Русская линия
Российская газета Елена Яковлева,
Любовь Сережина
20.11.2007 

Люди подземелья
От чего бегут в сектантские пещеры

Вторую неделю глухое пензенское село Никольское удерживает первые строчки в информационных лентах. Как уже сообщала «РГ», в его окрестностях религиозная группа дожидается конца света в специально сооруженном подземелье.

За минувшую неделю на поверхности мало что изменилось — отшельники отказываются выходить на поверхность и не отпускают даже детей, укрытие охраняют милиционеры.

Монотонный пейзаж Погановки навевает тоску. Запорошенное первым снегом поле сливается с грязно-серым небом. Вот уж поистине забытый Богом уголок. Сотовые телефоны не работают. Дорога обрывается сразу за поворотом к околице (это ее называют Погановкой, у села весит указатель «Никольское»). Дальше только пешком. Трудно поверить, что поблизости под землей находятся люди. Как они там в промозглой стуже без дневного света? При этой мысли противно засосало под ложечкой. Но в Никольском, кажется, это мало кого волнует. По дороге из школы вприпрыжку бегут ученики. Занятий никто не отменял. Вдалеке, держась за забор, пробирается пьяненький мужичок с бутылкой в кармане. Во дворе кто-то разделывает поросенка.

— Не знаем мы, как там сектанты. Некогда нам за ними следить, — отмахнулись работяги.

Искать пресловутый овраг долго не пришлось. Стражи порядка выбегают навстречу, застегиваясь на ходу.

— Не положено! Стоять! Нечего людей тревожить. Неровен час… Сами знаете, что может быть, — выдает дежурную тираду постовой.

— А правда, что дети под землей плачут?

Белобрысый милиционер скептически ухмыляется.

— Вы слышите? Вот и я, сколько здесь стою, ничего не слышал.

В поле лишь жалобно завывает ветер.

Этот вагончик привезли милиционеры, которые ведут около убежища круглосуточное дежурство. Фото: Наталья СаванковаПодходить к вентиляционным отверстиям, выходящим из землянок на поверхность, опасно. Неделю назад из них раздались выстрелы. Это отшельники открыли предупредительный огонь, когда к ним сунулись официальные лица. Никто не пострадал.

Овраг от любопытствующих охраняется круглосуточно.

— Как долго вы будете здесь находиться?

— До конца света, — отшутились те, кто вынужден вместе с верующими ждать Апокалипсиса.

Последний раз отшельники выходили на связь 16 ноября. Тогда к одной из четырех вентиляционных шахт спускался настоятель храма в соседней Вертуновке, отец Георгий. Из-под земли священнику сообщили, что у них все нормально. После чего отшельники объявили обет молчания.

По уточненным данным, под землей находятся 29 человек. Все они приезжие. Первые из них появились в Никольском полтора года назад. Петра Кузнецова отцом Петром называли. Говорят, многие монашки в него влюблены были. Что в нем нашли? Последнее время он ходил весь грязный, в лохмотьях. А они ради него бросали и квартиры, и машины.

Петр Кузнецов рассказал следователям об устройстве подземного убежища. Оно имеет протяженность 4 км, по форме напоминает подкову. В помещении имеются несколько комнат размерами 2 на 2 метра, просторная кухня, кладовая, туалет, склад продуктов. Предварительно Петр закупил у одного из местных фермеров 4 тонны муки. В пещере вырыт колодец.

Родственники Петра Кузнецова смотрят все выпуски новостей. В райцентре Беково (в 30 километрах от места событий) живут его родители, бабушка и родная сестра. Людмила Баканова особенно переживает за здоровье стариков. Они очень расстроены случившимся.

— Я просто в шоке от того потока грязи, который вылили на нашу семью, — говорит Людмила Баканова. — Да, у брата есть глубокие религиозные убеждения, но разве он виноват, что другие люди их разделяют? Он ни к чему их не принуждал. Я так уверена, потому что знаю его. У него много знакомых в Беково. Но никто из них почему-то не поддался гипнозу, о котором все твердят. Потому что его нет. Единомышленники Петра — это люди «особого калибра», они настроены на одну волну. Допускаю, может быть, они психически нездоровы. Но это нужно доказать. Родственники этих людей обвиняют моего брата. Но скажите, так ли все хорошо было в их семьях, если человек ушел от родных. Человек доверился Петру, значит, больше было некому? Я не верю в сумасшествие брата. Мне нечего защищать брата, потому что я не считаю его виновным. Петр — очень наивный и доверчивый человек. Я не исключаю возможности, что его могли просто использовать. Поэтому неизвестно, кто сейчас находится в худшем положении.

КОМПЕТЕНТНО

Мы продолжаем следить за развитием событий в деревне Погановка Пензенской области, где около 30 человек, напуганные и соблазненные мыслями о скором конце света и проповедями Петра Кузнецова, вроде бы схимонаха, замуровали себя в самодельной пещере в овраге в ожидании этого самого конца света. Что за модель сознания характерна для таких людей? Какая логика привела их в овраг села Погановка? Об этом наш разговор с известным православным богословом и полемистом, диаконом Андреем Кураевым.

Российская газета: Отец Андрей, каковы причины случившегося?

О. Андрей Кураев: Это ожидаемый срыв. Когда в горах — снегопад, чередование оттепелей и метелей, рано или поздно начнутся сходы лавин. И это не первый сход «лавины»: я знаю о двух случаях самоубийства женщин в 90-е годы. Они поверили пропаганде дурных монахов о том, что пришли времена антихриста, и паспорта и индивидуальные налоговые номера (ИНН) брать нельзя, иначе душа погибнет. И вот от отчаяния эти «по незнанью» взявшие паспорта и ИНН женщины наложили на себя руки. Я знаю истории трех монастырей, которые уходили в раскол по тем же причинам. Один мужской монастырь из Украины во главе с игуменом ушел в бега. Еще один женский бежал из одной области в другую, ни во что не ставя местного архиерея и не прислушиваясь к его словам. Съездите в воскресенье в подмосковные Мытищи, там у памятника Николаю II проводят свои радения, так называемый всенародный чин покаяния, такого рода сектанты.

РГ: Но эти случаи не были громкими…

Кураев: И очень жаль. В результате мы дошли вот до чего. Наше благодушие не соответствовало сложности ситуации. Я ежедневно общаюсь с большими собраниями православных людей в разных городах, наиболее часто задаваемые вопросы из церковной аудитории связаны с опасениями, что высшее духовенство предало народ и уже служит непонятно кому — не то Римскому Папе, не то жидомасонам, не то антихристу.

РГ: По моему скромному мнению, такой настрой вряд ли бы переломили самый живой диалог и скорая реакция со стороны церковных иерархов…

Кураев: Речь не просто о диалоге, а о церковном учительстве. Важно не просто произнести «это дурь и глупость», а систематически приводить аргументы, напоминая их вновь и вновь. Мне кажется, наша церковь не очень эффективно действует в эпоху информационных войн. Причем часто мы демонстрируем неумение вести такого рода кампании не только на внешнюю, но и на собственную церковную аудиторию.

РГ: Почему?

Кураев: Для епископов характерно традиционное отношение к весомости архипастырского слова: если епископ, а наипаче Патриарх о чем-то однажды сказал, то предполагается, что для церковных людей этого достаточно, и не нужно к этой теме вновь и вновь возвращаться, чтобы не девальвировать архипастырское слово.

РГ: Резонное рассуждение…

Кураев: Резонное, только для эпохи безальтернативных источников информации: когда батюшка на селе есть, а телевизора нет… А когда есть центры и люди, которые смысл своей деятельности видят в том, чтобы пропагандировать альтернативные идеи и делают это совершенно невзирая на то, что сказал Патриарх, на такие выпады всякий раз надо отвечать. Повторяя святые банальности.

РГ: Люди, сектантски настроенные, не всегда подвластны аргументам…

Кураев: Но люди из пещеры сначала были нормальными православными людьми и лишь потом подпали под обаяние этого Петра Кузнецова.

РГ: Петр Кузнецов — священник?

Кураев: Нет, говорят, схимонах. То есть монах, но не священник. Иначе бы он звался «иеросхимонахом». А в монашество его мог постричь и какой-нибудь беглый монах.

РГ: Судя по всему, сегодня немало развелось людей с подложными духовными званиями.

Кураев: К сожалению, это так.

РГ: Вы как-то писали, что в секты попадают лучшие люди… Готовые к самопожертвованию. Не могли бы вы смоделировать внутренний мир человека, попавшего в секту?

Кураев: У Цветаевой есть строчки: «Читает стих Экклезиаста и не читает Песни Песней». В них абсолютно точно передано мироощущение такого рода людей. Из огромной симфонии православного мировоззрения они избирают только одну тему. Из огромного мира библейских книг знают только Апокалипсис. И даже его понимают однобоко как книгу страхов и тревог. Хотя Апокалипсис кончается очень радостно: «Ей гряди господи Иисусе».

Эти люди были наши, но затем началась духовная болезнь по модели раковой опухоли. Парадоксальная ведь болезнь: сверхздоровая клетка разбухает, не умея умирать, порождает себе подобные в неимоверных количествах и вытесняет все остальное. Так и здесь, некоторое доброе само по себе чувство теряет свое место, душит все остальное вокруг себя, заполняя всю жизнь, все чувства и мысли человека. Это, конечно, вывих. Но он, к сожалению, органически присущ нашей традиции. Как есть люди, предрасположенные к каким-то болезням, нервным срывам, так нашему национальному и религиозному типу, увы, свойственна опасность срыва в алармистское, крайне эсхатологическое настроение. Вспомним самосожжение староверов на рубеже XVII и XVIII столетий или самозакапывание их же под Тирасполем в 1896 году. И в советские времена были игумены, замуровывавшиеся в своих квартирах, чтобы не видеть новой власти.

РГ: А какова логика их выбора…

Кураев: Если человека убедили в том, что сейчас времена антихриста, а упоминаемые в Апокалипсисе «шестерки» закодированы в штрихкодах, то он начинает выбирать только те новости, которые соответствуют его теории, всюду подозревает предательство. Ведь время антихриста — это время подлогов, псевдоцеркви и псевдосвященников. И раз Патриарх об этом ничего не говорит, ага, ну понятно… Поэтому к беглецам в овраге очень трудно обратить пастырское слово: а кого они готовы послушать-то? Разве что спецрейсом привезти с Чукотки владыку Диомида.

РГ: Ваш прогноз на будущее: такие случаи будут повторяться, множиться?

Кураев: Я надеюсь, что кто-то из людей, близких по умонастроению к спрятавшимся в пещере, все-таки испугается продемонстрированной крайности. Поймет, что в этом есть глубинная ложь, и изменит свою позицию. Но кто-то, напротив, может восхититься: вот настоящие герои пошли до конца. Я сегодня нашел сообщение на сайте «Кавказ-центр», известном как сайт чеченских боевиков, они в полном восторге от этой ситуации. Спрятавшихся в пещере в Погановке объявили героями, сбежавшими из чекистской России. Это при том, что такого рода беглецы обычно себя считают сверхпатриотами. Что ж их так приветствуют те, кто не называют Россию иначе как «Дерьмораша»?!

Мне бы очень хотелось, чтобы в прессе, а желательно и в прокуратуре, поставили бы вопрос о нравственной и правовой ответственности тех людей, которые годами проповедовали именно такую модель поведения. Скажем, газета «Русский вестник» неоднократно прямо проповедовала, что из городов надо убегать, что паспорта брать нельзя, ИНН — печать антихриста и т. д. Если, господа, вы так людей учили, ответьте за плоды ученья.

http://www.rg.ru/2007/11/20/peshery.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru