Русская линия
Фонд стратегической культуры Александр Крылов06.11.2007 

Грузия: вторая «революция роз»?

Острый политический кризис в Грузии опять пришелся на ноябрь. Для грузинской оппозиции это имеет символическое значение, так как именно в ноябре 2003 года одержала победу «розовая» революция в Грузии, а через год — «оранжевая» на Украине. К настоящему времени иллюзий по поводу «победившей демократии» не осталось ни там, ни там.

К разряду главных достижений «розовой революции» обычно относят свержение А. Абашидзе и «реинтеграцию» Аджарии, реорганизацию грузинского оборонного ведомства и участие Грузии в операциях в Афганистане, Косове и Ираке. От национальных интересов Грузии эти «достижения», мягко говоря, далеки.

Фактическая отмена автономии Аджарии продемонстрировала абхазам и осетинам цену обещаниям Тбилиси гарантировать права национальных меньшинств. В результате мирное урегулирование абхазской и южноосетинской проблем стало еще более труднодостижимым. Да и уровень жизни большинства населения Аджарии под властью нынешних тбилисских правителей намного снизился по сравнению со временами Абашидзе.

Реформа грузинской армии не сделала ее настолько боеспособной, чтобы решить проблемы Абхазии и Южной Осетии силовым путем. К тому же военное ведомство (как и все остальные) продолжает сотрясаться бесконечными скандалами и кадровыми чистками. Пребывание грузинских военных в Ираке и Афганистане ставит Грузию в зависимость от непредсказуемых мировых геополитических процессов. А это чревато опасностью для самого существования небольшого кавказского государства.

Однако главный провал режима Саакашвили состоит в том, что он оказался не в состоянии улучшить социально-экономическую ситуацию. Основные проблемы, которые власти обещали решить, так и остались нерешенными. Страна не превратилась в успешную демократию западного образца, в высших эшелонах государственного управления процветают коррупция и некомпетентность. Продолжается перераспределение собственности, а прокуратура превратилась в инструмент репрессий против оппонентов режима. Развернутая кампания борьбы с коррупцией носит явно избирательный характер и направлена, прежде всего, против политических противников Саакашвили, а лояльные президенту или связанные с нынешней властью грузинские предприниматели и олигархи, прочно отождествляемые в грузинском обществе с коррупцией и криминальным миром, остаются для грузинской прокуратуры «священными коровами».

Даже по сравнению со временами Шеварднадзе объем производства в Грузии значительно уменьшился. В 2001 г. доля производства в валовом национальном продукте составляла 48%, теперь эта цифра равна 12%. Остается нерешенной проблема электроснабжения: во многих районах сельской местности оно отсутствует на протяжении долгих лет. Постоянно растут цены и налоги. Большинство 4-х миллионного населения Грузии остается за чертой бедности, инфляция свела на нет увеличение пенсий, число безработных достигает, по разным подсчетам, от 50 до 65% трудоспособного населения.

Власти провели массовые сокращения в системе образования. В результате закрытия бесплатных школ и детских садов на улице оказалось более 800 профессоров и преподавателей Тбилисского университета. При этом в Университете процедура увольнения носила подчеркнуто унизительный характер. В день зарплаты не знающие о своем увольнении профессора подходили к кассе, чтобы получить свои ежемесячные 37 долларов, а им объясняли: «Вам не положено, вы здесь больше не работаете». Продолжается массовый исход из Грузии социально активной части населения, которая оказалась лишенной возможности выживания и каких-либо перспектив на родине. Согласно данным грузинских НПО, только в России на сегодняшний день находится около 1,2 миллиона грузин.

В мае 2007 г. Саакашвили впервые заявил, что он готов к «разочарованию народа» и допустил возможность своего ухода: «Реформаторам не следует рассчитывать на то, что им удастся постоянно поддерживать в обществе радостные настроения. Им следует примириться с тем, что рано или поздно их избиратели будут в них разочарованы, и им придется по воле народа покинуть свои посты». Однако Саакашвили вряд ли может претендовать на роль «не понятого толпой» реформатора — никаких реальных реформ за годы его правления не было.

Под флагом демократизации Саакашвили установил в стране диктатуру. Законодательные органы лишены какой-либо самостоятельности, парламент стал фактически однопартийным и настолько управляемым, что превратился в механизм одобрения принимаемых президентом решений. Правительство формируется на основании симпатий Саакашвили. Судебная власть также лишена самостоятельной роли и используется властями для расправ над политической оппозицией и инакомыслящими.

После победы «розовой революции» руководящий аппарат начал формироваться исключительно по принципу личной преданности президенту. Настроения Саакашвили переменчивы, поэтому характерной особенностью его правления стали постоянная кадровая чехарда и острый дефицит квалифицированных руководителей во всех ветвях власти.

В свое время одним из немногих достижений правления Шеварднадзе была свобода СМИ, которые имели возможность жестко критиковать власти, чем внесли немалый вклад в свержение второго президента Грузии. После победы «розовой революции» свобода прессы была резко ограничена, а неугодные властям СМИ стали подвергаться постоянным гонениям.

Заявленный Саакашвили курс на либеральные преобразования в экономике вылился в банальную распродажу госимущества. Остались нерешенными острейшие проблемы сельского хозяйства Грузии: нехватка земли у значительной части грузинского крестьянства и отсутствие рынка сбыта произведенной сельскохозяйственной продукции. Единственным таким рынком для Грузии может быть Россия, но тут интересы грузинских сельских производителей имели явно второстепенное значение по отношению к внешнеполитической ориентации Саакашвили.

Значительная часть населения Грузии до сих пор продолжает выживать за счет родственников, работающих в России и других странах. Объем ежегодных финансовых поступлений в виде наличных денег, переводов из РФ в Грузию и т. д. составляет не менее 1 миллиарда долларов, что сравнимо с совокупной финансовой помощью со стороны США и стран Европы.

В настоящее время социально-экономическая ситуация в Грузии — наихудшая в Закавказье. В условиях роста цен на продовольствие на мировых рынках правительства Азербайджана и Армении сумели, например, в этом году почти удвоить пенсии. В Грузии же размер пенсии так и остался на уровне 38 лари (около 20 долларов США), надбавка пенсионерам за стаж и заслуги выплачивается только в Тбилиси от местной мэрии в размере 10 лари (5,5 долларов США). Новые рабочие места не создаются, старые — ликвидируются, увольняются целые организации, люди не могут найти работу. Фактически за бортом жизни остались все, кому за 35.

Один из лидеров оппозиционной партии «Новые правые» в интервью газете «Многонациональная Грузия» (N9, сентябрь 2007) так описывает Грузию времен Саакашвили: «Мы каждый день видим, как нарушаются права представителей малого бизнеса, права продавцов, стоящих на базарах и ярмарках. Права частной собственности в этой стране практически не существуют. Каждый день у людей отбирают их собственность. Все это приняло сегодня тотальный характер. Люди просыпаются в страхе, не зная, чего ожидать от сегодняшнего дня и, тем более, от завтрашнего. Возможно, для власть имущих и их близкого окружения жизнь улучшается, но экономическое состояние населения в целом очень тяжелое».

Решению сложнейших социально-экономических проблем препятствует избранный Саакашвили курс на милитаризацию Грузии. Несмотря на то, что значительная часть военных расходов покрывается за счет программ помощи США и НАТО, курс на войну ложится тяжелым бременем на экономику страны. В 2005 году Грузия по размерам военного бюджета опередила экономически куда более благополучные Армению и Азербайджан. В бюджете 2006 г. наращивание военных расходов было продолжено: на нужды Министерства обороны было выделено 220 миллионов долларов, на нужды Министерства внутренних дел Грузии — еще 110 миллионов долларов (в 2005 году — 177,6 млн. и 85 млн. долларов соответственно). В 2007 г. военный бюджет Грузии достиг беспрецедентных размеров и составил около 576 млн. долларов.

Несмотря на проводимое Саакашвили ускоренное военное строительство, грузинская армия явно не в состоянии самостоятельно разгромить довольно боеспособные и пользующиеся поддержкой местного населения вооруженные силы Абхазии и Южной Осетии. Поэтому грузинское руководство рассчитывает на прямую военную помощь со стороны США и НАТО. Саакашвили неоднократно заявлял, что к 2006-му, в крайнем случае, к 2008 году его страна при поддержке Евросоюза и США вступит в НАТО. Правда, к его большому разочарованию представители альянса дали понять, что Грузия слишком далека от стандартов НАТО.

Западные союзники не раз в жесткой форме указывали Саакашвили, что в современной международной ситуации он не может рассчитывать на проведение военной операции по покорению мятежных республик с участием войск НАТО. Тем не менее, тбилисский лидер продолжает лелеять надежду, что в Грузии возможен «косовский сценарий» и что его режим в обмен на стопроцентную лояльность получит от США и НАТО военную помощь в решении абхазской и южноосетинской проблем. Однако загвоздка в том, что сейчас возможности администрации Дж. Буша вмешиваться в дела постсоветских государств сократились, а в условиях обострения ситуации на Ближнем и Среднем Востоке будут сокращаться дальше.

За годы правления Саакашвили политика Грузии утратила те немногие остатки самостоятельности, которые сохранялись при Шеварднадзе. Внешняя политика Тбилиси приобрела однозначно проамериканскую ориентацию. По сути дела, эту политику определяет не нынешний грузинский президент, а те зарубежные кураторы, которые когда-то спонсировали «розовую революцию» и его приход к власти в Тбилиси.

Виртуоз политической демагогии, Михаил Саакашвили правит откровенно авторитарными методами. То, что в условиях глубокого политического и социально-экономического кризиса пятая часть бюджета страны направлена на военные цели, свидетельствует о беспрецедентном авантюризме и о полной зависимости от внешних сил, сделавших определенный политический заказ. Надо сказать, что, несмотря на нарастающую в США критику режима Саакашвили, администрация Дж. Буша продолжает оказывать нынешнему тбилисскому правительству щедрую финансовую помощь. За последние десять лет США вложили в Грузию более 1,3 миллиарда долларов и еще 64 миллиона на подготовку и оснащение грузинских пограничников и создание антитеррористических подразделений (часть из них была направлена в Ирак).

Нынешнее грузинское руководство делает все, чтобы осложнить роль России как гаранта безопасности в зонах абхазского и югоосетинского конфликтов, надеясь в обмен на поддержку политики США на постсоветском пространстве, Большом Ближнем Востоке и в деле «распространения свободы и демократии» (по словам самого Саакашвили, от Белоруссии до Кубы, Северной Кореи, Бирмы и Зимбабве) получить эффективную помощь США/НАТО в решении своих проблем. В последнее время наблюдается усиление дипломатического давления на руководство непризнанных республик, при поддержке США активизировалась работа над созданием собственных миротворческих сил блока ГУАМ с участием в этих силах некоторых стран НАТО из числа бывших членов Варшавского договора и т. п. Однако рассчитывать на прямое вмешательство Запада в кавказские дела, видимо, уже не приходится: у Вашингтона и Брюсселя слишком много нерешенных проблем в других жизненно важных регионах.

Грузия при Саакашвили окончательно превратилась в государство с ограниченным суверенитетом, но американская администрация будет поддерживать Саакашвили лишь до тех пор, пока это будет отвечать ее собственным геополитическим интересам. В условиях прогрессирующего, по выражению Саакашвили, «разочарования народа», в Вашингтоне могут посчитать, что песенка «розового лидера», как ранее Шеварднадзе, спета.

Что ожидает Грузию в будущем? В случае, если Саакашвили удержит власть, последует дальнейшее «закручивание гаек»: править иными средствами этот режим не в состоянии. Фоном репрессивной внутренней политики будет разжигание националистической истерии, еще более жесткая конфронтация с Россией, новые военные авантюры в Абхазии и Южной Осетии. Очень вероятно, что подобный курс будет проводиться и в случае, если нынешний кризис завершится выходом на политическую сцену армии или включением во власть части оппозиционных лидеров (последнее особенно вероятно, если на этом будут настаивать США/НАТО).

В случае же победы второй «революции роз» возможны и более оптимистические варианты. Конечно, новые лидеры тоже могут пойти по старому пути — вновь начать делить власть, имущество, источники доходов, могут сохранить одностороннюю ориентацию на Запад и на конфронтацию с Россией. Однако, если противостоящие Саакашвили силы осознали, что продолжать идти старым путем для страны самоубийство, к власти могут придти люди, учитывающие действительные национальные интересы Грузии. Тогда у народа появится, наконец, шанс покончить с тем политическим и социально-экономическим маразмом, в который его столько лет подряд загоняли сменявшие друг друга постсоветские правители.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1050


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru