Русская линия
Официальный сайт Нижегородской епархии Лариса Львова16.11.2007 

Уроки о вечном. Из опыта работы литератора в школе

Лариса Вениаминовна Львова — педагог со стажем. Более 30 лет она преподает русский язык и литературу в нижегородской школе N 172 и одновременно является школьным психологом. Уроки о вечном — это уроки познания себя и других, это уроки нравственного совершенствования и первоначального понятия, где есть добро, а где зло. Это уроки литературы, которые помогают неокрепшей душе найти главный ориентир.

-Нужна ли нам сейчас вообще литература?

— Немного странно слышать такой вопрос, но он возникает, и возникает не случайно. Математика учит школьников необходимым вычислительным операциям, физика — законам природы, экономика — рыночным механизмам, и все это, несомненно, полезно и пригодно для дальнейшей взрослой жизни.

Но если мы по этому же критерию оценим литературу, то многие разведут руками: что значит ее полезность? Как измерить этот коэффициент? С одной стороны, книги — это накопленная веками мудрость, чужие ошибки и озарения, но с другой — не всякий читающий есть понимающий.

Вот и мучается школяр над очередным романом Толстого, не всегда понимая, какая из того польза. Но ведь не о пользе речь! Для того чтобы понять литературу, нужно иметь в своей душе один волшебный инструмент, которым и вооружает чуткий педагог — способность осмыслять и критически мыслить.

— Чем современное преподавание отличается от того, которое было, скажем, 20 лет назад?

— Современного школьника учат довольно прагматическому отношению к учебному процессу. Начиная с первого класса вводят экономику, в младшем школьном возрасте перегружают дополнительными дисциплинами, а знания по литературе проверяют с помощью тестов (ну это же не химия и не алгебра!).

Если построить по-настоящему идеальный курс литературы, начиная с первого по 11 класс, именно так, как положено, то дети, по-моему, могли бы спокойно обойтись без этики и психологии семейной жизни, дополнительных курсов по культурологии, потому что все это уже есть в литературе.

Только посмотрите: в этом предмете уже действительно все есть! На уроке можно не просто произведение разобрать, но и показать картину соответствующего художника, включить подходящий музыкальный фрагмент. Можно сделать философский и богословский комментарий.

От педагога требуется одно: научить детей мыслить. С готовыми сочинениями, в изобилии представленных в книжных магазинах и в Интернете, с краткими содержаниями (так, что та же «Война и мир» умещается всего на трех страницах) мы не сможем пробудить в детях ни одной живой мысли, развить их чувства, донести моральные ценности. Впрочем, вопрос о ценностях современных детей требует особого рассмотрения…

— Про ценности, наверное, понятно. Изменились сильно?

— Современный ребенок очень изменился, видимо, потому, что изменилось само общество. В советское время существовала официально признанная система ценностей, и ребенок с детства воспитывался так, что есть еще что-то, кроме денег. Сейчас нет четко сформированной системы ценностей, и школьники пытаются приспособиться к этому жесткому миру.

Ребенок, читая книгу, часто ставил себя на место героя, сочувствовал или не понимал, но очень эмоционально относился к тому, что читает.

Сейчас школьники просто не понимают многих литературных героев, особенно Катерину из «Грозы» Островского. Они искренне недоумевают, в чем заключается ее страдание. «Что, — говорят, — за проблема? Что с обрыва-то бросаться? Села с любовником в поезд — и адью! Из-за чего трагедия-то?»

Когда им начинаешь объяснять, что Катерина — чистая душа, она мучается оттого, что грех совершила и будет гореть в геенне огненной, и здесь явственный христианский подтекст — они не понимают.

Они читают глянцевые журналы, в которых рассказывается о пятом муже какой-нибудь знаменитости. При чем тут бедная Катерина? Помню, раньше читаешь этот монолог: «Почему люди не летают как птицы» — в классе тишина стоит необыкновенная. Девочки с трепетом слушают. Сейчас все смеются. «И чего она лететь собралась? Куда? Тем более женщина не работает, сидит дома, цветочки поливает, в церковь ходит. Чего ей еще надо? Не надо бегать, работать по 12 часов в день, суетиться, зарабатывать. Живи в свое удовольствие!»

То есть проблема Катерины совершенно им не понятна. Реалии того времени не воспринимаются. Они настолько далеки от тех понятий, что даже те девочки-отличницы, которые вникают в Достоевского и Толстого, не могут понять, о чем в «Грозе» вообще речь идет.

— Да, трудно с современными. Как говорится, ничего святого…

— Однажды я прочитала в одном журнале, что до сих пор не могут оценить стоимость автографа Пушкина и рассказала об этом ученикам. Есть вещи, говорю, которые бесценны. На что школьники возмущенно ответили: «Не может такого быть, сейчас можно купить все!»

Да, в душе учеников образовалась брешь, ее необходимо восполнить. Я говорю о воспитании наших детей. Душа ребенка — самый чуткий инструмент, педагог должен уберечь ее от цинизма и равнодушия, ведь ростки добра всегда присутствуют, только их надо бережно взрастить.

— Но все же, при любом отношении, в школьном курсе без литературы никуда…

— Самое главное, что через литературу дети находят для себя какие-то ответы. Когда вопреки отведенным программой часам удается выкроить на уроке время для того, чтобы какую-то главу прочитать и обсудить, то это им многое открывает. На одни произведения дети реагируют более бурно, чем на другие.

Например, поэма Блока «Двенадцать» чаще всего вызывает интерес, ведь это произведение очень спорное, вплоть до того, поэма ли это вообще. И тут дети начинают высказывать оригинальные мысли, между нами завязывается диалог. Еще всех волнует ситуация Наташи Ростовой и Андрея Болконского в «Войне и мире».

При всем скептицизме современных детей, по большей части конечно наносном, в глубине души они верят, что любовь должна быть одна, большая и на всю жизнь. Они искренне возмущаются: как это вдруг любимая героиня Толстого себе такое позволяет? Практически в любом классе эта тема всех волнует.

Что касается Достоевского, то существуют две категории детей: те, которые, прочитав «Преступление и наказание», сразу любят Достоевского, и те, которые, прочитав несколько страниц, больше никогда его в руки не берут. Середины тут не бывает.

Кроме того, изучая Достоевского, очень много приходится обращаться к христианским моментам. И осмысливают они это, конечно, по-разному. Это зависит от того, какая у них семья, какое мировоззрение, интеллектуальные способности. Примечательно, что в классах неблагополучных (как правило, это брошенные дети) находится больше сочувствующих Достоевскому, чем в тех, где все благополучно и хорошо.

Иногда бывает, что дети берут тему сочинения, но не идут строго за ней, а выплескивают свои собственные мысли, переживания. И пусть это не вполне соответствует теме, но там настолько много своих эмоций, что принимаешь это творение. Ведь у человека свои мысли возникли, искренние.

Как же возможно привить детям любовь к своему предмету, как объяснить детям то главное, что не всегда смогут объяснить другие взрослые, как дать им стойкий иммунитет против равнодушного и циничного мира? Глядя на Ларису Вениаминовну, понимаешь, что это возможно. Учитель, педагог, наставник — это тот, кто одинаково сильно любит детей и свой предмет — литературу.

Беседовала Анастасия ШОХИНА

http://www.nne.ru/pub.php?id=250


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru