Русская линия
Интернет против телеэкрана Александр Смирнов08.11.2007 

Опыт русской истории: падение царской России


«Великую цивилизацию не покорить извне,
пока она не разрушит себя изнутри»
Уилл Дюрант

Введение. В этом году исполняется 90 лет октябрьской революции 1917 г, и 15 лет начала шоковой терапии 1992 г. При этом сначала революция, а затем и реформы раскололи общество на два противоположных лагеря, часто придерживающихся абсолютно разных политических позиций — и просто не понимающих друг друга. Нет нужды объяснять, что для нормального развития государства такая тенденция является негативной.

Как известно, в нашей стране теория рыночной экономики до 1985 г. рассматривалась исключительно под углом критики — и на момент начала реформ 1992 г. Россия оказалась в состоянии острого дефицита как специалистов рыночников, так и полноценных экономических знаний — и на уровне национальной элиты, и обычных граждан. И хотя наша система образования практически полностью обрела высочайший уровень, плоды того дефицита существуют до сих пор — они находят отражение в особенностях экономической платформы государства, в спорах об историческом наследии нашей страны как до 1917 г, так и после него; да и вообще — о возможности капитализма в России. Наша экономическая культура по-прежнему нуждается в современных экономических знаниях, а само общество — в идеологической целостности и национальной консолидации.

В этом году исполняется 90 лет октябрьской революции 1917 г, и 15 лет начала шоковой терапии 1992 г. При этом сначала революция, а затем и реформы раскололи общество на два противоположных лагеря, часто придерживающихся абсолютно разных политических позиций — и просто не понимающих друг друга. Нет нужды объяснять, что для нормального развития государства такая тенденция является негативной. Как известно, в нашей стране теория рыночной экономики до 1985 г. рассматривалась исключительно под углом критики — и на момент начала реформ 1992 г. Россия оказалась в состоянии острого дефицита как специалистов рыночников, так и полноценных экономических знаний — и на уровне национальной элиты, и обычных граждан. И хотя наша система образования практически полностью обрела высочайший уровень, плоды того дефицита существуют до сих пор — они находят отражение в особенностях экономической платформы государства, в спорах об историческом наследии нашей страны как до 1917 г, так и после него; да и вообще — о возможности капитализма в России. Наша экономическая культура по-прежнему нуждается в современных экономических знаниях, а само общество — в идеологической целостности и национальной консолидации.

Учет особенностей нации, ее традиций, в том числе его экономической и политической культуры [1], играет огромную роль в процессе выработки стратегии экономических реформ. Неужели успех аналогичных по сути реформ в Германии и Японии после второй мировой войны, а затем в странах Юго-Восточной Азии и Китае вызван исключительно национальной ментальностью? Конечно, наши экономические традиции, являющиеся зеркалом исторически длительного периода отсутствия экономической свободы, как до 1861 г., так и в течении 1917−1985 г. г., четко выраженные в термине «раздаточная экономика», представляют собой явный тормоз экономического развития [2]. Однако история страны показывает, что работать мы умеем и можем, но для этого нужны соответствующие экономические условия.

Одна из важнейших особенностей нашей истории заключается в феномене «догоняющего развития». Как известно, он связан с периодически возникающим технологическим и экономическим отставанием России от капиталистического мира — несмотря на лидерство в таких областях, как космос и вооружение. Чтобы понять смысл многих событий, происходящих в нашей стране, и дать ответы на возможные сценарии в будущем, необходимо заглянуть в прошлое. Ибо как утверждал мудрый Екклесиаст: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем»

1. Модернизация при Петре I. Как известно, Петр I, осознав техническую и военную отсталость России, поставил задачу проведения коренной модернизации страны, взяв с запада все образцовое, в первую очередь технический прогресс. Однако если на западе он был порожден началом развития капитализма и порожденной им технической революции, то у нас он был привит «сверху» на полностью феодальные отношения. Реформы Петра принесли огромные достижения в процессе индустриализации и европеизации, внося эффективные инновации в образование, культуру, технологии, развитие промышленности, военное дело. Россия имела военный успех, было прорублено «окно» в Европу, построен Петербург. Внедрение этих новаций происходило достаточно жестко, многое из привычного было сломано, при строительстве северной столицы погибло очень много людей, а царь получил в народе нелестное прозвище.

По сути был показан путь, который в дальнейшем был использован не один раз. И хотя Петр Великий был сторонником социальной мобильности и обращал исключительное внимание на талантливость, а не на происхождение людей, экономический фундамент, основанный на крепостничестве был нетронут. Тот импульс, который при нем получила страна, был в многом основан на его экстра — неординарной, безусловно гениальной личности, умении ставить и решать задачи огромного масштаба, таланте руководителя, который умел добиваться реализации своих решений до конца, пусть даже очень жестко и ценой больших издержек. Частично именно нехватка этой твердости и целеустремленности у ряда наших последующих руководителей естественным путем привела к отставанию России не только к середине 19 века, но и в последующих «переломных» моментах своей истории.

2. Генезис крепостничества. Крепостничество было настоящим рабством, принимавшим самые уродливые формы. Все это привело к постепенному и многолетнему накоплению ненависти простых крестьян, составлявших большинство населения, к помещикам и к власти. Общество было сословным, власть опиралась главным образом на дворянство и помещиков, используя крепостное право как простую форму сбора налогов и экономического «содержанства» высших классов. Сельское хозяйство, основанное на рабском труде, имело низкую эффективность, через механизм низкого платежеспособного спроса замедляло развитие промышленности. Длительное время экономика субсидировала помещиков, сначала за счет дармовой рабочей силы, затем путем получения завышенных выкупных платежей и прямого кредитования через Дворянский банк. Сохранение крепостного строя препятствовало развитию экономики, росту городского населения, промышленности. Тем не менее, крестьяне мыслили себя как граждане, а не рабы — как любые нормальные люди они мечтали о свободе и верили в свое освобождение. Имелся крайне низкий уровень потребления на селе, существовал огромный разрыв в доходах между крестьянином и помещиками.

3.Отмена крепостного права. Развитие экономики 1861−1905 г. г.

После поражения в Крымской войне руководство страны самым серьезным образом обратило внимание на отсталость России, выражавшуюся в отсутствие необходимых коммуникаций — железных дорог, а также общем техническом и военном отставании. Все это привело к идеям о необходимости ее модернизации. И Александр II подвел черту под эпохой крепостничества — он понял, что надо менять систему, чтобы прогресс был стимулирован экономическими отношениями, развитием производительных сил, что заставило его пойти на революционные по тем временам либеральные реформы. Была очень сложная ситуация — в элите преобладали дворянство и помещики, которые в основном стремились в том или ином виде сохранить старый порядок. Крепостничество имело крепкие устои и воспринималось как некая форма «заботы» о мужике. Однако величие личности императора состояло в том, что опираясь на самую просвещенную верхушку общества, он смог убедить общество в необходимости реформ.
Александр II отменил крепостное право, предоставив крестьянам гражданскую свободу — они могли заключать сделки, самостоятельно создавать семьи, уезжать в город на заработки и т. д. Крестьянин мог получить надел земли составлявший в среднем около 3−4,5 десятины в черноземной полосе, 3.25−8 десятин в Нечерноземье и от 6.5 до 12 десятин в степной зоне России (площади не малые — 1 десятина = 1.096 га) [3]. Правда, в счет выкупа он обязан платить весьма значительные выкупные платежи. Было подсчитано, что крестьянин заплатил не только по завышенной цене за землю, но также выплатил помещикам упущенную выгоду за свою свободу. Была проведена судебная реформа, вводившая суд присяжных заседателей, реформа местного самоуправления, вводившая институт земства; образования, значительно сокращен срок службы в армии.

В начале реформ Александр II смог создать в стране особую неповторимую обстановку всеобщего творчества, когда большинство думающих граждан обсуждало проблемы страны и искали пути их решения [4]. После ослабления цензуры в стране наступил печатный «бум». Не смотря на противоречивый характер реформ, проведенных исключительно за счет крестьянства, их значение для России было огромным и в итоге дало стране импульс не менее сильный, чем при Петре I, но на принципиально другой, более либеральной основе.

Александр III (Царь-Миротворец) во многом проводил более консервативную политику, но именно при его царствовании Россия, не знавшая войн, вступила на путь активного экономического роста. Он позаботился об улучшении положения крестьян: снизил выкупные платежи, учредил Крестьянский банк, осуществлявший недорогое финансирование сделок при покупке земли, отменил подушную подать. Основной статьей экспорта в царской России было зерно (как у нас сейчас нефть), но в отличие от сырья, производство зерна через механизмы спроса способствовало развитию всей экономики в целом.

При Николае II Россия продолжила свое успешное развитие. Огромный вклад в развитие страны внес министр финансов С.Ю.Витте, блестяще выполнивший финансовую стабилизацию, введение золотого стандарта, обеспечившего твердость российской валюты, что способствовало инвестиционной привлекательности России, обеспечило значительный приток иностранного капитала. Значительные усилия он направлял на развитие сети железных дорог, выросших за период 1861—1891 гг. г. с 1.5 до 28 тыс верст и достигнув к 1899 г. 58 тыс. верст [3]. Все это создавало механизмы повышения спроса и инновационного развития экономики. Разумная протекционистская политика стимулировала рост и самодостаточность национальной промышленности, практически полностью обеспечивавшей внутренние нужды страны. Витте уделял значительное внимание разработке аграрных реформ — подготовленные им предложения во многом определили ход земельной реформы Столыпина. В то же время, выкупные платежи были еще значительными, увеличилось число малоземельных крестьян, особенно в центральных районах. Все это вылилось в революцию 1905 г., представлявшую по сути крестьянские выступления.

Наряду с активизацией революционного движения царизм потерпел серьезное поражение в Японской войне, и история повторилась снова — вновь была осмыслена экономическая и военная отсталость России, необходимость модернизации. С начала 1907 выкупные платежи были наконец отменены. На повестку дня вышло решение следующих задач: гашение революционной ситуации, стимулирование развития сельского хозяйства, промышленности, обороноспособности государства, развитие демократических институтов. Для их решения Николай II подобрал прекрасную кандидатуру, назначив на пост Председателя Совета Министров молодого П.А.Столыпина.

4.Реформы П.А.Столыпина. Реформы Столыпина были направлены на укрепление российской государственности путем мирного созидания и активного продвижения не только земельной, но и ряда важнейших реформ [5]. Прежде всего они были направлены на становление гражданского общества (свобода вероисповедания, неприкосновенность личности, гражданское равноправие), улучшения быта рабочих (введение социального страхования), создание эффективного демократического местного самоуправления, проведение реформы образования, полиции и т. д. Основная цель земельной реформы заключалась в решении земельного вопроса, который позволил бы сформировать на селе средний класс — опору «рыночных» сил, повышение эффективности сельского хозяйства, развитие экономики через механизмы повышения спроса. Очень показательны следующие знаменитые высказывания П.А.Столыпина, сохраняющие свою актуальность для нашей страны и по сей день:

«Итак, на очереди главная наша задача — укрепить низы. В них вся сила страны… Будут здоровье и крепкие корни у государства, поверьте, и слова русского правительства совсем иначе зазвучат перед Европой и перед целым миром… Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России!» «Отдаленная наша суровая окраина вместе с тем богата… громадными пространствами земли…. При наличии государства, густо населенного, соседнего нам, эта окраина не останется пустынной. В нее прососется чужестранец, если раньше не придет туда русский… Если мы будем продолжать спать летаргическим сном, то край этот будет пропитан чужими соками, и когда мы проснемся, может быть, он окажется русским только по названию…» [6].

Прежде чем начинать созидательную часть реформ, Столыпину было необходимо обуздать развитие революционного движения, на что и были направлены его первоначальные усилия, в том числе путем репрессивных мер (введение полевых судов). Решение земельного вопроса проводилось путем выхода крестьян из общины, выкупа земель через Крестьянский поземельный банк, а также путем стимуляции переселения крестьян в Сибирь, где имелись значительные свободные земли. Эти реформы фактически шли по пути создания фермерских хозяйств на манер США. При этом переселенцам предоставляли огромные участки земли (около 15 десятин качественной земли, остальной по желанию), государство принимало участие в выделении, освоении земель, оказывало финансовую помощь. Всего переселилось до 3,1 млн.чел. Конечно реформы имели и издержки в виде разорившихся крестьян, потерявших землю и мигрировавших в города, а также вернувшихся переселенцев, которые не смогли обустроиться на месте (около 0,5 млн. человек) [7]. Очень важен вопрос, насколько эта масса смогла ассимилировать в городах, получить рабочие места или пополнила маргинальные слои.

Тем не менее, общая экономическая статистика свидетельствует об экономических успехах России, даже В. Ленин констатировал, что революция невозможна. Приведем некоторые данные [3]: валовые сборы зерна за период с начала 20 века до 1913 г. увеличились на 40% с 3.5 до 5 млрд. пудов, помещичье земледелие было сильно потеснено — до 88% урожая (4.4 млрд. пудов) собирались в зажиточных хозяйствах (т.е. фактически на фермах). В 1911—1913 годах Россия была крупнейшим производителем зерна в мире [3]. Активно росло кооперативное движение. Как и в США, помимо крупных банков, создавалось большое число небольших банков местного значения. Да, урожайность зерновых и производительность труда была меньше, а хозяйство безусловно более отсталым, чем в развитых странах, но ликвидация данных проблем могла быть вопросом времени — приведенные показатели говорят сами за себя. Подъем сельского хозяйства простимулировал совокупный спрос и развитие промышленности.

В течении весьма длительного периода 1880−1913 г. г (за исключением некоторого застоя в начале 20 века) Россия была одним из мировых лидеров по темпам роста промышленного производства, составлявшего около 9% в год [3]. Указанный период, сопровождавшийся активным развитием экономики, общества и государства был намного динамичнее и имел значительно больший эффект за сопоставимый период, чем реформы 1992 г., не законченные и не давшие желаемого результата и по настоящий момент. Прирост населения за 20 лет составил 40 млн. человек с 125 до 165 млн [3]. Страна находились в числе лидеров по ряду важнейших экономических показателей (на 1−5 месте в мире), стремительно рос государственный бюджет, российская валюта была одной из сильнейших в мире, постоянно увеличивались расходы на образование и пр. При этом уровень налогов был один из самых низких. Французский экономист Тери писал: «Ни один из европейских народов не достигал подобных результатов». По оценке ряда зарубежных экономистов того времени (в том числе того Э. Тери), России прочили к середине 19 века позиции мирового лидерства [3]. Такие же выводы делали германские эксперты, и это не могло их не волновать. Вероятно, это не могло не заботить и США. Запад увидел в молодой капиталистической России сильнейшего конкурента, он понимал, что страна выходит на путь ускоренного развития, свернуть с которого ее потом будет практически невозможно. Было сделано все возможное, чтобы втянуть Россию в войну, происходило финансирование подрывной деятельности.

Отметим, что если бы эти реформы были проведены несколько ранее, история страны могла быть несколько иной. Террористы неоднократно совершали покушения на П.А. Столыпина, достойной замены которому не было. И его трагическая гибель от рук убийцы в 1911 г. нанесла непоправимый удар по государственности России.

Общинная психология тормозила развитие эффективного хозяйства на селе, так в определенной мере способствовала уравниловке, являлась тормозом активного развития института частной собственности, да и вообще, простого уважения к ней. Но эти проблемы в полной мере так и не были решены. Во время крестьянских бунтов их участники ничего не брали — уничтожая помещичьи усадьбы, они выражали свое отношение к существующему порядку. Сейчас многие наши экономисты пытаются найти ответ на вопрос: почему Россия не Америка — ведь наши природные ресурсы явно богаче, даже не смотря на менее благоприятный климат. Однако проблема изначально в другом. С самого начала развития в США активно развивался институт общедоступной и массовой частной собственности, при котором ее граждане получали возможность практически бесплатно получить землю и обзавестись личным хозяйством (вспомните хотя бы знаменитый Гомстед-акт). Напротив, в России при значительно больших земельных ресурсах изначально процветало крепостничество, в качестве основы имевшей институт гражданского рабства. Частная собственность создает национальное богатство, условия для накопления капитала у населения, и что самое важное — порождает спрос и предложение, подталкивая экономику к постоянному экономическому росту.

Итак, даже не столь длительная, но успешная история капитализма в России дает однозначный ответ на вопрос возможен ли в России рынок, да и капитализм вообще. Да — возможен и успешен. Но не будем идеализировать ситуацию. До сих пор не утихают споры об уровне и качестве жизни в Царской России, одни говорят, что жили неплохо, приводя цены на продукты, бывшие недорогими. Другие указывают на неоднократно повторявшиеся голодные годы, уносившие массу жизней, плохие жилищные условия в городах. Однако остается не понятным, каким образом могло столь быстро расти население при категорически неприемлимых условиях жизни. Очень интересные данные по экономике царской России, а также СССР приведены в широко известной работе Пола Грегори [8].

Отдельная тема — авторитет монархии, ее способность к управлению, интриги при дворе. В думе царила непростая обстановка. По всей видимости, создание демократических институтов само по себе привело к расшатыванию монархии. Значительная часть общества — интеллигенция, рабочие, подогреваемые социалистическими и материалистическими идеями, не видели перспективы развития царизма.

5. Причины февральской революции 1917 г.

В статье А.Б.Зубова [9], размышляющего над причинами революции 1917 г. в России дается очень важная мысль из разговора Конфуция со своим учеником о факторах управления государством: «В го­сударстве должно быть достаточно пищи, должно быть достаточно ору­жия и народ должен доверять правителю"… «Чем прежде всего из этих трех можно пожертвовать, если возникнет крайняя необходимость?» Учитель ответил: «Можно отказаться от оружия"… «Можно отказаться от пищи. С древних времен еще никто не мог избежать смерти. Но без доверия народа государство не сможет устоять»».

Огромные расходы на войну породили высокую инфляцию, приведшую к росту цен на хлеб, созданию дефицита продовольствия, вылившегося затем в голодные бунты. Основная масса войск состояла из крестьян, нежелавших воевать в бессмысленной войне, что породило ненадежность войск, имелись факты сдачи в плен, переход войск на сторону бунтующих. За счет мобилизации уменьшилось число работников, лошадей, упала урожайность. Железные дороги не справлялись с перевозками, в т. ч. продовольствия. Крестьяне старались придерживать зерно, в городах стал возникать дефицит продуктов питания. В результате острого кризиса власти Николай II был вынужден отречься от престола. Страна, управлявшаяся централизованно, не вынесла «слишком много демократии» — в течении 1917 года кризис власти на фоне стремительно развивающегося революционного движения, продолжающихся военных действий и возрастающего недовольства населения так и не был преодолен.

6. Уроки октябрьской революции 1917 г. Очень интересные выводы даны в известной работе Ильина [10]: автор говорит о важности единства народа, разделении бремени перемен между всеми сословиями. Он отмечает предприимчивость и талантливость русского народа, инициативность которого должна поощряться, а не тормозиться. Россия не может без сильной государственной власти, но она не должна быть излишне забюрократизированной, оторванной от народа, а также насильственной, она должна иметь цельную идею, быть творческой, ответственной, чистой. Для России важно, чтобы ее национальная элита была на должной высоте, чтобы средний слой, представляющий опору страны, был многочислен и самостоятелен, патриотичен. Крестьянство должно иметь частную собственность на землю.

Основные уроки революции: государство и национальная элита должны быть ближе к народу, ясно понимать его чаяния, уметь предложить ясные цели и перспективы национального развития, добиваться национального единения, уметь поддержать порядок, защитить свою целостность; не допускать образования классов, фактически паразитирующих на экономике; за счет экспроприации и уничтожения достичь чего-либо положительного невозможно; в экономике нельзя проводить экстремальные перемены.

7. Выводы для России. Капитализм, несмотря на определенную жесткость, в развитых странах исторически явился источником непрерывного прогресса, основанном на конкуренции и эффективном использовании ресурсов. Причина догоняющей модернизации в России — исторически излишнее доминирование государства, монополизация собственности, имеющим следствием господство чиновничества, порождаемое этой системой неразвитость инициативы и торможение эффективного развития производительных сил.

Крепостная традиция, плавно перетекшая в традиции государственного социализма уже при советской власти, по-прежнему запрещала развитие института частной собственности, в дальнейшем еще больше усугубила отторжение населения от национальных ресурсов страны. И эти рудименты по прежнему продолжают «рулить» нашей экономической реальностью. Страна имеет колоссальные пространства, но освоить их не может, ибо государство по-прежнему имеет «психологию супер-помещика». С другой стороны и само население не проявляет необходимой активности в освоении этих ресурсов, многие ли прирезают себе дополнительные огороды, пусть и нелегально? Хотя в Китае крестьянство проявило активность — и хотя земля осталась в аренде, ее передел был проведен фактически самостоятельно.

Мы по-прежнему не понимаем, что в интересах рынка обеспечить более свободный доступ населения к огромным ресурсам страны, как это было сделано в период освоения США. И чем больше их будет в личном использовании граждан, тем более они будут самостоятельны и обеспечены, тем больше будет национальное богатство. Государству нужно строить дороги, жилье, заселять земли, развивать сельское хозяйство, фермерство и не будет проблем ни с рабочими местами, ни с ростом экономики, инфляцией, нищетой и рождаемостью. И если снять те многочисленные препятствия (высокие налоги, гнет монополий, нестабильность прав собственности, коррупция, административные барьеры), которые мешают развитию рыночных сил, Россия наконец сможет занять достойное место в мировой экономике.

Многие отождествляют западную культуру с капитализмом, ссылаясь на то, что она для нас якобы неприемлема. Что касается экономической части, то лучше рыночной системы, во всяком в случае в сфере производства, пока ничего не придумали. Но экономика должна быть смешанной, диверсифицированной — помимо рыночного, должен существовать мощный и эффективный государственный сектор, например как в Китае. Хаос рынка устраняется государственным регулированием, правовыми нормами, а что касается культуры, то у нас свои, достаточно богатые традиции. Следует помнить, что в неэффективной экономике происходит избранное перераспределение ресурсов в пользу определенных элитарных слоев, в этом случае общество обязательно платит за это снижением уровня жизни, торможением экономического развития, а в итоге — экономической и социальной нестабильностью.

Могла ли элита Царской России в самых страшных снах представить себе, что революция приведет к таким бедам? Исторические наблюдения показывает, что часто именно верхушка общества — крупная буржуазия, финансисты, чиновники практически не имеют чутья к предсказанию такого рода ситуаций. Не повторяет ли нынешняя элита ошибок своих дореволюционных предшественников? Какова вероятность того, что могут произойти некие неожиданные события — сильнейший неурожай, финансовый кризис, активизация антиправительственных сил, падение цен на нефть, международный конфликт, которые вытолкнут страну из привычного русла?

Не будем забывать, что самодержавие было свергнуто насильственно, а такой колосс, как административная система СССР вместе с доминирующей ролью КПСС развалился в результате относительно мирных событий августа 1991 г. практически в течении трех дней. Можем ли мы сказать утвердительно, что страна наконец перешла к эффективной экономической системе, гарантирующей ее устойчивость и защищенность от социальных потрясений? Не продолжаем ли мы ошибки прошлого, перенося всю тяжесть проведения реформ на простой народ, не применяя никаких компенсационных мер?

Как показывают недавние исследования «Левада-центра» — до 35% граждан, т. е. фактически большинство, выступают за советскую политическую систему, текущее устройство страны поддерживает около 27%, а в поддержку западной демократии высказались 19%. За создание смешанной экономики выступает также большинство — около 47%, при этом 24% хотели бы вернуться к плановой экономике [11]. С одной стороны это говорит об определенной ностальгии, но также показывает, что мы могли бы реально стремиться к ценностям социальной рыночной экономики, т. е. «народного» капитализма.

Известно, что В. Ленин выделял следующие предпосылки развития революционных ситуаций — верхи не могут управлять, а низы — не хотят жить по-старому. Революция может быть вызвана развитием кризиса управления государством, подогретого снизу факторами экономического и/или социального характера — голод, войны, нищета, угнетение, социальная несправедливость.

В то же время, человеческое бытие должно обязательно заполняться смыслом. Человек обязан созидать — работать, производить ценности, растить детей, строить свой дом. Помимо этого, он должен своим трудом и существованием решать задачи общенационального, государственного масштаба. Более того, именно ради решения задач второго, более важного порядка в особых случаях, например при освободительной войне, люди готовы пожертвовать своим материальным достатком и нести большие лишения, но только в том случае, если они имеют общечеловеческий смысл и пользуются признанием народа (пример — Великая Отечественная Война, восстановление страны после войны).

Безусловно, оценка вероятности социальных потрясений, несмотря на имеющуюся политическую стабильность и самый высокий авторитет Президента, имеет определенную актуальность в связи с реально существующей политикой экспорта «оранжевых» революций. И сама возможность таких событий должна держать властную элиту в состоянии необходимого «тонуса».

В тоже время особенность русской нации в том, что ей необходимы решения ясных, созидательных задач государственного, национального масштаба. Граждане должны гордиться своей страной — это неотъемлемая часть любой национальной идеи. Созданная на текущий момент экономическая система пока не имеет четких стратегических целей, целостной идеологии, позволяющей объединить подавляющее большинство народа вокруг государства. Вспомним, какое значение уделял Ф.Д.Рузвельт призывам к социальному миру и общенациональному единству: «Новый курс, стремится сцементировать все наше общество, богатых и бедных, в добровольное братство свободных граждан, сплоченных воедино и стремящихся к общему благу для всех»
Да у нас наконец-то появился задел, который смог бы составить основу государственной идеологии — так называемый план Путина, представляющий по сути синтез идей Президента, отраженных в его посланиях. Но для этого необходима большая работа по его конкретизации и донесения его содержания до простого народа.


Наша экономическая надстройка пока не позволяет значительной части населения решать первостепенные задачи своего воспроизводства, главной из которых является эффективная занятость — работа позволяющая иметь семью, детей, жилье. Бытие немалой части населения находится в двойном вакууме — как в экономическом, так и в идеологическом. Совершенно очевидно, что такое положение представляет собой огромную опасность для социальной стабильности, но осознает ли национальная элита эти риски, готова ли она пожертвовать малой толикой своих краткосрочных интересов для достижения долгосрочной стабильности?

Безусловно, мы должны гордится как многовековой историей Царской России, так и свершениями, достигнутыми при Советской власти, выделяя лучшее и сохраняя преемственность всей нашей истории. Но мы не имеем права не помнить об трагических ошибках прошлого, обязательно делая из них уроки.

Наш народ, имея историческую память про последствия революционных потрясений, пока не способен предъявить конкретные требования к государству. Создается впечатление, что низы имеют кажущееся бесконечное терпение и пока еще способны жить в этой ситуации, изменения же сверху идут умеренными темпами. На текущий момент значительная часть социальной стабильности обеспечена кредитом доверия, данным народу Президентом, и подкрепленным его личными качествами.

Список литературы

1. Владислав Сурков, «Русская политическая культура. Взгляд из утопии», http://www.kreml.org/opinions/152 681 586

2. Павел Данилин, «Нацпроекты — опытный полигон будущей России», «Финансовые известия», http://www.finiz.ru/cfin/tmpl-art/id_art-1 090 430

3. Т.М. Тимошина, «Экономическая история России», Юстицинформ, Москва, 2006 г.

4. Д.И.Олейников, «История России с 1801 по 1917 г.», Москва, Дрофа, 2003 г.

5. Б.Г.Федоров, «Петр Столыпин: Я верю в Россию», в 2 томах, Лимбус Пресс, Санкт-Петербург, 2002 г.

6. Цитаты из речей П.А. Столыпина, http://www.foxdesign.ru/aphorism/author/a_stolipin2.html

7. В.Н.Ковнир, «История экономики России», Новая Университетская Библиотека, Москва, Логос, 2005 г.

8.Пол Грегори, «Экономический рост Российской империи» (Конец XIX- начало XX в.) Новые подсчеты и оценки", Москва, РОССПЭН, 2003 г.

9. А. Б. Зубов, Размышления над причинами революции в России, http://www.white-guard.ru/articles/zubov_prichiny.htm

10. И.А. Ильин, «Манифест Русского Движения», http://rus-sky.com/gosudarstvo/ilin/7.htm

11. «Левада-центр»: граждане России готовы обменять политические свободы на государственные экономические гарантии, http://www.fcinfo.ru/

12.Миронин С., «Если бы Революции не было», http://www.contr-tv.ru/common/2213/

13.Ю.Житорчук, «Россия в XX веке: Реформы Столыпина и Сталина», http://www.conservator.ru/forums/free/posts/57 771.html

14. С.Г.Кара-Мурза, «Советская цивилизация» (том I) От начала до великой победы, http://fictionbook.ru

15. Б. Л. Бразоль, Царствование Императора Николая II 1894−1917 в цифрах и фактах, http://www.russia-talk.com/brazol.htm



Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru