Русская линия
Радонеж Сергей Худиев08.11.2007 

Оплакать этот грех

Идея «национального покаяния», вообще удобопревратная, как об этом писал, применительно к своей стране, К.С.Льюис, у нас оказалась удобопревратной вдвойне — из-за того, что было утрачено осознание того, перед кем нам, собственно, надлежит каяться. Покаяние предполагает веру в Закон, который мы безумно попрали, и в Судию, у которого мы ищем прощения. Когда о покаянии говорят люди, которые не верят в Бога, в качестве законодателей и судей нам предлагают подобных нам грешных человеков, движимых пристрастиями и, нередко, ненавистью, покаяние превращается в пародию. Можно вспомнить как, например, у русских людей, который коммунистический режим отправил по разнарядке в Эстонию, требуют каяться перед бывшим высокопоставленным функционером этого самого режима, ныне эстонским премьер-министром. Понятно, что многие реагируют на любой разговор об осознании преступлений коммунизма с раздражением. Это, однако, серьезная ошибка. Да, восточноевропейские политики, которые выстраивают свою национальную мифологию на провозглашении России вековечным злом, с которым они героически борются, нам не законодатели и не судьи. Но это не значит, что у нас нет законодателя и Судьи, перед которым были совершены тяжкие грехи, которые мы должны признать грехами.

Пророк Божий Даниил молится, исповедуя грехи свои и грехи народа своего, Израиля (Дан.9:20). Есть различие между личными грехами и грехами народа — мы, как правило, не несем личной ответственности за преступления Ленина и Сталина; однако мы несем ответственность за то, как мы относимся к этим преступлениям. Если мы ищем Божьего благоволения, мы должны осознать чем, пред лицом Божиим, был октябрьский переворот и то, что за ним последовало. Колоссальное гражданское братоубийство, установление одной из самых страшных тираний в истории, коллективизация, Бутовский Полигон и массовые репрессии — это скорбный список можно продолжить. Каким образом все это стало возможным? И какие уроки нам следует извлечь из этого?

Прежде всего, катастрофа произошла в результате массового богоотступничества, которое до сих пор оказывает влияние на наше общество. Богоборчество всегда ведет к массовому человекоубийству; это не только наш опыт. Во Франции, в Испании, в Мексике, везде где массовые атеистические движения приобретали достаточную власть, чтобы убивать, они всегда убивали. Все страны массового атеизма были странами массовых репрессий. Не было ни одного массового атеистического движения, которое, получив такую возможность, не залило бы свою страну кровью. На этом фоне поразительно историческое беспамятство людей, которые — опять — уверяют нас, что свободное, гуманное и процветающее общество можно построить, отрицая Бога и стремясь максимально выдавить веру во Христа из общественной жизни. Это все мы проходили, это все нам задавали.

Большевизм глубоко извратил моральное сознание людей. Прежде всего, это проявилось в подмене этики, восходящей к Божиим заповедям, этикой «революционной целесообразности». Как сказал революционный поэт,

не прост выпавший нам век,
Но если он скажет: «Солги», — солги.
Но если он скажет: «Убей», -убей.

Можно совершать какие угодно преступления и предательства, вытравить из своей души всякие проблески человечности ради «победы мировой революции». Герой — положительный герой — повести советского писателя Шолохова говорит:

Да я…тысячи станови зараз дедов, детишек, баб…Да скажи, что надо их в распыл…Для революции надо…Я их из пулемета…всех порежу!..

Эта извращенность морального сознания, увы, жива — когда беззаконные убийства коммунистической эпохи, Бутовский Полигон, Соловки и раскрестьянивание оправдывают «исторической необходимостью» или разговорами о том, что «зато Россия была великой державой». Что Россия была великой державой уже при царях, а массовое истребление сограждан — крайне странный способ обеспечения величия, при этом не вспоминают. Здесь действует та же большевистская этика — ради неких «великих целей» можно в массовых масштабах убивать или обрекать на голодную смерть невинных людей. Если старая этика признавала, что человека можно казнить за преступление, а противника, который идет на тебя с оружием в руках, можно убить в бою, то большевистская — что людей можно уничтожать не за их личную вину, и не как вооруженных противников, а просто потому, что «таково требование Истории», ради которой «дедов, детишек, баб» можно резать из пулемета.

Нам необходимо признать, что Бог реален и заповеди Его безусловны; что невинных людей убивать нельзя; что большевизм был чудовищным массовым безумием и грехом, вопиющим к небу. Наши предки, последовав за лживыми обещаниями безбожного рая, согрешили. 7 Ноября — день, когда мы оплакиваем этот грех.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2493


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru