Русская линия
Православный Санкт-Петербург Всеволод Троицкий19.11.2007 

Только России не велено…

Сегодня член Комиссии по школьному образованию РАН доктор филологических наук профессор Всеволод Юрьевич ТРОИЦКИЙ размышляет о неполноценности образования в российских школах и средних и высших учебных заведениях, о том, почему так происходит и что нужно сделать, чтобы изменить положение к лучшему.

— Мы можем сколько угодно говорить о том, что и как надо делать, но все наши добрые пожелания скорее осуществятся тогда, когда мы будем представлять себе реальную среду, в которой мы существуем. А значит, первое, о чём надо задуматься: департамент школьного образования России должен возглавлять русский человек, желательно православный. Почему это так важно? Потому что государствообразующая нация в России — русские, потому что мы хотим, чтобы наши дети в полном объёме изучали русский язык и русскую литературу. Для примера: в государстве Израиль очень много русских, но можете ли вы себе представить, чтобы человек, отвечающий за образование в Израиле, был русский православный или хотя бы просто русский? Нет, это невозможно. Значит, имеем ли мы, русские, которых в России большинство, право требовать, чтобы в нашей стране образованием занимался русский человек, который не был бы враждебно настроен к русскому народу, русским традициям, русской истории, русскому языку, к Православию? Имеем! Ведь это же нелепость, когда департамент образования России возглавляет иудей или мусульманин! Нужно в конце концов понимать, что-то или иное начальство в процентном отношении должно соответствовать большей по численности нации. А если мы будем предполагать, что великану и карлику нужно давать одинаковую порцию еды, мы просто уморим великана.

Что мы с вами можем сделать? Говорить об этом правду и требовать справедливости — ни больше ни меньше. Справедливо требовать, чтобы наше образование было национальным по существу? — Справедливо, потому что культура национальна. Нет и не может быть интернациональной культуры. А если начинается смешение культур, то, как и при смешении групп крови, наступает смерть. Разные национальные культуры могут обогащать друг друга, так же как люди с разной группой крови могут вступать в брак, рождать и воспитывать детей, но смешивать культуры — значит их разрушать. А нам нужно сохранять свою культуру в её чистоте.

Но как только мы начинаем добиваться справедливости, моментально появляются новые формы борьбы с нами. Вот пока ещё есть так называемый региональный компонент. Но как только на местах поднимается что-то доброе, хорошее — это сразу пытаются уничтожить. Покажу на примере. Журнал «Литература в школе» печатал серьёзные статьи и действительно достойно отражал научную мысль нашего времени. Но отныне он переведён в раздел «Психология и педагогика"… То есть в нём могут печататься работы по психологии и педагогике… но ведь журнал-то — «Литература в школе», а не «Психология и педагогика»! Это хитроумный приём, чтобы отделить журнал от тех изданий, которые будут иметь влияние на формирование наших будущих специалистов.

Надо что-то делать, сопротивляться такому положению вещей. Но для этого нужно чётко представлять, что мы живём в обстоятельствах информационно-психологической войны, под постоянным давлением враждебной нам значительной части СМИ. Вот я вхожу в магазин, сажусь в машину — везде работает радио. И что я слышу? — чистой воды издевательство над русской историей, над русской культурой, над русской православной верой, русским фольклором и русскими песнями. Всюду звучит не родная мне, русская, не славянская, даже не европейская музыка. Я слышу чуждую мне музыку. А учёные доказали, что если 60% регулярно прослушиваемой музыки не отвечает духу традиционной национальной культуры, — народ деградирует, растворяется в инокультуре.

Мы должны чётко представлять себе, что эта среда давит на наших детей. Когда я разговариваю со студентами или учениками, я вижу, что многие из них находятся под страшной магической силой воздействия этой информационной среды. Мне приходится медленными шагами переводить их на нормальный способ восприятия.

Далее, я вхожу в московское метро и слышу: «Доносите на людей в пачкающей одежде, курящих и занимающихся попрошайничеством». Что это такое? — Это разрушение нашего национального мироощущения. Сказано: «Просящему у тебя дай» (Мф.5.42). Слышите?! Не донеси на него, а — дай. А «донеси» — это чисто западный образец «порядочности». Я понимаю, конечно, что есть люди, которые обманывают, но я ведь могу подать тем, кто действительно нуждается. И я теперь всегда подаю, потому что во мне то объявление вызвало внутренний русский национальный протест. Но надо понимать, что это объявление действует на подсознание и исподволь разрушает наше национальное православное мировосприятие. Вот вам наглядный пример информационно-психологической войны в действии. И если мы ещё защищены своим опытом и знаниями — то наши дети, наши ученики ничем не защищены.

Количество часов и количество литературы, изучаемой детьми в школах, явно недостаточно, чтобы воспитать у них хотя бы нормальное отношение к отечественной литературе. Я уже не говорю об учебниках, которые явно нацелены на разрушение.

Ещё один повод для тревоги: у нас часто обезцениваются слова их неверным употреблением. Приведу старый, но очень важный пример. Слово «национализм» что означает в переводе? «Народность». Об этом ещё Вяземский писал. Так что же плохого в том, что я народен, а стало быть, националист? Настоящий националист — это тот, кто любит свой народ. А если человек любит свой народ, то он должен утверждать в нём добрые качества и имеет право требовать уважения к ним. Но можно ли требовать уважения к своему народу, если ненавидишь или презираешь какой-либо другой народ?.. Теперь вы понимаете, почему национализм — враг всякого шовинизма. Если я шовинист, я не могу быть националистом. Но наши политики под влиянием прессы ещё в начале XX века стали ставить в один ряд слова «шовинизм» и «национализм». И эта традиция продолжается до сих пор. Есть люди, которые, видимо, не понимают, что говорят, заявляя совершенно противоположные и абсурдные вещи. Например: «Я против национализма и шовинизма». Но это же абсолютно разные вещи!

Для чего это делается? А чтобы подвергнуть унижению само слово «нация». Его искажают. Во-первых, слово «нация» — это якобы просто население, во-вторых, слово «нация» связывают со словом «нацизм». Но нацизм — это нечто другое, это — фашизм, например, германский фашизм. Так происходит подмена понятий. Слово «народ» у нас тоже упраздняется, заменяется словом «общество». Но народ — слово особое, историческое. Без этого слова мы не можем говорить об образовании, о стране, о культуре. Ибо общество может быть и бандитов, народ же бандитским быть не может.

Нынешний год — год Русского языка. Я могу предположить, хотя хочу верить, что этого не случится, что выделенные на это громадные деньги будут брошены на разрушение русского языка, а вовсе не на его восстановление. Почему? А вот почему: чтобы защищать русский язык, нужно сначала вернуть его в школу в том виде и объёме, в каких он был в XX веке хотя бы, вернуть в школу изучение произведений русских классиков, на которых можно и должно учить детей русскому языку, вернуть изъятые из учебников биографии русских писателей… Если это будет сделано — я поверю, что наше правительство «за» русский язык. Если нет — грош цена всему. Пусть будет много фестивалей, будут плясать и петь русские песни, но русский язык будет деградировать… Второе: необходимо установить контроль над СМИ. Газетные статьи должны быть написаны на литературном русском языке. Разве это требование — нарушение политических свобод, ущемление прав человека? — Нет. Пожалуйста, пиши, что думаешь, высказывай своё мнение, но на правильном литературном русском языке.

К сожалению, в наше непростое время деньги играют ведущую роль, остальные интересы отходят на задний план. За все школьные преобразования, которые сейчас у нас внедряются, заплачено громадными деньгами, причём от западных организаций. Тот же единый госэкзамен… Чиновникам заплатили за этот эксперимент — вернее, плановое внедрение, — и они горло перегрызут, чтобы это внедрять на том уровне, который от них зависит.

Что мы можем сделать, чем противостоять? Доводить до сознания учеников и студентов, что происходит в стране с образованием, с культурой. Воспитывать в них чувство личного и национального достоинства: я — русский, и я обязан знать русский язык лучше, чем современные малограмотные СМИ. В этом отношении сразу конкретное предложение: есть рассказ А. Доде «Последний урок», где мальчик приходит в школу после завоевания Эльзаса немцами. Он узнаёт, что сегодня урок французского языка — последний, что он будет отныне говорить только на немецком языке. И мальчик совершенно иначе начинает воспринимать свой родной язык… Нам нужно в каждой школе этот «Последний урок» проходить и разъяснять, что мы сейчас в таком же положении, как те эльзасцы.

Почему у нас в школе история изучается с такими искажениями? В учебниках Великой Отечественной войне посвящено несколько строчек и сказано, что американцы решили исход войны. Это что? Это прямая, открытая ложь. А наша вера… разве она защищена?

А наша культура? Она не только не защищается — она разрушается. Кругом буквально всё отравлено нечистотами непечатных слов, я не могу пройти до метро, не будучи облит нецензурными словами. Что это такое? На родной земле я постоянно должен быть облит словесными нечистотами? Если первый признак культуры — это утверждение духовных начал, то второй — точно выраженная иерархия ценностей: святое, доброе, прекрасное, обыденное, пошлое, низменное… А что делает Швыдкой? Он утверждает публично, что можно смешать всё это, что без непечатной брани нет языка. Да, во всяком языке есть отхожие места… Но смешивать всё, как делает Швыдкой, — нельзя. Он — разрушитель нашей культуры, он — враг моего народа. И мы это терпим.

Итак, нам надо точно и ясно осознавать, что происходит, и, избегая всяких перегибов, говорить правду о том, что нас окружает. Второе — нужно издавать словари основных понятий: первый словарь — «Что есть что?», второй — «Кто есть кто?». Кто такой человек? Что такое политика? Что такое язык и какое значение он имеет? Такие словари необходимы, потому что в школе сейчас происходит отлучение школьника от основополагающих понятий всех предметов. Третье: нам необходимы курсы ликбеза. Без этого мы школу в нужное национальное русло не повернём.

И что удивительно: только России не велено
Любить свои песни, свою первозданную речь.
Потом попрекают: мол, столько святого потеряно!
Меня поражает, что столько сумели сберечь.
И что удивительно: только России положено
Страдать за других, умирать за других и скорбеть.
Посмотришь на глобус: где наших людей не положено!
А всё недовольны: мол, надо, чтоб так же и впредь.
И что удивительно: недруг в предчувствии мается —
Мол, Русь поднимается. Объединяется Русь!
Меня поражает, но Русь моя впрямь поднимается,
А с нею, безсмертной, неужто я не поднимусь?!

Н.Мирошниченко

Записала Ирина РУБЦОВА

http://pravpiter.ru/pspb/n191/ta001.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru