Украины и Белоруссии Запад собирался поставить под контроль каналы российских экономических связей с Европой и тем завершить создание санитарного кордона вокруг России.

Но с приходом Александра Лукашенко на пост президента Белоруссии в санитарном кордоне возникла брешь. Более того, вопрос о воссоединении этой республики с Россией начал переходить из категории невероятного в категорию возможного.

Объединение России с Украиной представляет для Запада еще большую угрозу, нежели российско-белорусский союз. Ведь в этом случае вновь возникает угроза создания православной империи, по своему потенциалу уже сопоставимой с мощью США. Поэтому представитель Госдепа Ариэль Коэн откровенно заявил: «В интересах США — интеграция Украины с Европой, что предотвращает вариант имперского развития России». Главным способом недопущения воссоединения Украины с Россией стало заботливое культивирование украинского национализма правительством США.

Кто только не культивировал украинский национализм — и Австро-Венгрия, и нацистская Германия (где-то они теперь?), а в настоящее время США и Польша, — а он все никак не прививается, и ни национальной идеи, ни нации, отличных от российских аналогов, на Украине так и появилось. Нет, это отнюдь не означает, что это в принципе невозможно. Еще в начале ХХ века один из идеологов русского монархизма Лев Тихомиров заметил, что процесс создания нации можно провести, при известном желании, в пределах одного уезда. Поэтому можно создать и украинскую нацию. Только достаточно трудно это будет сделать в рамках существующего государства Украина, так как именно по его территории и проходит граница между Православной и Западными цивилизациями, в качестве которой можно принять реку Збруч. (В современной Украине даже термин такой появился «комплекс Збруча», т. е взаимонепонимание западных и восточных украинцев, существование которого официальная пропаганда всячески отрицает, но которое от этого тем не менее не исчезает). Тот же Сэмюэль Хантингтон не исключает возможности раскола Украины и появления проамериканского государства на Западе Украины, правда, способного существовать лишь при всесторонней поддержке извне.

В Российской империи понятия «национальность» вообще не существовало, его заменяло вероисповедание. Поэтому в течение многих веков все православные в России считались титульной нацией, т. е. русскими. Стало быть, для создания украинской нации, в первую очередь, необходимо убедить жителей Украины в том, что они не русские. На этом пути украинская власть добилась определенных успехов. Но еще миллионов 10 (а может и 20) граждан Украины, проживающих, в основном в южных и восточных областях, упрямо считают себя представителями украинской ветви русского народа.

Не последнюю роль в такой своеобразной самоидентификации играет Православная церковь. Поэтому именно на нее и обрушились удары украинских «государственников» и их заокеанских покровителей. В результате на Украине сейчас кроме канонической Православной церкви Московского патриархата существуют еще три (!), именующих себя православными: греко-католическая (униатская), автокефальная и православная церковь Киевского патриархата. А кроме этого на Украине создана (точнее, привезена с Запада) масса всевозможных религиозных сект, также именующих себя христианскими. Все это имеет лишь одну цель — расчленить духовно украинский народ и по кусочкам (так намного легче) втянуть его в орбиту Евро-Атлантической цивилизации.

СТЕРЖЕНЬ ПРАВОСЛАВНОГО МИРА

Но все усилия пока так и не принесли желаемых результатов — Украина по-прежнему тяготеет к России. И когда это тяготение в 2004 г. проявилось уж очень ярко, Западу пришлось на собственные деньги организовывать в Украине «оранжевый» путч и возводить на пост президента страны супруга бывшего (или действующего?) агента ЦРУ Катерины Чумаченко. Правда, проводимый этим «лучшим другом США» прозападный курс не нашел поддержки населения, и рейтинг главы украинской державы, несмотря на «мужество и героизм», проявленные им при неконституционном роспуске парламента и проведении досрочных выборов на Украине, едва превышает рейтинг Ельцина накануне отставки. «Оранжевые» политики так и не смогли понять, что большую часть своей истории Украина находилась в едином с Россией государстве вследствие определенной закономерности, а отнюдь не исторической случайности. Действительно, уроки истории, к сожалению, — единственные из уроков, которые почти никогда, никого и ничему не учат.

В настоящее время Украина без дешевых российских энергоносителей вряд ли переживет даже самую теплую зиму. Поддерживает же ее на плаву лишь зависимость России от украинской газотранспортной системы в вопросах экспорта энергоносителей на Запад. Но как только будет построен Балтийский трубопровод, ничто не удержит цены на газ на приемлемом для Украины уровне. Поэтому через несколько лет для Украины ребром встанет «исконно русский» вопрос: что делать? Перестроить всю экономику на энергосберегающие технологии за 2−3 года едва ли удастся, перейти на иждивение Запада тоже не просто. Кто же тогда захочет содержать на собственные средства 40-миллионное государство? Остается одно — сотрудничество с Россией, и чем теснее оно будет, тем выгоднее Украине. По мнению Хантингтона, Украина и Россия образуют «стержень для единого православного мира». Поэтому отношения между ними для Восточной Европы имеют такое же определяющее значение, как франко-германские для Западной.

Таким образом, на Российскую Федерацию, как и на Московское государство XV века после падения Византийской империи, возложена задача сохранения Православного культурно-исторического типа. Эта задача осложняется тем, что, в пределах Российского государства сосуществуют несколько различных цивилизаций, а также тем, что часть исторического ядра Православной цивилизации (украинцы и белорусы) отторгнута от нее. Поэтому России для выполнения своей всемирно-исторической миссии предстоит объединить три братских народа в рамках одной Православной цивилизации (не обязательно одного государства), а также примирить представителей различных цивилизаций в границах единой Российской державы. Задача, безусловно, невероятно сложная, но ведь еще Лев Тихомиров заметил, что те нации, которым приходится «долго отыскивать естественные границы своего государства, и находить их, лишь охватив огромные территории», или «осуждены на быстрое истощение своих сил», или «имеют перед собой великую мировую роль». Надеемся, что последнее вернее.

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=6903


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru