Русская линия
Новые Известия Виктор Матизен08.11.2007 

Режиссер — не пастырь
В Москве решают, что такое православное кино

В российской столице в разгаре второй кинофестиваль духовно-нравственного кино «Лучезарный ангел». По ходу фестиваля было организовано много «круглых столов», посвященных отношениям искусства и религии, которые вызвали не меньший интерес, чем собственно кино. Должен ли кинематограф воспитывать людей, как согласуются между собой эстетические и этические оценки фильмов — на эти и другие «вечные» вопросы пытались вчера ответить участники кинофорума.

Как сказано в пресс-релизе фестиваля, несколько лет назад его организаторы обратили внимание на возникший в России «духовный голод» и «решили вступить в спор с коммерциализацией искусства». Для этого и был создан кинофорум, обязанный показывать только те фильмы, которые выдержат проверку на духовность.

Отборочная работа, по признанию инициаторов «Лучезарного ангела», была непростой. Осложнялась она, в частности, «возникшими спорами в среде кинематографистов, которые решили, что церковь стремится ограничить свободу творчества, привнося новый критерий нравственности для оценки фильмов». Более того, разногласия обнаружились и в самой церковной среде. Так, отец Иоанн (Охлобыстин) высказался в духе Оскара Уайлда: «Нет фильмов православных и неправославных, благочестивых и неблагочестивых, а есть фильмы хорошие и плохие». Он же выразил мысль о своеобразной терпимости православия, сославшись на то, что оно не вступало в конфликт с наукой, поскольку разделило сферы компетенции: наука ведает законами материального мира, а религия — душами людей.

Учитывая эти православные традиции, следовало бы ожидать, что церковь будет толерантно относиться к «неправославному» искусству. Она может осуждать его с высоты своего авторитета, предупреждать паству о нежелательности контактов с неблагочестивыми произведениями (как это делает Минздрав относительно курения и употребления спиртного) и даже настаивать на корректировке законодательства в области культуры, но не призывать к возвращению неправовых институтов вроде цензуры. Хотя лучшая тактика — содействовать увеличению количества и распространению «православных» фильмов, в том числе при помощи кинофестивалей.

К сожалению, некоторые православные священнослужители уверены в том, что «Россия — православная страна». Отсюда совсем немного до утверждения, что в России все должно быть православным — искусство, мораль, право, образование, законодательство и сами люди.

Определенные противоречия имеются также между религией и кинематографом. Не будем вспоминать, что церковь когда-то осуждала лицедейство как таковое, и актеров наряду с самоубийцами хоронили вне кладбищенской ограды. Суть в другом — в том, что у церкви есть паства, а у кинематографа — зрители, а это далеко не одно и то же. Долг церкви — наставлять на путь истинный, а об искусстве этого сказать никак нельзя. Художник — не пастырь, и принимать его за наставника иногда просто опасно. Кто-то сказал: «Он не лекарь, он — боль». Лермонтов был более сух: «Болезнь указана, а уж как ее лечить — Бог знает». Иронический Чехов советовал Короленко изменить жене, чтобы лучше писать. Высокоморальные люди обычно никудышные писатели и режиссеры, а художественные шедевры создаются грешниками, притом не слишком кающимися.

Так или иначе, понятие «православное кино», коли уж оно появилось на свет, имеет право на существование. Что в него вкладывать — другое дело. Одна из монахинь — участниц «круглого стола», обратившись к известному канону «Мадонны, кормящей младенца», назвала его «неправославным», поскольку он показывает плоть, тогда как в православии плоть — только форма для духа. Вроде бы четкий критерий, но ведь, с другой стороны, за плотскими проявлениями стоит человеческая психология, которая имеет отношение к душе, а через нее и к духу. Максимально общее из предлагавшихся определений звучало так: «Православное искусство христоцентрично». Красиво сказано, но и тут возникает вопрос — а католическое искусство — оно что, «христобежно»? Сколько людей — столько мнений.

В чем сходились все участники прений, так это в отношении к нескольким фильмам последнего времени, лучше всего выражавшим дух фестиваля. Это документальная лента «Ребро. Портрет жены художника на фоне эпохи» Валерия Залотухи и Галины Леонтьевой о женщине, вышедшей замуж за советского живописца, который стал священником. Это «Холодная оттепель 1961 года» Виктора Белякова о возобновившихся при Хрущеве гонениях на церковь. И, конечно, памятный «Остров» Павла Лунгина, который, при всех своих досадных неточностях, приблизил священнослужителей к зрителям как никакой другой российский фильм.

http://www.newizv.ru/news/2007−11−08/79 409/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru