Русская линия
Вода живаяПротоиерей Сергий Глаголев06.11.2007 

Служение мирян

Каков смысл, значение, сущность Крещения, Миропомазания и, соответственно, членства в Церкви? Мы не найдем определения членства в Церкви ни в одном уставе. Его можно просто определить как «служение». Все призваны служить. Народ Божий призван к служению — не к тому, чтобы ему служили, но именно к служению. Вниманию читателей предлагается доклад на нью-йоркской конференции, посвященной служению мирян (1986 Г.).

Все призваны к служению. Это относится не только к духовенству, но ко всем верующим, составляющим Церковь. В начале Священного Писания, в книге Исход, Господь избирает Свой народ, laos theou (греч. народ Божий. — Прим. пер.).

Его народ призывается из среды других народов. Бог возлагает священнические функции на Аарона и благословляет на священство мужчин из рода Ааронова. Однако и эти священники избираются из народа, из служащего народа, из Его народа, который Он призвал, чтобы исполнять Его работу, Его волю, чтобы осуществлять Его план.

Почему наша Церковь так медленно растет? Именно потому, что мы практически никогда не выходим за рамки служения нашим собственным людям. Вместо служения им, нам следовало бы служить вместе с ними, чтобы возрастала наша Церковь, чтобы ее миссия и деятельность расширялась в нашей стране и повсюду.

ОБРАЗЫ СВЯЩЕННОГО В СЕКУЛЯРНОМ МИРЕ

Мне очень нравятся образы апостола Павла, которые он использует в своих посланиях, говоря о народе Божием. Он часто употребляет образы из области военной службы. Также он говорит о марафоне, забегах и в некоторых местах об Олимпийских играх. Проводя аналогии с сегодняшним миром, мы могли бы мыслить в терминах футбола, бейсбола и марафона.

Апостол Павел видит в секулярном мире образы священного. Он не отделяет священное от мирского. Он видит их и использует в своей борьбе. Именно по этой причине Послания так реалистичны.

Когда апостол Павел говорит о народе Божием, о служении народа Божия, он имеет в виду всех считающих себя членами Церкви. Используя его военную терминологию, можно сказать, что если в воинствующей Церкви только духовенство выполняет функцию служения Церкви, то положение дел подобно бою, в котором участвуют одни генералы. Вы можете себе представить, как нелепо это выглядело бы? Наверное, это был бы прекрасный способ остановить все войны! Но в реальном мире невозможно представить себе такую ситуацию.

Когда речь идет о служении Церкви, то действие разворачивается именно на этих передовых линиях — в ваших домах и ближайшем окружении, на вашей работе, в нашей стране. Все это — передовые линии. Мы не можем осуществлять деятельность Церкви без войск, без солдат, без тех, кто научился служить, научился быть полезным, быть верным, научился понимать основные принципы и реализовывать их, научился отдавать свои жизни и свои сердца. Это как раз то, о чем говорит апостол Павел, и именно этого подхода к служению мы должны придерживаться.

Апостол Павел использует еще один образ — образ забегов. Что произошло бы во время марафона, если бы в гонке участвовали только тренеры, а все остальные остались бы дома у телевизора? Это как раз то, что мы допустили в Православной Церкви. Тренеры участвуют в забеге. Все остальные просто присутствуют на нем. Мы присутствуем на службах, мы присутствуем на занятиях в воскресных школах. Мы просто присутствуем. Иногда мы даже даем советы священнику, как ему лучше поступать (хорошо еще, если на приходских собраниях), хотя на самом деле мы должны участвовать в забеге вместе с тренерами. Тренеры могут бежать рядом с нами, вместе с нами, но не вместо нас. Священники могут помочь с тренировкой, они могут содействовать, но в конечном счете, участие в забеге — это дело каждого члена Церкви.

ЛИНИЯ НАСТУПЛЕНИЯ

Несколько лет назад мой сын в средней школе начал играть в футбол. После игры я как-то сказал ему: «О, этот защитник просто великолепен!». Но мой сын преподал мне очень важный урок. Он сказал: «Пап, ты думаешь, игра происходит там, где находится защитник и происходит вся эта суматоха? Нет. Если не будет линии наступления, то этого защитника мгновенно сметет атакующий противник. Важнее всего — эта линия». Поймите, что именно передовая линия перемещает мяч, и защитник — священник или епископ — не смогут ничего сделать без этой передовой линии. Он будет постоянно проигрывать, пока эта линия не будет работать вместе с ними, для них, понимая суть игры и внося в нее свой вклад.

Для меня это было откровением. Действительно, глядя на игру своего сына, понимаешь очень многое. Начинаешь видеть действительно удивительные вещи. Начинаешь видеть, что происходит, когда линия наступления получает и отдает мяч, что происходит, когда кто-то промахивается, что происходит, когда отсутствует командный дух и игроки не действуют сообща. Потом начинаешь видеть ошибки. Ты видишь, что происходит с нападающими и с защитниками, когда нет четкой линии. Мяч не движется в нужном направлении.

Нам не нужно еще одно поколение, которое, подобно спортивным телекомментаторам, просто говорит о футболе. Я устал выслушивать долгие пояснения о том или ином предмете или давать такие пояснения. Давайте учить людей помогать вместо того, чтобы просто говорить об игре, говорить о миссионерской деятельности или церковноприходских школах. Давайте приобретать необходимые навыки для обучения других людей, чтобы Церковь росла, чтобы возрастала сила, мощь, любовь и полнота, которыми она призвана быть в нашей стране. Говоря о силе, я имею в виду человеческую силу — не какие-то особые программы или материалы — но человеческую силу, силу laos’а (греч. народа. — Прим. пер.), силу мирян. Именно в них — наша крепость. Служение мирян — это возврат к истокам, когда все верующие, все верные начинают использовать свои дары и таланты на благо Церкви; то есть не просто присутствуют на службах, но служат, являются служителями.

Неслучайно само православное богослужение называется «службой». Богослужение Церкви — это совместное дело всего христианского народа, который обозначается одним понятием «служитель».

В Таинствах ко всем христианам прилагается одно и то же слово — «служитель» (англ. «servant», в нашем церковно-славянском богослужении — «раб», но греческий термин doulos имеет оба указанных значения. — Прим. ред.). Это означает, что никто не может отказаться от служения Христу и Его Церкви.

Разве хоть в одном Таинстве к нам обращаются абстрактно? Каждый раз это личное обращение, всегда произносится имя человека — Мария, Иоанн, Андрей. Тем самым это личностное признание. Но, может быть, нас просто называют по имени? Нет, нас всегда идентифицируют как служителей Божиих, и это обозначение добавляется к нашему имени.

Что это — просто пустые слова или некая прекрасная, мистическая связь со славным византийским прошлым? Конечно же, нет! В богослужении нет ни единого слова, которое не следовало бы воспринимать предельно серьезно.

И если священник или епископ обращается к нам как к «служителю Божиему», мы должны верить в это! Это тот, кем мы призваны быть, это то, что мы должны делать, — быть служителями Божиими, быть служителями общины, быть служителями епархии — служителями Божиими, называемыми по имени. Именно в этом — суть любого служения.

Каждое Таинство предполагает начало, закладываемое в Крещении и Миропомазании, в тех актах, через которые мы вступаем на служение и становимся причастными жизни Самого Христа — Того, Кто пришел, чтобы служить, а не чтобы Ему служили. Каждый новый член Церкви принимает крещение, вводящее его в эту новую жизнь служения.

Миропомазание дает нам возможность силою Святого Духа использовать наши руки, глаза, уши, уста, обоняние и ноги для служения Церкви, продолжать служение Христа в мире, и в каждом из этих Таинств нас называют «служителями Божиими».

В Таинстве Покаяния мы возрождаемся и примиряемся, вновь становимся пригодными для служения Церкви. Каким образом? Мы вновь начинаем соответствовать крещальной благодати. Мы приходим и говорим: «Мы ничего не стоим. Наши грехи отделили нас от нашего святого и высокого призвания», и покаяние возрождает нас для служения. Как мы получаем это прощение? Как «служители Божии».

В самом Причастии — koinonia — в сообществе и трапезе, когда мы становимся причастными Божественному свету в Теле и Крови Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, к нам обращаются как к «служителям Божиим».

Разве речь здесь идет только о нашем собственном духовном служении? Разве мы действительно полагаем, что если оно духовно, то оно не может быть эгоистичным? В своей жизни я видел слишком много духовного эгоизма. Здесь мы принимаем Христа в Святых Дарах, поэтому мы можем сказать нашему ближнему и даже нашему врагу: «Христос, Который во мне, любит тебя».

Я не имею права сохранять в сердце злобу, потому что я стал причастным самому Прощению, самому Божеству. Теперь я должен служить. Я должен служить любви. Я должен служить Богу, чтобы стать по благодати тем, кем является Христос по природе.

Брак сам по себе должен быть служением христианского свидетельства. Именно поэтому на супругов возлагаются мученические венцы (греч. martyr означает одновременно «мученик» и «свидетель» — Прим. ред.). Наш дом должен быть частью этого служения, этого свидетельства в ближних, в общении.

Служение начинается и возрастает в доме, в семье, в кругу родственников и друзей, там, где мы работаем и живем.

Мы заключаем брак друг с другом как «служители Божии». Романтические отношения прекратятся очень быстро, если в них не участвует Иисус Христос, если наша любовь не является служением, цель которого — отдача себя друг другу, любовь друг ко другу и реализация той любви, которой все мы соединены с Самим Христом.

Рукоположение — это расширение нашей семьи в мир, и именно поэтому Православная Церковь, в отличие от Католической, не рукополагает в священный сан исключительно целибатов. Каждый священник знает, что рукоположение — это мученический венец, и вся жизнь является им же для каждого из нас.

Наконец, даже в помазании святым елеем совершается служение. Это Таинство существует не просто для молитвы о чудесном исцелении, но для осознания того, что истинное исцеление связано с помазанием служителя Божия, т. е. даже в болезни, преклонном возрасте, даже умирая можно совершать служение — служение мужества, веры и надежды.

Это и служение радости обо всем том, чем мы поделились, чего мы ожидаем, что мы приняли от изобилующей любви Божией. Нам даже сложно представить, какую красоту и радость могут обрести совершающие это служение Господу — красоту и радость, которые даруются всем любящим Христа.

НАШЕ СЛУЖЕНИЕ В МИРЕ

Крещение, Миропомазание и все другие Таинства должны готовить нас к служению, к нашему служению в этом мире. И в этом служении мы призваны действовать как равные Богу. Мы очень часто говорим о Крещении как начале христианской жизни, о Миропомазании как о даре Святого Духа, как о получении реальной возможности жить этой жизнью. Мы вспоминаем о посте Христа после Его крещения и сами постимся в подражание Ему. Мы постимся, готовясь к Пасхе, к Рождеству, чтобы почтить память апостолов и Богоматери. Но есть и другой аспект этих событий в жизни нашего Господа.

Зачем Он крестился? Чтобы мы могли войти в Его крещение и Его жизнь. Зачем Он постился? Чтобы иметь возможность разделить с нами все то, чем искушаются люди. Апостол Павел говорит в Послании к Евреям: «Он, подобно нам, искушен во всем, кроме греха» (Евр. 4, 14). Итак, мы крестимся и постимся. Но что же сделал наш Господь после этого? Он начал Свое служение.

Все предшествующие события готовили Его к служению. Но кто должен продолжать это земное служение? Почему в своей молитве о Церкви (Ин. 17, 15−18) Христос говорит: «Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла… Как Ты послал Меня в мир, так и Я послал их в мир»? Мы остаемся в мире. Для чего? Чтобы продолжать служение Христа в Его Теле, в Церкви.

К этому служению призваны все. Мы призваны не просто соблюсти пищевые предписания поста, а затем сказать: «Здорово! Христос воскресе!» или «С Рождеством!». Наш пост должен вести, готовить нас к служению, вновь и вновь усиливать в нас призыв к нему.

УЧИТЬ, ПРОПОВЕДОВАТЬ, ИСЦЕЛЯТЬ

Каким было служение нашего Господа? Он учил, проповедовал и исцелял. Если примером своей жизни мы не учим, не проповедуем, не исцеляем, то мы вообще не христиане! «Учить» не означает «объяснять», как мы, к примеру, объясняем значение икон. Мы призваны быть иконами! Согласитесь, что если икона не учит, не проповедует или не исцеляет, то это не икона. То же самое можно сказать и про нас. Мы должны учить, но это не означает «объяснять» или «обсуждать» — мы должны быть последователями Христа, работниками Христа.

Наша проповедь должна отражать в нас самих Благую весть о спасении. Об исцелении же апостол Петр говорит как о любви, покрывающей множество грехов. Поскольку Бог первым возлюбил нас, нам вверено это служение любви, благодаря которому мы можем любить других и исцелять, быть бальзамом на жизненные раны других людей — в их одиночестве, в их разделениях, в их боли и отчаянии.

Для того чтобы учить, проповедовать и исцелять, мы должны научиться управлять своей жизнью, поскольку у нас обычно недостает времени, денег и ресурсов для совершения всего, к чему мы призваны — к великой задаче роста Православной Церкви. Без управления нашими приоритетами и нашими ресурсами у нас мало что получится.

Во второй главе книги пророка Иоиля говорится: «И будет после того (а ведь мы живем в полноте времени), излию от Духа Моего на всякую плоть (на всех людей), и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши (будут способны говорить, свидетельствовать, своим примером показывать, что Иисус Христос посреди них, что Он воскрес, что Он наполнил нас и что мы сами теперь причастны Его победе над грехом и смертью); старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения. И также на рабов и на рабынь (на всех них) в те дни излию от Духа Моего» (Иоиль 2, 28−29).

Именно об этом виде служения следует вести речь, когда мы говорим о молодежном служении и о служении мирян вообще. Рост прихода осуществляется благодаря приходскому совету, а деятельность самого прихода заключается в евангелизации общества, в возвращении тех людей, которых мы потеряли, а не в предании забвению имен тех, кто далек от Церкви. Нам следует сказать: «Мы ответственны за людей, далеких от Церкви. Давайте выйдем из храмов и найдем их. Давайте выйдем из храмов и убедим их, что они важны для нас. Мы ответственны за них. Мы должны заботится о них».

Семейная жизнь — это то место, где начинается служение. Научение служению начинается именно в семье. Свидетельствуя своей семейной жизнью, мы свидетельствуем обществу о Православии — показывая, кто мы есть, как мы живем, какие цели и приоритеты проявляются в нашей жизни. Подлинное свидетельство — именно это, а не еще один фильм на православную тематику. В нашем свидетельстве — вашем и моем — люди должны увидеть, как мы живем, как мы поступаем, какие у нас цели и, как следствие, что такое Православие. Поэтому когда кто-то будет спрашивать: «Что такое Православие?», не будет необходимости давать расхожий ответ: «Ну, как тебе объяснить. Понимаешь, это Русская Церковь, хотя на самом деле она греческая, однако мы служим на английском». Людям не придется задавать такие вопросы, если, как предполагает Иоиль, свидетельство нашей жизни будет являть, чем Православие должно или может быть, — но только если мы действительно серьезно будем относиться к служению мирян. Тогда находящиеся вне церковной ограды скажут: «Кто эти люди, так сильно любящие друг друга? Что за Церковь даем им такую силу, такие приоритеты в их жизни? Посмотрите на их радость! Посмотрите, какими счастливыми делает их эта Церковь!» Тогда они не будут видеть наших грустных лиц и слышать слов: «Я православный, у меня пост».

СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ — НАШ УЧИТЕЛЬ

Итак, приступим к делу, но выслушаем прежде Слово Божие: «Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф. 20, 26−28).

«А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира. Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь». Новое творение, новое человечество познается и раскрывается в нашем поведении, в том, что мы делаем, в наших целях, а не в наших словах. (Гал. 6, 14−15)

«Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе: Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной». Мы читаем в этом отрывке, а также на Литургии св. Василия Великого, что Он уничижил Самого Себя, став слугой, чтобы мы в нашем служении могли уподобиться Его славе (doxa). Хочется надеяться, что это будет правильная слава — Православие (orthodoxa). (Флп. 2, 5−8)

Протоиерей Сергий Глаголев, священник Православной Церкви в Америке, преподаватель Свято-Владимирской семинарии.

Перевод Натальи Хулап

http://journal.aquaviva.ru/2007/11/36.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru