Русская линия
Татьянин день Наталья Гурова08.11.2007 

Танцор всея Руси. Танец, соединивший континенты

2 ноября ушел из жизни Игорь Моисеев. Выдающийся хореограф более 70 лет руководил созданным им Ансамблем народного танца. Это был уникальный человек — человек, который прожил долгую и плодотворную жизнь, пережил две мировые войны, парадоксы авторитарного режима, хладнокровное молчание континентов. 6 ноября в концертном зале имени Чайковского состоялась церемония прощания с легендарным балетмейстером. 7 ноября в 11.00 состоится отпевание И. Моисеева в храме Христа Спасителя.

Игорь Моисеев пришел в балет по воле случая. Его отец, юрист, увлекавшийся в молодости идеями анархизма, впоследствии преподаватель французского языка, очень боялся дурного влияния улицы на сына и как-то узнал, что рядом с домом есть балетная студия, набирающая молодых учеников. Александр Михайлович посчитал, что правильная осанка и умение держать себя всегда пригодятся сыну. 14-летний Игорь прошел отбор и начал заниматься. Позднее он выдержал экзамены в Хореографический техникум Большого театра, где занимался под руководством Александра Горского.

Семья Игоря в то время жила бедно, он вспоминает о своих первых деньгах, заработанных танцем: «Любой артист, кончавший школу Большого театра, автоматически попадал в кордебалет на самую низшую ставку. Когда меня приняли в театр, она составляла 20 рублей. Но вещи тогда стоили очень дешево. В день первой зарплаты я купил в магазине «Мюр и Мерелиз», напротив Большого театра, чайник. Наш чайник тек, и, для того чтобы вскипятить воду, мы каждый раз замазывали его оконной замазкой. Когда я принес чайник, дома было ликование! Моя мать хвасталась соседям: «Вот чайник, который куплен на деньги Игоря».

Карьера молодого танцора развивалась стремительно, но далеко не гладко. Проработав в театре менее года, он был уволен. Причиной послужило назначение нового руководителя балета, который был далек от нововведений, а ведь их так любили молодые исполнители! Юные танцоры обратились за помощью к Луначарскому, авторитет которого повлиял на исход дела. Игорь Моисеев впоследствии вспоминал, что знакомство с ученым изменило его жизнь, дало толчок для творческого самообразования, чтения книг из разных областей культуры и искусства. Среди людей своего поколения Игорь Моисеев был признанным интеллектуалом, который на протяжении всей жизни не утратил способности к саморазвитию.

После восстановления в театре Игорь Моисеев занялся постановками представлений, выступил в качестве балетмейстера. Это он поставил «Футболиста», который до этого срывался трижды. Сцены балета подверглись значительной переделке, но это пошло только на пользу, постановка продержалась в афише два с половиной года. В 1930 году Игорь, оставаясь одним из ведущих солистов Большого театра, стал постановщиком «Саламбо» по сюжету Г. Флобера, «Трех толстяков» по сказке Ю. Олеши.

Правительство Советов всегда интересовалось культурой страны как верным проводником пропагандистских идей режима. И балет, конечно, не остался в стороне. Должности балетмейстеров раздавались сверху. И Моисеев снова на какое-то время остался не у дел.

Но история состоит из парадоксов. На одном из съездов Комитета по делам искусств Игорь Моисеев выступил с докладом о проблемах и перспективах балета, где высказался против слепого следования традициям в балете. Его высказывание было поддержано, и молодому балетмейстеру предложили создать ансамбль народного танца: «Молотов поставил на моем письме резолюцию: «Предложение хорошее. Поручить автору его реализовать». Еще не зная своих организаторских способностей, я побоялся уйти из Большого театра. Первые шаги в создании ансамбля — набор труппы, формирование репертуара, определение творческой линии будущего коллектива — я делал, оставаясь в штате Большого. А уволился из театра я только в тридцать девятом году».

Первая репетиция дебютной программы Ансамбля народного танца состоялась в 1937 году. С этих пор Игорь Моисеев бессменно руководил ансамблем. Интерес к

фольклору у балетмейстера зародился еще во время его путешествий по СССР. Он собирал впечатления по всей стране, изучал пластику и исторические особенности танца народов государства. Первым успехом была постановка, посвященная Белоруссии. Моисеев объездил много белорусских деревень, впитывал в себя песни и мотивы жителей этой республики. Позднее поставил танец под названием «Бульба», а когда через 15 лет побывал в Белоруссии, то обнаружил, что повсюду танцуют «Бульбу». «Спрашиваю: откуда у вас этот танец? Мне отвечают: «А он у нас всегда был». Хотя все фольклористы подтверждали, что этот танец появился в Белоруссии после моей постановки. Если твое творчество настолько признает народ, что считает его своим, — это ли не высшая форма признания!» — вспоминал Игорь Моисеев.

На протяжении своей карьеры он поставил более 300 танцев. Этот факт вошел в книгу рекордов Гиннеса. Моисеев побывал более чем в 60 странах. В танце прославил Белоруссию, Украину, Молдавию, Киргизию, Узбекистан, Таджикистан, Казахстан, Монголию, Татарстан, Бурятию, Азербайджан, Болгарию… За рубежом он воспевал не только СССР, но и танцы народов всего мира. Зрители узнали и немецкий вальс, и польский «Трояк», и финский танец, и китайские танцы с барабанами, греческие хороводы, испанские баллады, югославские танцы, мексиканские сюиты и даже пародии на рок-н-ролл. Сам Игорь Моисеев говорил: «Из моей жизни легче составить путеводитель, чем биографию». В одном из интервью он вспоминает о своей первой поездке в Югославию, в Сараево: «На площади перед театром собрался весь город. Когда мы вышли из поезда, публика, раздвинувшись в обе стороны, стала бросать нам под ноги розы. Февраль, шел мокрый снег, мы поначалу поднимали цветы с земли, но поднять все было невозможно. И по ковру из роз мы прошли в театр. Как можно такое забыть?!»

Но были и страшные дни, 1937 год, когда все боялись слова «Лубянка». Несколько раз Моисеев оказывался там. Его «просили со скрытой угрозой в голосе» ставить парады, спасать выступления спортивного общества «Динамо», получать награды для института физкультуры имени Сталина. Но при этом он имел смелость попросить у самого Сталина новое помещение для своего ансамбля. И получил его.

Он 18 раз отказывался от вступления в партию и так и не вступил. Говорили, что «хоть он и беспартийный, но полезнее любого партийца».

«Потому что, если надо было разрядить международную ситуацию, посылали не дипломатов, а ансамбль — и мои артисты делали с публикой что хотели. Так было в Финляндии в 1945 году, в послевоенной Европе в 1946 году, во Франции в 1955 году, когда мы, первые из советских коллективов, буквально сорвали «железный занавес» между СССР и Европой, а потом в США в 1958 году именно мы растопили лед «холодной войны», — вспоминал Игорь Моисеев в интервью газете «Известия».

101 год прожил великий балетмейстер. Теперь мы можем сказать, что его танец пережил эпоху, а талант навсегда остался свободным.

http://www.taday.ru/text/77 467.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru