Русская линия
Православие.Ru Николай Головкин16.11.2007 

«Благодарю Спасителя за милость ко мне…»

Протопресвитер Матфей Стаднюк — один из старейших пастырей Москвы и России. Шесть с лишним десятилетий он, очевидец и непосредственный участник многих памятных и значимых для истории Русской Православной Церкви событий, служит в священном сане, более четверти века — настоятелем Богоявленского кафедрального собора в Москве.

Его родные места — украинское село Залесцы Тернопольской области.

О детстве и юности отец Матфей рассказывает с особой теплотой: именно тогда началось его служение святой Церкви.

Родители были простыми крестьянами. Его мама Анна Демьяновна постоянно водила семилетнего отрока на богослужения в расположенную неподалеку от села Залесцы Почаевскую лавру, благодатная молитвенная атмосфера которой взрастила не одного пастыря Церкви Христовой.

По словам отца Матфея, из их села вышло более четырехсот священников. Батюшками стали и два его родных брата. Третий погиб во время Великой Отечественной.

В 1942 году, в годы фашистской оккупации, 16-летний Матфей Стаднюк поступил на пастырские курсы при Почаевской лавре. Учащиеся ютились в брошенных домах, где порой не было стекол в окнах, мерзли и голодали, но учились с большим энтузиазмом и усердием.

Однажды молодых людей хотели угнать в Германию, но они разбежались. Через какое-то время будущим пастырям удалось собраться вновь и продолжить учебу.

В марте 1945 года псаломщик Матфей Стаднюк был рукоположен в диакона, а через десять месяцев принял сан священника.

Первым его приходом был старинный деревянный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы в карпатском поселке Селятине на самой границе.

Он совершал службы и в четырех соседних храмах: не хватало священников. Добирался на лошадках, а чаще пешком. Нередко преодолевал в день по 40 километров. И хотя уставал, совершал свое служение с любовью и радостью.

А вскоре к пастырским трудам прибавились новые заботы. На 20-летнего священника возложили ответственное послушание благочинного.

«Когда проводились совещания духовенства, — продолжает свой рассказ отец Матфей, — все мы приходили на них пешком, преодолевая многокилометровые расстояния. Собирались благочинные со всей епархии — люди зрелые, умудренные опытом. Среди них я поначалу неловко себя чувствовал. Правящий архиерей ко мне относился с уважением, а ведь я не имел никакого опыта административной деятельности. Делал лишь то, что мне казалось необходимым для Церкви».

В конце 1940-х в Москве стали возрождаться духовные школы. И молодой священник решил ехать в столицу.

В 1949 году отец Матфей был принят в третий класс Московской духовной семинарии.

«И студенты, и преподаватели приходили на занятия бедно одетые, порой в телогрейках, — вспоминает отец Матфей. — Но для нас эти послевоенные годы, когда мы учились сначала в Московской духовной семинарии, а затем в Московской духовной академии, были временем радости и подъема. Каждое утро в Троице-Сергиевой лавре начиналось с молебна у мощей преподобного Сергия Радонежского. Это давало силы на весь предстоящий день».

По словам отца Матфея, особенное влияние на них оказали лекции старых профессоров, которые начали свою деятельность до октябрьского переворота и в середине XX века еще трудились на ниве церковной науки. Многие из них только что вернулись из заключения. Можно понять, с каким трепетом и благоговением эти люди преподавали слово Божие.

Но вот учеба позади. Святейший Патриарх Алексий I принял молодых пастырей в своем рабочем кабинете в Троице-Сергиевой лавре и, определив каждому его приход, по-отечески напутствовал их на дальнейшее служение.

Отец Матфей был направлен в храм во имя первоверховных апостолов Петра и Павла в Лефортове, где ему довелось прослужить четверть века.

В 1964 году распоряжением Святейшего Патриарха священник Матфей Стаднюк на три с половиной года направляется в Александрию — колыбель древних традиций богослужения — нести послушание настоятеля русского храма во имя благоверного князя Александра Невского.

Отсюда он часто приезжал в Одессу, где находилось подворье Александрийского Патриархата. Здесь же в Успенском мужском монастыре располагалась летняя резиденция первоиерарха Русской Православной Церкви.

Отец Матфей посещал первосвятителя, докладывая о положении дел в Александрийской Церкви. Эти драгоценные минуты общения со святейшим владыкой он хранит в памяти до сих пор.

В 1968 году отец Матфей был направлен в Нью-Йорк секретарем патриаршего экзарха Северной и Южной Америки архиепископа Нью-Йоркского и Алеутского Ионафана.

Он также служил в соборе во имя святителя Николая Мирлийкийского, построенном в начале XX века будущим Святейшим Патриархом Тихоном. По словам батюшки, это — святое место для всех верующих русских людей.

«Интересное там было служение, — вспоминает отец Матфей. — В Америке тогда было много представителей первой волны эмиграции из России и Украины. Это были старые люди, с которыми можно было говорить о нашей Родине. Священников Московской Патриархии за границей воспринимали по-разному. Но я не встречал ни одного человека, который бы относился к нам резко отрицательно. Все понимали положение Церкви и духовенства в советском государстве».

Рядом с ним в зарубежных поездках была его верная спутница и помощница — супруга Феодосия Павловна, регент церковного хора. Они выросли в одном селе, учились в одной школе и повенчались в 1945 году совсем юными, когда будущей матушке и восемнадцати лет не было.

В 1973 году протоиерей Матфей Стаднюк стал секретарем Святейшего Патриарха Пимена.

Высоко оценив пастырский и административный опыт отца Матфея, патриарх в 1978-м назначил его настоятелем Богоявленского кафедрального собора в Елохове, где находятся многие святыни первопрестольной и одновременно возвел в сан протопресвитера.

Для новопоставленных священнослужителей столицы, которые совершают здесь свои первые богослужения, отец протопресвитер — живой пример благочестивого отношения к великому таинству священнослужения, молитвенного предстояния пастыря у престола Божия.

В год 1000-летия крещения Руси у отца Матфея состоялась первая встреча с новой паствой: по благословению отца Матфея прихожане собора стали привозить на богослужения инвалидов первой группы — «спинальников», которые подчас и руку поднять не могут, чтобы перекреститься. Раз или два в году эти люди со всех концов России проходят курс лечения в единственном на всю страну спинальном отделении городской клинической больницы N 6 Москвы.

Связь собора с ГКБ N 6 историческая: больница находится недалеко от него и располагается в монастырских зданиях, принадлежавших ему до октябрьского переворота.

Новые специальные финские кровати, холодильники, отремонтированные холлы и коридоры больницы, цветной телевизор — все это и многое другое в последние годы было сделано для спинального отделения на материальную помощь собора. Здесь, в этом отделении, удивительная атмосфера: чисто, тихо, уютно — не так, как в других подобных местах.

Вернувшись домой крещеными и воцерковленными, «спинальники» понимают, что получили истинную основу для преодоления своего тяжелейшего недуга — духовную.

Много чудес было явлено за это время.

Из воска таяла свеча,
Под образом она горела,
Рука крестилася со лба,
Душа молитвы тихо пела…

Так написал прежде неподвижной рукой один из больных, причастившись святых таин.

Едва ли не обычным делом стали поступления «спинальников» в высшие учебные заведения страны, приобщение к серьезной трудовой деятельности.

В течение 45 лет, параллельно с пастырским служением, отец Матфей трудился в Патриархии. Он не раз был удостоен наград Русской Православной Церкви, а также братских Поместных Православных Церквей: Константинопольской, Александрийской, Антиохийской, Румынской, Болгарской, Чешской и Словацкой, Финской, Синайской…

После кончины Святейшего Патриарха Пимена протопресвитер Матфей Стаднюк продолжал нести послушание секретаря при Святейшем Патриархе Алексии II.

В мае 2000 года в связи с перенесенной болезнью он подал прошение об освобождении от этих обязанностей.

«Его Святейшество, — вспоминает батюшка, — с отеческим вниманием относится ко всем своим сотрудникам, интересуется их жизнью, всегда поздравляет и с церковными праздниками, и с личными знаменательными датами. Не только я, но и все, кто работал в Патриархии вместе со мной, неизменно ощущали с его стороны искреннее участие и заботу».

Удовлетворив прошение протопресвитера Матфея, Святейший Патриарх Алексий II в своей резолюции выразил ему сердечную благодарность за многолетние труды и добавил: «С сожалением принимаю это решение, но знаю, что состояние Вашего здоровья требует сократить нагрузки. От души желаю Вам, дорогой отец Матфей, беречь здоровье и сохранить себя как пастыря и настоятеля кафедрального собора на долгие годы».

У батюшки много духовных чад. За советом и помощью к отцу Матфею приезжают верующие не только из самых отдаленных уголков России, но и из-за рубежа.

Особенно он любит детей. Я сам не раз наблюдал, с какой любовью он их благословляет.

«Я благодарю Спасителя за милость ко мне, — говорит отец Матфей. — Господь дает мне силы служить и сегодня, общаться с паствой, исповедовать и причащать своих духовных чад, совершать положенные требы — крещение, венчание, отпевание… И все время перед престолом Божиим ощущать высоту пастырского служения.

Выражаю искреннюю признательность Святейшему Патриарху Алексию II за патриаршую любовь, внимание и заботу. Приношу глубокую благодарность нашему боголюбивому народу за глубокую веру. Постоянно молюсь о его спасении перед престолом Божиим».

Отца Матфея любят и уважают не только за доброту, но и за терпение. Терпение, говорят, никогда не покидало батюшку. Даже в самые трудные и тяжелые годы.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/71 115 122 231


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru