Русская линия
Российская газетаПротодиакон Андрей Кураев20.11.2007 

Соблазненные концом света

Мы продолжаем следить за развитием событий в деревне Погановка Пензенской области, где около 30 человек, напуганные и соблазненные мыслями о скором конце света и проповедями Петра Кузнецова, вроде бы схимонаха, замуровали себя в самодельной пещере в овраге в ожидании этого самого конца света. Что за модель сознания характерна для таких людей? Какая логика привела их в овраг села Погановка? Об этом наш разговор с известным православным богословом и полемистом, диаконом Андреем Кураевым.

Российская газета: Отец Андрей, каковы причины случившегося?

О. Андрей Кураев: Это ожидаемый срыв. Когда в горах — снегопад, чередование оттепелей и метелей, рано или поздно начнутся сходы лавин. И это не первый сход «лавины»: я знаю о двух случаях самоубийства женщин в 90-е годы. Они поверили пропаганде о том, что пришли времена антихриста, и паспорта и индивидуальные налоговые номера (ИНН) брать нельзя, иначе душа погибнет. И вот от отчаяния эти «по незнанью» взявшие паспорта и ИНН женщины наложили на себя руки.

РГ: Но эти случаи не были громкими…

Кураев: И очень жаль. В результате мы дошли вот до чего. Наше благодушие не соответствовало сложности ситуации. Я ежедневно общаюсь с большими собраниями православных людей в разных городах, наиболее часто задаваемые вопросы из церковной аудитории связаны с опасениями, что высшее духовенство предало народ и уже служит непонятно кому — не то Римскому Папе, не то жидомасонам, не то антихристу.

РГ: Такой настрой вряд ли бы переломили самый живой диалог и скорая реакция со стороны церковных иерархов…

Кураев: Речь не просто о диалоге, а о церковном учительстве. Важно не просто произнести «это дурь и глупость», а систематически приводить аргументы, напоминая их вновь и вновь. Мне кажется, наша церковь не очень эффективно действует в эпоху информационных войн. Причем часто мы демонстрируем неумение вести такого рода кампании не только на внешнюю, но и на собственную церковную аудиторию.

РГ: Почему?

Кураев: Для епископов характерно традиционное отношение к весомости архипастырского слова: если епископ, а наипаче Патриарх о чем-то однажды сказал, то предполагается, что для церковных людей этого достаточно, и не нужно к этой теме вновь и вновь возвращаться, чтобы не девальвировать архипастырское слово.

РГ: Резонное рассуждение…

Кураев: Резонное, только для эпохи безальтернативных источников информации: когда батюшка на селе есть, а телевизора нет… А когда есть центры и люди, которые смысл своей деятельности видят в том, чтобы пропагандировать альтернативные идеи и делают это совершенно невзирая на то, что сказал Патриарх, на такие выпады всякий раз надо отвечать. Повторяя святые банальности.

РГ: Люди, сектантски настроенные, не всегда подвластны аргументам…

Кураев: Но люди из пещеры сначала были нормальными православными людьми и лишь потом подпали под обаяние этого Петра Кузнецова.

РГ: Не могли бы вы смоделировать внутренний мир человека, попавшего в секту?

Кураев: У Цветаевой есть строчки: «Читает стих Экклезиаста и не читает Песни Песней». В них абсолютно точно передано мироощущение такого рода людей. Из огромной симфонии православного мировоззрения они избирают только одну тему. Из огромного мира библейских книг знают только Апокалипсис. И даже его понимают однобоко как книгу страхов и тревог. Хотя Апокалипсис кончается очень радостно: «Ей, гряди, господи Иисусе».

Эти люди были наши, но затем началась духовная болезнь по модели раковой опухоли. Парадоксальная ведь болезнь: сверхздоровая клетка разбухает, не умея умирать, порождает себе подобные в неимоверных количествах и вытесняет все остальное. Так и здесь, некоторое доброе само по себе чувство теряет свое место, душит все остальное вокруг себя, заполняя всю жизнь, все чувства и мысли человека. Это, конечно, вывих. Но он, к сожалению, органически присущ нашей традиции. Как есть люди, предрасположенные к каким-то болезням, нервным срывам, так нашему национальному и религиозному типу, увы, свойственна опасность срыва в алармистское, крайне эсхатологическое настроение.

РГ: А какова логика их выбора…

Кураев: Если человека убедили в том, что сейчас времена антихриста, а упоминаемые в Апокалипсисе «шестерки» закодированы в штрихкодах, то он начинает выбирать только те новости, которые соответствуют его теории, всюду подозревает предательство. Ведь время антихриста — это время подлогов, псевдоцеркви и псевдосвященников. И раз Патриарх об этом ничего не говорит, ага, ну понятно… Поэтому к беглецам в овраге очень трудно обратить пастырское слово: а кого они готовы послушать-то?

РГ: Ваш прогноз на будущее: такие случаи будут повторяться?

Кураев: Я надеюсь, что кто-то из людей, близких по умонастроению к спрятавшимся в пещере, все-таки испугается продемонстрированной крайности. Поймет, что в этом есть глубинная ложь. Но кто-то, напротив, может восхититься: вот настоящие герои пошли до конца. Я сегодня нашел сообщение на сайте «Кавказ-центр», известном как сайт чеченских боевиков, они в полном восторге от этой ситуации. Спрятавшихся в пещере в Погановке объявили героями, сбежавшими из чекистской России. Это при том, что такого рода беглецы обычно себя считают сверхпатриотами. Что ж их так приветствуют те, кто не называют Россию иначе как «Дерьмораша»?!

Мне бы очень хотелось, чтобы в прессе, а желательно и в прокуратуре, поставили бы вопрос о нравственной и правовой ответственности тех людей, которые годами проповедовали именно такую модель поведения. Скажем, газета «Русский вестник» неоднократно прямо проповедовала, что из городов надо убегать, что паспорта брать нельзя, ИНН — печать антихриста и т. д.

Елена Яковлева

http://www.rg.ru/2007/11/20/kuraev.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru