Русская линия
Фонд стратегической культуры Лиляна Булатович13.11.2007 

Мирослав Лайчак — Верховный моджахед на Балканах

Можно ли понять поведение Верховных представителей международного сообщества в бывших югославских республиках — особенно тех, которые представительствуют в Боснии и Герцеговине (БиГ) и управляют этим дейтонским детищем уже 12 лет, — иначе, как безумие, как угрозу миру, безопасности и социально-политическому равновесию в Европе? И как иначе понять новую несправедливость, совершаемую по отношению к сербскому народу в БиГ?! [1].

Что делает Европа в лице некоего моложавого словака, господина Лайчака [2], который сформировался как дипломат в среде так называемых неправительственных (читай: антисербских) организаций в Белграде, Подгорице и, наконец, в Сараево? Зовут его МИРослав, что должно значить «тот, кто прославляет или славит мир», но это CONTRADICTIO IN ADJECTO — противоречие по определению, которое наш надменный господин таскает сейчас за собой по Сараево.

Я знаю, что на подобные должности с каждым разом приходят люди все хуже и хуже, но никак не ожидала такого «ускорения» в деле разрушения пусть страшно усложненных и неэффективных, но все же хоть как-то уравновешенных структур политического представительства трех народов Боснии и Герцеговины.

Всесильный господин Лайчак с тех пор, как он появился в Сараево в качестве Верховного представителя международного сообщества «для укрепления мира» в БиГ, постоянно провоцирует сербов и сербских политиков своими агрессивными действиями. Прежде всего, это касается так называемой реформы, означающей на самом деле отмену или роспуск полиции Республики Сербской (РС). В ход идут угрозы, аресты и изъятие документов у сотен сербских мужчин, которые во время военных действий защищали свои семьи, дома, селения и могилы своих предков… Терпение сербов закончилось, когда было принято постановление, нарушающее Дейтонские соглашения: отныне решения в Федеративной скупщине (парламенте) в Сараево, состоящей из представителей двух так называемых энтитетов [См. прим.1], должны приниматься простым большинством голосов! Но в Скупщине большинство составляют мусульмане и хорваты!

Голосование простым большинством сербы помнят как страшное зло еще с тех пор, когда были фальсифицированы результаты референдума о независимости БиГ (на самом деле, об отделении от Югославии), а объявление Изетбеговичем мобилизации привело к войне в 1992 году. Ситуацию осложняет ряд других обстоятельств, усиливающих опасения сербов в БиГ. Это, прежде всего, предание огласке данных о том, кто являлся подстрекателями войны в БиГ, о количестве моджахедов, для которых Босния стала центром обучения самым кровавым методам джихада, о том, что они продолжают свободно передвигаться по территории БиГ. Более того, у них есть планы по расширению экспансии на Сербию, Черногорию и Македонию.

В чем же состоит резон ведущих европейских политиков, так открыто, с угрозами, поддерживающих предложения Верховного представителя международного сообщества по унитаризации Боснии и Герцеговины, то есть по созданию мусульманского государства в сердце Европы? Государства, фундамент которого пытались заложить еще в начале 1990-х признанием результатов фальсифицированного референдума, инспирированного фундаменталистом Изетбеговичем?! В чем, скажите, резон пресловутого «международного сообщества», которое делает вид, что не замечает все более воинственного поведения моджахедов и поддерживает формирование еще трех мусульманских государств на Балканах: 1) на территории Сербии — в Косове и Метохии; 2) «Иллириды» на западе Македонии; 3) на территории нескольких административных единиц на границе Сербии и Черногории, которую сторонники такого псевдогосударства называют старым турецким словом «Санджак», что в переводе означает «область»!?

То, что уже второе десятилетие исламские экстремисты пытаются завоевать на Балканах с помощью физического насилия и преступлений, — это же самое вершится с благословения пресловутого «международного сообщества»! Через особые решения Верховных представителей сейчас спешно оформляются политические структуры и укрепляются мусульманские религиозно-политические организации!

Задумавшись над этим, я вдруг поняла, что Мирослав Лайчак исполняет на Балканах роль Верховного моджахеда! Хотя я уверена, что этому очень жестко воспротивился бы тот, кто сам уже более десятилетия играет роль, на которую претендует Лайчак, — Верховный муфтий БиГ Мустафа Церич.

Если вспомнить, что главным интересом проводников «нового мирового порядка» (то есть введения диктатуры под видом демократии) является материальный интерес, остается только один резон, объясняющий такие действия Европы. Санкционируя военное присутствие исламистов на Балканах, орудуя руками «Джихад-Лайчака», Европа стремится «перехватить» у Америки ее самых богатых союзников и, прежде всего, Саудовскую Аравию!

Видимо, на «правах «близкого соседства» Европа решила создать на «диких» Балканах резервацию военизированных исламистов, наивно полагая, что распространение джихада можно ограничить чьей-то чужой — немусульманской — волей. Очевидно, что Европа ощущает себя между двух огней. С одной стороны, — давление США, с другой, — рост политического, военного и экономического авторитета России на международной арене. В проамериканских политических кругах Европы явно заметна обеспокоенность намерением В. Путина защитить международное право и права сербского народа в случае провозглашения независимости Косова. Это первое. Второе: беспокойство в этих кругах вызывает взаимодействие России и Ирана на международной арене.

Официальная Великобритания все ближе к Америке Буша. А администрация Буша подписалась под совместным заявлением Италии, Германии и Франции, направленным сербским официальным лицам. В этом документе сербским политикам предлагается не заниматься проблемами сербов в БиГ и проблемами самой Республики Сербской (РС). В унисон с этим прозвучали слова хорватского президента С. Месича о том, что Сербия мол снова начинает вести себя, как во времена С.Милошевича. Действия Лайчака наглядно показывают, что БиГ — не суверенное государство, раз некий иностранец может занимать в нем положение верховного правителя. Его деятельность, чем бы она ни окончилась, не останется без травмирующих последствий для отношений между народами БиГ. В этой деятельности проглядывает программа Хариса Силайджича [3], второго по влиятельности мусульманского политика в БиГ, который в течение многих лет выступает главным защитником моджахедов в Боснии и ярым сторонником упразднения Республики Сербской.

Ну, а какова во всем происходящем роль Сербии? Все-таки по Дейтонским соглашениям Сербия является гарантом реализации подписанного мирного соглашения. И каково сейчас положение сербов, каким испытаниям подвергаются они на Балканах, где безнаказанно хозяйничают сторонники джихада? Всё это напоминает начало 1990-х… Только Слободана (по мнению западных деятелей, главного виновника всех бед Сербии и сербов) больше нет! Дополнительно назначенный «враг и препятствие номер один на пути в Европу» — Ратко Младич — недостаточная причина, чтобы снова отправить Сербию на Голгофу.

Стремление политического ислама к овладению миром, а для начала Европой, многим оказавшееся немыслимым, приобретает сегодня на Балканах огромный размах. Угрозу из Сараевского штаба главного балканского муфтия Мустафы Церича почувствовала уже и Словения! Исламская община Словении требует «автокефальности», так как Сараево претендует стать «мусульманским Ватиканом Балкан», пишет корреспондент белградской «Политики» из Любляны. Пока только в Любляне, единственной из всех столиц бывшей СФРЮ, нет мечети, о строительстве которой говорят уже несколько лет. И она бы была построена, да не решен спор мешихата (коллективного руководящего органа мусульман) Любляны с верховным муфтием в Сараево по поводу расходования 10 миллионов евро, поступивших на строительство мечети с мусульманского Востока. Поэтому словенский муфтий основал свою, независимую от Сараево, словенскую мусульманскую общину. В настоящее время имеются две мусульманские общины в Словении и две в Сербии — одна в Белграде, вторая, под сараевским контролем, в городе Нови Пазар.

Недавно словенцы узнали, что их страна тоже становится трамплином для радикального ислама. Об этом стало широко известно, когда начальник словенской полиции оповестил общественность, что и в Словении есть ваххабиты! (Это мне напомнило, как в свое время югославская военная полиция обнаружила, что в Словении под прикрытием местных подразделений Югославской народной армии обучают албанских сепаратистов-террористов; я вспомнила, что албанские террористы получили поддержку, прежде всего, из Словении, от ее интеллектуально-политической элиты).

Появление моджахедов в черной униформе, вооруженных по последнему слову техники и дефилирующих на границе Косова и Македонии, означает, что Балканы снова превращаются в минное поле. Кто занимается этой проблемой — сейчас, когда решается вопрос о будущем Косова и Метохии, или, как чаще теперь выражаются, о «статусе Косова»? Одновременно в Сербии определены сроки президентских и местных выборов. А тем временем мусульманские экстремисты работают над реализацией на Балканах целей, начертанных Исламской декларацией [4]. Работают, не встречая сопротивления, а иногда — при благосклонном отношении тех, кто должен охранять целостность государства и спокойствие граждан.

Десятилетиями строительство мусульманских религиозных объектов на Балканах воспринималось нормально и никому не мешало, но с некоторых оно служит для распространения идей джихада, для вербовки новых боевиков не только на Балканах, а по всему миру. В этих условиях каждая новая мечеть, каждый новый исламских центр на европейской земле может представлять опасность для христиан. Только по неполным данным государственного агентства «Танюг», под защитой государства находится пять мечетей в Рашкой области, 22 — в Косове. В целом более всего исламских религиозных объектов в Косове — около 500, в Рашкой области — около 150, на юго-востоке Сербии — более 70, в центральной Сербии два — в Нише и Белграде.

Недавно СМИ сообщили, что с конца 2006 года в Суботице, на границе с Венгрией, на Карагеоргиевой дороге, возводится великолепная мечеть, первая в северной сербской области Воеводине. Возводится благодаря помощи из Нового Пазара, за счет пожертвований из-за границы и денег мусульман Суботицы. Это первая мечеть, воздвигаемая за 200 лет на трассе Будапешт — Стамбул! Она будет называться Аль Муджахира — мечеть переселенцев. Будет ли она относиться к риясету (верховное мусульманское управление) Сербии или Сараево, неизвестно. Но известно, что строительству этой мечети предшествовало появление мусульманской общины в Суботице (здесь около 7 тысяч мусульман, в большинстве своем цыгане, бежавшие из Косова). Впоследствии община создала Мусульманский культурный центр, который, как заявляют его руководители, сменит название на Боснийский. Представители общины говорят: «Мы хотим, устраивая свои мероприятия, укреплять национальную идентичность, самосознание. Мы хотим поднимать вопросы, важные для нашего национального самоопределения». Они подчеркивают, что еще недостаточно интегрированы в государственные структуры, недостаточно представлены на госслужбе, в местном самоуправлении, что они хотят изменить подобное положение. Никто не ставит под сомнение создание новых религиозно-культурных институтов, но историческая роль ислама на Балканах такова, что обеспокоенность складывающейся ситуацией — абсолютно законная и естественная реакция.



[1] За последние недели Верховным представителем в Боснии и Герцеговине был принят ряд решений не просто антисербского содержания, но и нарушающих Дейтонские соглашения 1995 года, которыми регулируется статус БиГ и ее составных частей (энтитетов) — Мусульмано-Хорватской Федерации и Республики Сербской (РС). В соответствии с Дейтонскими мирными соглашениями, гарантом которых является и Россия, аппарат Верховного представителя является высшей инстанцией в этой стране. Высокий представитель призван содействовать трем сторонам БиГ в достижении компромиссных решений через политический диалог.

В обязанности Высокого представителя входят мониторинг общественно-политической ситуации в БиГ, развитие тесных взаимоотношений между Сараево и странами, входящими в основные международные организации, а также оказание юридической помощи тем лицам, которые попали в Боснии «в сложные обстоятельства».

Некоторые считают действия Верховного представителя Мирослава Лайчака инспирированными Западом в связи со значительным укреплением за последние годы политических и экономических связей между РФ и РС. В ноябре 2007 года Совет Безопасности ООН должен будет продлить мандат остающихся в Боснии миротворцев из стран ЕС в количестве 2500 человек, а для этого потребуется согласие России. В связи с этим, как полагают некоторые наблюдатели, в СБ ООН может начаться борьба, так как в Москве вроде бы не очень довольны деятельностью Верховного представителя.

[2] Словацкий дипломат Мирослав Лайчак официально вступил в должность Верховного представителя международного сообщества в Боснии и Герцеговине в июле 2007 года, сменив на этом посту дипломата из ФРГ Кристиана Шварц-Шиллинга. Едва успев занять свой пост, Лайчак заявил, что настало время пересмотреть Конституцию Боснии и Герцеговины и Дейтонский мирный договор 1995 года, поскольку де он был принят с целью остановить военные действия на территории Боснии, а сейчас ситуация совершенно иная. «Сейчас Босния должна продвигаться в направлении Европейского Союза. Однако в условиях действующей Конституции государству функционировать тяжело. Для меня важно, чтобы новая Конституция стала результатом договоренности всех политических сил страны», — заявил Мирослав Лайчак, мандат которого действителен до конца 2008 года.

[3] Радикальный исламист, премьер-министр при президенте А. Изетбеговиче в период военных действий в БиГ.

[4] Исламская декларация Алии Изетбеговича — радикальная программа, предусматривающая построение исламистского государства на Балканах, которое должно стать частью всемирного халифата.

Перевод с сербского и примечания Михаила Ямбаева

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1063


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru